Доступность ссылок

Срочные новости

Когда инвестиции зависят от прихоти лидера


Глава Чечни Рамзан Кадыров (в центре) на открытии горнолыжного курорта «Ведучи». Январь 2018 года.

Лидер Чечни рекламирует российскую республику как отличную инвестиционную возможность, но богатые чеченцы не участвуют в этой акции.

Рамзан Кадыров, поддерживаемый Кремлем глава Чечни, никогда, кажется, не устает рассказывать всем, кто готов это слушать, сколько он сделал для беспокойного Северо-Кавказского региона в России. Кадыров может похвастаться привлечением иностранных инвестиций в Чечню, причем большая часть из них поступает с Ближнего Востока.

Иностранные инвестиции в Чечню в 2016 и 2017 годах составили около 23 миллиардов рублей (около 400 миллионов долларов). В частности, деньги поступали от семи компаний из стран Ближнего Востока, Китая и Южной Кореи.

Рамзан Кадыров не единственный, кто твердит о деловых возможностях Чечни. По данным недавнего исследовательского отчета, международная консалтинговая фирма PwC также настроена оптимистично в связи с северокавказской республикой.

Аппетит Кадырова к иностранным инвестициям не проходит. Согласно опубликованным сообщениям, чеченский лидер рассчитывает на привлечение инвесторов из Германии в 2018 году.

Неясно, как у него это получится, учитывая не самые лучшие отношения чеченского лидера с Западом, который, как правило, критикует суровые порядки, установленные Рамзаном Кадыровым в Чечне.

Программный директор московского бюро Human Rights Watch Таня Локшина, выступая в комитете Парламентской ассамблеи Совета Европы в январе 2016 года, заявила, что в течение почти десятилетия «по благословению Кремля» Кадыров «планомерно искоренял все проявления инакомыслия и постепенно выстроил режим личной тирании в Чечне».

«Репрессии стали особенно вызывающими в последние два года, — заявила она тогда, — власти злобно расправлялись с теми, чья общая лояльность по отношению к Кадырову сомнительна».

Тем не менее PwC видит «конкурентные преимущества», которые предлагает Чечня, включая сырьевые богатства, возможности для туризма, транспортные связи, молодое растущее население и дешевые издержки производства.

ГДЕ «СВОИ» ИНВЕСТОРЫ?

Некоторые иностранцы клюнули на предложения инвестировать в Чечню, но в элите Чечни многие, похоже, опасаются вкладывать свои деньги в республику.

Выступая в правительстве Чечни в 2009 году, Кадыров заявил, что только трое — Абубакар Арсамаков, Ваха Агаев и Руслан Байсаров — прислушались к призыву к чеченской диаспоре активно участвовать в реконструкции республики, пережившей две войны в 1990-х годах.

Остаются ли эти трое такими же оптимистами в 2018 году, какими были когда-то?

Глава Чечни Рамзан Кадыров (справа) и бизнесмен Руслан Байсаров на презентации проекта горнолыжного курорта «Ведучи». 27 февраля 2013 года.
Глава Чечни Рамзан Кадыров (справа) и бизнесмен Руслан Байсаров на презентации проекта горнолыжного курорта «Ведучи». 27 февраля 2013 года.

Руслан Байсаров занимает 112-е место в списке самых богатых в России по версии журнала Forbes, его состояние оценивается в 900 миллионов долларов.

У чеченского строительного магната хорошие отношения с Рамзаном Кадыровым. Предполагалось, что именно эти тесные связи заставили Байсарова потратить деньги на строительство вблизи его родного села Ведучи горнолыжного курорта, который недавно торжественно открылся. Однако с начала 2018 года его не видели в Чечне. Байсарова даже не видели на торжественном открытии горнолыжного курорта в Ведучи. Наблюдатели говорят, что еще слишком рано говорить о том, что его отодвинули, но его отсутствие вызывает вопросы.

Ваха Агаев, депутат Государственной думы России, финансировал строительство школы в Урус-Мартане, создавая себе имидж филантропа. Он также выделил деньги на строительство медресе в селе Рошни-Чу, где он также участвовал в строительстве газопроводов.

Связи были такими тесные, что, по сообщениям, Рамзан Кадыров сам в 2013 году организовал в столице Чечни Грозном празднование 60-летия Вахи Агаева. Сейчас Агаев предпочитает обходить Чечню стороной, а судьба его инвестиций остается неопределенной.

Абубакар Арсамаков является председателем Московского индустриального банка. В 2007 году он подружился с Кадыровым, когда тот лично вмешался, чтобы найти и освободить двух похищенных братьев Арсамакова. В 2010 году Арсамаков получил орден имени Ахмата Кадырова, высшую награду Чечни. Он один из немногих чеченских магнатов, которые вкладывают средства в Чечню. Он построил торговый центр, «Гранд-Парк». Однако позже лишился своего бизнеса в Чечне.

«ВЫУЧЕННЫЙ УРОК»

По словам экспертов, такой сценарий печально известен в Чечне: когда бизнес начинает приносить доход, Кадыров или люди из его ближайшего окружения отбирают его у хозяев.

Другие чеченские бизнесмены, похоже, давно выучили этот урок.

Хусейн Джабраилов, некогда работавший заместителем премьер-министра Чечни, однажды заявил о намерении инвестировать в свою родину. Некоторое время его действия соответствовали его словам, Джабраилов вложил деньги в реконструкцию Грозненского аэропорта. Но всё изменилось, когда он был вытеснен с правительственной должности в 2007 году.

В марте его брат Умар сообщил, что рассматривает возможность инвестирования в судостроительный завод в Крыму, оккупированном Россией, но неизвестно, вкладывает ли он деньги в Чечню.

По данным Forbes, владелец холдинговой компании Alliance Group Муса Бажаев владеет состоянием примерно в 600 миллионов долларов.

Он с самого начала избегал инвестирования в Чечню. Кадыров раскритиковал Бажаева за то, что тот не смог выделить обещанные 50 миллионов долларов на строительство районной больницы и школы в Урус-Мартане, а также на восстановление других социальных объектов.

«Такие, как Бажаев, делают только себе рекламу, и, к сожалению, таких бизнесменов немало», — посетовал Кадыров в 2006 году.

Оказалось, что Муса Бажаев готов инвестировать в другие регионы России, но не в ту республику, в которой родился.

То же самое касается чеченского бизнесмена Малика Сайдуллаева, считающегося одним из богатейших чеченцев. Его состояние оценивается в 500 миллионов долларов, но он не смог инвестировать в какие-либо значительные проекты в северокавказской республике.

Покойный Саламбек Хаджиев, бывший министр правительства Чечни, также не делал значительных инвестиций в Чечню.

Бизнес-элиты Чечни по большей части, похоже, держатся обособленно. Одним из исключений является Ваха Агаев — состоятельный чеченец, который остается в республике и имеет инвестиции в регионе.

Причина может быть простой. Не секрет, что почти все полномочия по принятию решений в Чечне в значительной степени находятся в руках одного человека — Кадырова. Как и в других авторитарных режимах, инвестиции неустойчивы, зависят от прихоти лидера. Для богатой элиты Чечни риски могут быть неоправданно высокими.

Написано на основе материалов Северо-Кавказской редакции Азаттыка. Перевела с английского Анна Клевцова.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG