Доступность ссылок

Срочные новости:

Чаша терпения. Какой будет операция против йеменских хуситов


Дети в камуфляже держат в руках макеты РПГ, в то время как взрослые хуситы собираются почтить память 10 своих бойцов, погибших в результате удара ВМС США в Красном море. Сана, Йемен, 5 января 2024 года
Дети в камуфляже держат в руках макеты РПГ, в то время как взрослые хуситы собираются почтить память 10 своих бойцов, погибших в результате удара ВМС США в Красном море. Сана, Йемен, 5 января 2024 года

В ночь на пятницу самолёты, корабли и подводные лодки США и Великобритании нанесли воздушные удары по территории Йемена, контролируемой хуситами – исламской шиитской группировкой «Ансар Алла», создавшей в этой стране непризнанное мировым сообществом правительство и имеющей тесные связи с Ираном. На протяжении последних нескольких месяцев хуситы атаковали торговые и даже военные корабли в Красном море и Аденском заливе, утверждая, что делают это ради поддержки группировки ХАМАС, признанной террористической в США и ЕС, в её противостоянии с Израилем. Тем не менее объектами атак хуситов становились и корабли, не имеющие отношения к Израилю. С 19 ноября хуситы совершили более 25 нападений на торговые суда в Красном море. Самое массированное из них произошло совсем недавно, 9 января, и включало преднамеренную атаку на британский эсминец HMS Diamond. Возможно, именно это переполнило чашу терпения США и их союзников. Есть много причин, по которым те не начинали такую операцию раньше, и их анализ показывает, что война с хуситами, вероятно, будет долгой, нелёгкой и без гарантии стопроцентного успеха.

Известия о начале военной операции западных стран в Йемене и вероятность того, что это государство может стать причиной и площадкой для ещё одного крупного международного вооружённого конфликта с участием многих внешних игроков, мгновенно отразились на ценах на нефть на мировых рынках, резко пошедших вверх. Все поставки нефти из стран Персидского залива морскими танкерами в Европу осуществляются через два узких пролива — Ормузский, между Ираном и Аравийским полуостровом, и Баб-эль-Мандебский, между Йеменом и Африкой. Оба пролива, всегда имевшие стратегическое значение для мировой экономики (и крайне уязвимые с военной точки зрения), сегодня теоретически могут стать ареной боевых действий.

В противостоянии с хуситами коалиция западных стран сталкивается с теми же проблемами, которые можно наблюдать и в российско-украинской войне, и в войне Израиля с ХАМАС. Используемое хуситами оружие, в том числе иранские дроны и баллистические ракеты, в разы дешевле тех средств, которыми оно может быть перехвачено и нейтрализовано. Порой в сотни раз: например, дроны, использовавшиеся хуситами во время массированной атаки на корабли в Красном море, стоили, по оценкам журналиста Би-би-си Фрэнка Гарднера, около 20 тысяч долларов каждый, в то время как одна ракета Sea Viper, которыми оснащён британский эсминец HMS Diamond, — больше миллиона долларов. Отдельной строкой идут сопутствующие расходы, такие как топливо для кораблей и необходимость возвращения в порты для переоснащения. Сходство с российско-украинской войной проявляется и в тактике, которую хуситы во многом позаимствовали у Ирана: атаки одновременно большим числом ракет и/или дронов, призванные «перегрузить» системы ПВО противника.

Единственный способ переломить эту тенденцию — перейти от защиты к нападению, что, по сути, и было сделано в ночь на 12 января.

Истребитель Королевских ВВС Великобритании Eurofighter Typhoon наносит удары по позициям хуситов в Йемене после взлёта с авиабазы на Кипре, 12 января 2023 года:

КАКИМ ОРУЖИЕМ ОБЛАДАЮТ ХУСИТЫ?

По данным британского Королевского объединённого института оборонных исследований (Royal United Services Institute for Defence and Security Studies, ранее — Royal United Services Institution, RUSI), а также Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies, CSIS), основными военными средствами, имеющимися в распоряжении хуситов, являются:

  • иранские противорадиолокационные ракеты «Бадр-1»;
  • баллистические ракеты «Буркан-1», модификация северокорейских ракет «Хвасон-6», с дальностью полёта 500 км и боевой частью весом 750 килограммов;
  • иранские авиационные крылатые ракеты «Асеф» с боеголовкой массой 500 килограммов и дальностью полёта 400 километров;
  • крылатые ракеты наземного базирования Quds-1, модификация иранских ракет Soumar, которые, в свою очередь, являются копией советских ракет X-55. Стоит отметить, что рельеф поверхности между Йеменом и Израилем не изобилует перепадами высот и является благоприятным для пуска крылатых ракет в сторону Израиля;
  • противокорабельные крылатые ракеты «Аль-Мандеб 2», являющиеся копией китайских ракет С-802, проданных Китаем Ирану в 1990-х годах и получивших в этой стране имя Noor. Их дальность составляет около 120 километров, а одно из преимуществ — запуск из кузова грузовика, что обеспечивает мобильность и возможность быстро вывести установку из-под ответного удара;
  • беспилотники «Самад-2» и «Самад-3», последний из которых способен преодолевать расстояние до 1500 километров, будучи оснащённым боевой частью;
  • надводные дроны, подобные тем, которые Украина использует для атак против кораблей Черноморского флота РФ.
Ракеты «Буркан-1»
Ракеты «Буркан-1»

Тем не менее главным оружием хуситов является опыт, который они накопили в противостоянии с Саудовской Аравией и возглавляемой этой страной военной коалицией. Это противостояние показывает, насколько сложно будет для США, Великобритании и их союзников прекратить атаки на судоходство в Аденском заливе, Баб-эль-Мандебском проливе и Красном море. В 2021 году хуситы выпустили по Саудовской Аравии более 340 ракет и барражирующих боеприпасов, несмотря на 600 ударов саудовской коалиции каждый месяц, причём удары эти были нацелены именно на инфраструктуру по производству ракет и другого оружия.

Основной слабостью контролирующей север Йемена проиранской группировки, как отмечают в недавнем докладе эксперты RUSI, является недостаток средств нацеливания. Многие береговые радары, в том числе доставшиеся хуситам ещё от армии Йемена, были уничтожены во время войны 2016 года. Сейчас хуситы, как считается, используют разведданные с иранских кораблей-разведчиков — этого достаточно для ударов по гражданским кораблям, но мало для эффективного противостояния военным судам.

Ещё одной проблемой для США, Великобритании и их союзников является тот факт, что контролируемая хуситами часть Йемена является (в отличие от саудовской территории, отделяющей Йемен от Израиля) довольно гористой местностью, позволяя эффективно прятать пусковые установки, в том числе под землёй. Образцы подземных пусковых установок были представлены хуситами ещё в 2018 году. Независимый OSINT-аналитик, ведущий в YouТube блог под именем Covert Cabal, нашёл по открытым источникам — видео и спутниковым снимкам — более 50 точек в горной местности северного Йемена, использовавшихся хуситами для запуска ракет. При этом, как отмечает автор блога, нет никаких гарантий, что хотя бы одно из них будет использовано хуситами снова: установки можно быстро переместить в другие места. «Несмотря на то что США обладают гораздо более продвинутыми разведывательными возможностями, им будет крайне трудно выявить и уничтожить даже не все, а хотя бы большинство пусковых установок», — говорит Covert Cabal в своём обзоре ситуации вокруг Йемена, опубликованном три недели назад.

Как отмечают эксперты Королевского объединённого института оборонных исследований, у возглавляемой США коалиции в этих условиях есть несколько вариантов действий.

  • Ограниченный удар по одной или нескольким не самым значительным целям, чтобы дать противнику возможность подчиниться. После массированной атаки союзников в ночь на 12 января и заявлений хуситов о том, что они намерены продолжать свои атаки, этот сценарий уже не выглядит реалистичным.
  • Масштабная атака с одновременным выдвижением требований хуситам и стоящему за ними Ирану с чётко указанным сроком их выполнения. Такие атаки, как в ночь на пятницу, или даже более масштабные невозможно проводить ежедневно. Тем не менее это может облегчить ситуацию с гражданским судоходством в Аденском заливе и Красном море на определённый период времени, после которого возможна новая эскалация.
  • Наконец, третий вариант — удары пусть и не самые массированные, но сосредоточенные на самых ценных целях, чтобы нанести хуситам наиболее эффективный урон по сравнению с затраченными силами, не сигнализируя о намерении развернуть более широкую военную кампанию. В числе этих целей, полагают эксперты института, не должно быть узлов управления и контроля, а также заводов по производству «отвёрточной» сборки иранских ракет, поскольку они часто находятся в густонаселённой местности, например в столице Йемена городе Сане.

Карта геолоцированных ударов по территории Йемена, нанесённых США, Великобританией и их союзниками в ночь на 12 января:

Какие бы стратегии ни выбрали противоборствующие стороны, особенно если эскалация конфликта в действительности является одной из целей хуситов и Ирана, можно с уверенностью говорить, что собранная в Красном море Соединёнными Штатами и присоединившимися к ним странами группировка является одной из самых мощных со времён ирано-иракской войны и ставшей её частью «войны танкеров» 1984 года. Это эсминцы USS Carney, USS Laboon и USS Thomas Hudner, атомная подводная лодка класса Ohio, британский эсминец HMS Diamond и многоцелевой фрегат Languedoc ВМС Франции. В районе Аденского залива, как писала в конце декабря британская газета The Times, также находятся авианосец USS Dwight D. Eisenhower с тремя кораблями сопровождения, атомная подлодка класса Los Angeles. Помимо этого, в Восточном Средиземноморье остаётся американский авианосец USS Gerald R. Ford с пятью кораблями сопровождения и штабной корабль ВМФ США USS Mount Whitney.

Несмотря на высокую стоимость операции, Соединённые Штаты и президент Джо Байден, вероятно, считают такую цену приемлемой. Самым сложным будет соблюсти баланс: бездействие и фактическое перекрытие для торгового судоходства Красного моря и Баб-эль-Мандебского пролива приведёт к усложнению логистики и росту мировых цен на многие товары, не менее дорого обойдётся и возможная эскалация конфликта, а тем более его распространение на другие страны региона.

Эсминец USS Carney
Эсминец USS Carney

Удары, нанесённые западной коалицией по хуситам в ночь на 12 января, стали крупнейшей военной операцией США против этой группировки почти за десятилетие. В 2016 году Соединённые Штаты нанесли удар по трём ракетным установкам хуситов крылатыми ракетами «Томагавк» после того, как те обстреляли несколько военно-морских кораблей и торговых судов в Красном море. Тогда атаки хуситов прекратились. Однако сейчас «Ансар Алла» сразу бросила вызов ультиматуму со стороны западных стран, пообещав продолжать атаки, несмотря ни на что.

Хуситы встретили перспективу войны с Соединёнными Штатами, можно сказать, с открытым восторгом. Ещё 10 января, до нынешней серии ударов со стороны западных стран, Абдулмалик аль-Хути, один из нынешних лидеров группировки, пообещал встретить любое нападение «жестоким ответом»: «Мы, йеменцы, не из тех, кто боится США. Нас устраивает прямая конфронтация с американцами», – заявил он в телеобращении. Другой представитель «Ансар Алла», Мохаммед Абдулсалам, также сказал: «Мы подчёркиваем, что нет абсолютно никакого оправдания этой агрессии против Йемена, поскольку никакой угрозы международному судоходству в Красном и Аравийском морях с нашей стороны не было. Но США и Великобритания ошибаются, полагая, что их удары удержат Йемен от поддержки Палестины и Газы».

Новобранцы-хуситы во время церемонии по случаю окончания их военной подготовки в Сане. Йемен, 11 января 2024 года
Новобранцы-хуситы во время церемонии по случаю окончания их военной подготовки в Сане. Йемен, 11 января 2024 года

Президент США Джо Байден, который в течение трёх месяцев пытался избежать дальнейшей эскалации войны на Ближнем Востоке, заявил вечером 11 января, что отдал приказ о нанесении ударов в Йемене только после того, как его спровоцировали «безрассудные атаки», которые поставили под угрозу жизни американских и других моряков и свободу навигации в одном из важнейших морских транспортных коридоров планеты, через который проходит 12 процентов мировой торговли. В письменном заявлении, опубликованном после нанесения ударов, Байден подробно описал «беспрецедентные» атаки хуситов, затронувшие интересы 50 государств.

«БОЙЦЫ ОТЧАЯННЫЕ, УМЕЛЫЕ И НЕПРИХОТЛИВЫЕ»

США и их союзники могут долго наносить тяжёлые воздушные удары по военным объектам хуситов, однако ни к каким фундаментальным результатам они не приведут. Полностью победить бойцов движения «Ансар Алла» западной коалиции будет крайне сложно, полагает знаток Аравийского полуострова, военно-политический аналитик Михаил Шерешевский:

«В настоящее время никто не говорит о западной сухопутной операции в Йемене. Она была бы крайне опасна. Йемен в этом смысле напоминает Афганистан. Речь идёт о горной местности на севере страны, населённой воинственными племенами, часть которых и сумели сплотить представители племенной знати — хуситы. Там превосходные условия для партизанской войны, а хуситы — одни из лучших партизан на планете. Это умелые, неприхотливые и отчаянные бойцы, прекрасно знающие свой край со сложным рельефом.

В начале ХХ столетия Османская империя попыталась покорить Северный Йемен (будущее Йеменское Мутаваккилийское Королевство) и усмирить там очередное восстание зейдитов — идейных предшественников и прадедушек нынешних хуситов. Эта попытка закончилась военной неудачей и заключением договора между Стамбулом и йеменским правителем, имамом Яхья, согласно которому османский султан признавал полную автономию Северного Йемена, хотя империя и сохранила за собой право на пребывание в стране османского паши и военных гарнизонов. В Турции потом в течение столетия пели горестные песни о безнадёжной войне в Йемене, чем-то похожие на те, которые в СССР пели ветераны Афганистана.

Саудовская Аравия попыталась пойти по тому же самому пути и в 2015 году ввела вооружённые силы в Йемен вместе с ОАЭ. Но война с хуситами оказалась для Эр-Рияда безнадёжным делом — за все эти годы хуситы сохранили контроль над почти половиной Йемена и его столицей, городом Сана, нанеся саудовцам большие потери. Причём они обстреливали города Саудовской Аравии ракетами и дронами и совершали глубокие рейды на их территорию. Они оказались настолько эффективны, что теперь саудовское руководство хочет мира, ведёт с «Ансар Алла» переговоры и даже выступает против масштабных антихуситских военных операций со стороны США.

Представитель возглавляемой Саудовской Аравией антихуситской коалиции полковник Турки аль-Малики (справа) показывает сделанные в Иране беспилотники хуситов, сбитые 11 апреля над саудовскими городами. 16 апреля 2018 года
Представитель возглавляемой Саудовской Аравией антихуситской коалиции полковник Турки аль-Малики (справа) показывает сделанные в Иране беспилотники хуситов, сбитые 11 апреля над саудовскими городами. 16 апреля 2018 года

О хуситах часто пишут, что они — прокси-сила Ирана. Это не вполне верно: речь идёт о самостоятельном движении, имеющем глубокие местные корни, которое возглавляет богатая племенная знать. Однако хуситы не смогли бы воевать столь эффективно, если бы не поступающий к ним бесперебойный поток иранского оружия. Поэтому они очень зависят от Тегерана — своей главной внешней и военной опоры. Иран оказывает на хуситов большое влияние, и США, возможно, попытаются это использовать, угрожая Ирану или обещая ему облегчить режим санкций.

Для Вашингтона сейчас проблема заключается в том, что он не сможет отступить. Статус глобальной державы даёт США (как и любой другой глобальной державе в прошлом) в том числе способность обеспечивать порядок на мировых торговых маршрутах, сухопутных и морских. Учитывая гигантское значение морской торговли для современного мира, следует сказать, что если США не смогут обеспечить безопасность Красного моря, через которое проходит 12 процентов всей мировой торговли, то они не смогут больше называть себя сверхдержавой», — предостерегает Михаил Шерешевский.

Одна из уличных пропагандистских акций хуситов. Йеменский город Саада, 5 сентября 2018 года
Одна из уличных пропагандистских акций хуситов. Йеменский город Саада, 5 сентября 2018 года

КАК РОСЛО И МЕНЯЛОСЬ ДВИЖЕНИЕ «АНСАР АЛЛА»

Хуситы (хути), или движение «Ансар Алла», как они называют себя сами, — мощная этноконфессиональная племенная военизированная группировка местных мусульман, исповедующих шиизм зейдитского толка (около 25 процентов населения страны), действующая на территории Йемена еще с начала XIX–XX веков, но особенно активно с 2004 года, когда хуситы начали вооружённое восстание против тогдашнего правительства. Само название «хуситы» появилось также лет 20 назад, в честь имени их основателя (в современной форме) и бывшего руководителя Хусейна аль-Хуси, который был убит йеменской армией в сентябре того же 2004 года.

«Ансар Алла» активно участвовала вместе с другими умеренными и радикальными исламистскими группировками и движениями в йеменской революции 2011 года, в результате которой ушёл в отставку президент Али Абдалла Салех (в 2017 году убитый силами местного МВД, подконтрольными к тому времени «Ансар Алла»). С начала 2015 года, после захвата хуситами столицы Йемена Саны и создания ими своего официального руководящего органа, Революционного совета, «Ансар Алла» фактически и стала силой, правящей почти всей страной. При этом пользующейся прямой военной и финансовой поддержкой Ирана и его союзников, таких как ливанская «Хезболла». Руководит сейчас Революционным комитетом хуситов (состоящим в основном из многочисленных членов всего семейного клана Хуси) и считается де-факто президентом Йемена Мухаммед Али аль-Хуси — двоюродный брат верховного лидера «Ансар Алла» Абдул-Малика аль-Хуси, родного брата убитого в 2004 году Хусейна.

Йеменские мужчины размахивают оружием и держат портреты лидера хуситов Абдул-Малика аль-Хуси во время акции протеста в знак солидарности с палестинским народом в контролируемой хуситами столице Йемена Сане, 5 января 2024 года
Йеменские мужчины размахивают оружием и держат портреты лидера хуситов Абдул-Малика аль-Хуси во время акции протеста в знак солидарности с палестинским народом в контролируемой хуситами столице Йемена Сане, 5 января 2024 года

Сегодня хуситы, имеющие собственный телеканал «Эль-Масира», заявляют, что защищают шиизм от влияния суннизма, который исповедует большинство населения Йемена, и в целом чистоту ислама — от всех «тлетворных» влияний как со стороны соседних суннитских и ибадитских монархий (в первую очередь Саудовской Аравии и ОАЭ, а также Омана — единственного государства мира, где ибадиты составляют более 75 процентов населения), так и со стороны «сионистского Израиля и безбожного Запада». В июле 2018 года Революционный совет хуситов обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой содействовать прекращению гражданской войны в стране, продолжающейся с 2014–2015 годов, и «агрессии против Йемена со стороны "аравийского альянса"». Обращение осталось без ответа.

За последние годы хуситское движение и их идеология и внешняя политика сильно трансформировались и радикализировались. «Ансар Алла» начала выступать за мировой джихад и «богоугодную борьбу» с «западным империализмом и сионизмом», хотя 10–15 назад лет назад это было чисто йеменское движение, выступавшее с патриотических позиций, например «против усиления роли салафитов» в стране. При этом под «салафитским» подразумевалось прежде всего саудовское влияние, а не весь салафизм как разновидность одного из учений в исламе. Также когда-то хуситы выступали за то, чтобы вернуть Йемен к временам имамата, который пал в начале 60-х годов в результате революции, и построение некоего нового теократического патриархального государства. И ещё — против присутствия в Йемене идеологии и движения «Братьев-мусульман», видя в них проводников влияния Катара, притом что сейчас они прямо заявляют, что считают себя ближайшими союзниками группировки ХАМАС в секторе Газа, которая и является одним из ответвлений «Братьев-мусульман».

Гражданская война в Йемене, до 1990 года остававшемся разделённым по племенному принципу на два государства, НДРЙ и ЙАР, по сути, долгое время представляла собой вооружённый конфликт между хуситами, с одной стороны, и бывшими правительственными силами и разнообразными ополченцами — с другой, при активном самостоятельном вмешательстве разных отрядов радикальных джихадистов, в том числе «Аль-Каиды» и ИГИЛ, сепаратистов юга и просто бандитов. История этой гражданской войны все последние годы была чрезвычайно запутанна и состояла из многих фаз, во время которых разнообразные силы вступали в альянсы друг с другом и потом переходили на другую сторону, однако никто не мог одержать победу. Показателен пример бывшего йеменского президента-диктатора Али Абдаллы Салеха, правившего почти 22 года и после свержения в 2011 году в результате «арабской весны» бежавшего в Эр-Рияд. Он вернулся в йеменскую столицу Сану, занятую хуситами, и заключил с ними союз, после чего верные ему лично многочисленные части Республиканской гвардии начали воевать на стороне «Ансар Аллах». Осенью 2017 года Салех изменил союзникам и решил перебежать обратно на сторону исламской коалиции — за что и был убит хуситами.

С весны 2015 года против хуситов, которым все противостоящие им внутренние силы к 2020 году удалось подавить, выступила исламская коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, под предлогом противодействия скрытой интервенции в страну и распространению влияния Ирана, поддерживающего единоверцев. Никаких побед над хуситами армии Саудовской Аравии и её партнёрам по коалиции (Египту, Иордании, Объединённым Арабским Эмиратам, Кувейту, Бахрейну, Марокко и Судану) одержать не удалось, несмотря на явное материально-техническое превосходство. Наоборот — в последние годы «Ансар Алла» нанесла несколько весьма чувствительных ракетных ударов по саудовской нефтяной инфраструктуре.

В целом бедный нефтью и природными ресурсами Йемен, расположенный, однако, в стратегически сверхважном месте у узкого выхода из Красного моря в Индийский океан, между Азией и Африкой, стал за последние 10 лет одной из зон глобального, уже захватившего весь Ближний Восток военно-политического противостояния шиитского Ирана и суннитских Саудовской Аравии, ОАЭ и ряда других стран. Именно по этой причине, например, войска ОАЭ в апреле этого года «превентивно» оккупировали на некоторое время крупный йеменский остров Сокотра в Индийском океане — из-за опасения, что раньше них это сделает Иран.

Хуситы скандируют лозунги и размахивают палестинскими флагами во время марша солидарности с жителями сектора Газа. Сана, 24 ноября 2023 года
Хуситы скандируют лозунги и размахивают палестинскими флагами во время марша солидарности с жителями сектора Газа. Сана, 24 ноября 2023 года

«ДВИЖЕНИЕ, НЕНАВИДЯЩЕЕ ИЗРАИЛЬ»

Хуситы на нынешнем этапе — это в значительной степени порождение Тегерана, хотя одновременно и закономерный плод внутрийеменского развития на протяжении последних десятилетий. В любом случае, иранская поддержка — это абсолютно экзистенциальный вопрос для хуситов. Поэтому их лидеры стараются максимально идентифицировать себя с Ираном, с его внешнеполитическими целями и с его взглядом на ситуацию на Ближнем Востоке, полагает политолог-арабист Андрей Остальский:

«Крайняя ненависть к Израилю, которая проповедуется в Иране, теперь преподаётся с детских лет уже и в хуситских школах, и она стала на сегодня крайне важным, определяющим идеологическим стержнем, на котором строится хуситское общество. А оно всё ещё ведёт войну с суннитами Йемена, и гражданская война, которая там бушевала многие годы и в которой погибло большое количество людей, нисколько не завершена.

Хуситы не чувствуют себя уверенно у власти. Они могли бы замкнуться на свои внутренние дела — но происходит обратное. Благодаря тому, что они привыкли считать Иран решающей силой, которая помогла им победить суннитов и взять власть, лидеры «Ансар Алла» считают, и справедливо, что без продолжения тотальной иранской поддержки они могут власть потерять — если утратят доверие и поддержку Тегерана в прежних масштабах. Поэтому и идёт эта радикальная ориентация на иранскую идеологию. Всё это к тому же отвлекает йеменское население от очень сложных экономических проблем, от голода, который там царит, и, как считают хуситские лидеры, мобилизует общественное мнение в их пользу.

Одна из уличных пропагандистских акций хуситов. Сана, 5 октября 2023 года
Одна из уличных пропагандистских акций хуситов. Сана, 5 октября 2023 года

Я немало времени провёл в Северном Йемене, путешествовал там. В далёкие времена ХХ века это была страна, которая делилась прежде всего по племенному, а не религиозному принципу. И люди прежде всего идентифицировали себя с тем или иным племенем, к которому принадлежали, а не с религией. Но всё уже коренным образом изменилось. Религиозная принадлежность стала выходить на первый план. Прежде всего важно, кто ты — мусульманин или нет, суннит или шиит, или зейдит, как они себя называют. Хотя зейдиты в Йемене когда-то ранее, конечно, веками жили и мирно сосуществовали с суннитами. Но теперь сунниты — враги, которых заставили смириться с зейдитской (шиитской) властью.

Исторически зейдиты не совсем ладили с шиитами-двунадесятниками, то есть шиитами Ирана. Но если сегодня Иран может поддерживать крайне радикальную суннитскую группировку ХАМАС в Газе, которая своими корнями восходит к «Братьям-мусульманам» и не так уж далеко идеологически ушла от группировки «Исламское государство», то уж помириться со своими почти «кузенами» по именно шиитской интерпретации ислама Тегерану уже не составляет труда. И это давно произошло, это их единение. Мы, таким образом, видим процесс образования религиозно-политических факторов, которые начинают определять всё. Это уже не религия в чистом виде, но и не совсем политика в западном понимании».

Остальский считает, что хуситы, обстреливая суда, действуют по собственной инициативе, получив «добро» Тегерана.

Без «зелёного света» со стороны Тегерана они бы никогда не пошли на такие риски

— По логике инициатива должна была исходить всё-таки от самого руководства группировки «Ансар Алла», которая старается очень понравиться Тегерану. Но они наверняка получили от них санкцию на это. Без «зелёного света» со стороны Тегерана они бы никогда не пошли на такие риски. И я не сомневаюсь, что сейчас хуситские лидеры задают вопрос своим иранским покровителям: «Следует ли нам реагировать на удары США и их союзников настолько жёстко, что это приведёт к дальнейшей резкой эскалации конфликта?» Причём не только, может быть, в районе самого Йемена, и Красного моря, и Суэцкого канала, а такого конфликта, который охватит и все близлежащие края, начнёт по ним бежать просто как пламя. Если в Тегеране дадут неопределённый ответ, «решайте сами», то на самом деле это будет означать «будьте прагматичны и осторожны». И тогда есть шанс, что серьёзной эскалации не произойдёт.

Но сейчас у иранского режима очень сложная политическая ситуация внутри самой страны. Ведь иранская власть — тоже не монолит, внутри неё есть разные фракции. И есть очень воинствующее крыло, которое близко к Корпусу стражей исламской революции (КСИР), и они хотели бы, конечно, эскалации. Сумеют они возобладать или нет или более трезвомыслящие головы в Тегеране всё-таки добьются своего и разрастания конфликта не будет — пока никто не возьмётся отвечать на этот вопрос. Но мы скоро это узнаем.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG