Доступность ссылок

Срочные новости

Женщина под домашним арестом нуждается в медицинской помощи


Жительница Алматы Акмарал Тобылова, помещенная под домашний арест на время расследования дела против нее по обвинению в «финансировании деятельности преступной группы, а равно хранении, распределении имущества, разработке каналов финансирования».

Международная правозащитная организация назвала «узницей совести» жительницу Алматы Акмарал Тобылову, помещенную под домашний арест за просматривание материалов движения «Демократический выбор Казахстана» в социальной сети. Родственники говорят, что из-за домашнего ареста беременная женщина не может попасть на прием к врачу.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала «узницей совести» 28-летнюю алматинку Акмарал Тобылову, которая находится под домашним арестом за чтение и просматривание в Интернете материалов движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), созданного опальным банкиром Мухтаром Аблязовым, живущим за рубежом. В заявлении, опубликованном на официальном сайте организации, говорится, что Акмарал Тобылова задержана «за мирное осуществление своего права на свободу выражения». Правозащитная организация считает, что Акмарал Тобылова должна быть немедленно и безоговорочно освобождена.

«НЕ МОЖЕТ ПОЙТИ К ВРАЧУ»

По словам родственников, Акмарал Тобылова, находящаяся под домашним арестом с середины марта в качестве подозреваемой по делу, возбужденному в соответствии со статьей уголовного кодекса «Финансирование деятельности преступной группы», не слышала о том, что международная организация признала ее «узницей совести». Суд запретил ей общаться с людьми, говорить по телефону, просматривать Интернет и покидать дом. «Она не может даже с матерью поговорить», – сказал Азаттыку ее муж Нурбек.

Старший брат Акмарал Тобыловой Нуртай Тобылов говорит, что последние несколько дней его младшая сестра плохо себя чувствует и не может попасть на прием к врачу женской консультации.

– Если вызовем терапевта, он придет. Однако никакой пользы от этого нет. Потому что Акмарал нуждается в помощи гинеколога. Однако такой специалист не может прийти на дом. Сейчас мы посоветовались с адвокатом и решили обратиться в суд с заявлением об изменении меры пресечения с домашнего ареста на освобождение под залог, – говорит Нуртай Тобылов репортеру Азаттыка.

Родственники недавно отказались от услуг государственного адвоката и наняли для Акмарал другого адвоката. Юрист Серик Айтбаев, который приступил к ознакомлению с делом Акмарал Тобыловой, сообщил Азаттыку, что пока ничего не может сказать.

Правозащитник Евгений Жовтис говорит, что мера пресечения, избранная в виде домашнего ареста, предполагает соблюдение ее права на здоровье – и власти должны обеспечить посещение врачей. По его словам, согласно законодательству Казахстана, вне зависимости от вида меры пресечения (в том числе в виде содержания в следственном изоляторе), должно соблюдаться право задержанного на здоровье.

Ее должны сопровождать к тому врачу, который ей необходим по состоянию здоровья.

– Правоохранительные структуры должны соблюдать ее право на посещение врача, консультации и на осмотр узкими специалистами. Ее должны сопровождать к тому врачу, который ей необходим по состоянию здоровья. В этом вопросе никаких ограничений не должно быть. Если сотрудники правоохранительных органов отказываются это делать, то они нарушают действующее законодательство в этой части, – говорит Евгений Жовтис.

По словам правозащитника, если родственники хотят смягчить меру пресечения, избранную для Акмарал Тобыловой, то должны будут обосновать это в суде. Жовтис считает, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста – это наиболее строгая мера пресечения после ареста.

– Избрание этой меры пресечения, я так думаю, связано с желанием органов предварительного расследования ограничить ее (Акмарал Тобыловой. – Азаттык) контакты, ограничить ей доступ к какой-то информации. Понятно, что женщина в положении, ее семья и она никуда бежать не собираются и не собираются вести какую-либо преступную деятельность и что никаких свидетелей, на которых она могла бы оказывать давление, также нет. Если основной причиной избрания меры пресечения в виде домашнего ареста стало желание ограничить ее от получения и распространения информации, то перспектива на то, что эта мера пресечения будет заменена на более мягкую, не очень радужная, – считает Евгений Жовтис.

В связи с домашним арестом молодой женщины мы обратились в департамент внутренних дел по городу Алматы, который занимается расследованием дела Акмарал Тобыловой, однако в ДВД отказались предоставить какую-либо информацию.

«ПРОСМАТРИВАЛА МАТЕРИАЛЫ ДВК»

Акмарал Тобылову, работающую графическим дизайнером в частной компании в Алматы, полиция арестовала и увезла из дома 13 марта. Сотрудники силовых структур провели обыск в доме Тобыловой и ее родственников, забрали с собой принадлежащие ей сотовый телефон и ноутбук.

Помещенная под домашний арест жительница Алматы Акмарал Тобылова.
Помещенная под домашний арест жительница Алматы Акмарал Тобылова.

В отношении Акмарал Тобыловой, которая двое суток провела в полиции, выдвинули обвинение по делу, возбужденному по части 1 статьи 266 уголовного кодекса («Финансирование деятельности преступной группы, а равно хранение, распределение имущества, разработка каналов финансирования»).

Накануне своего дня рождения, 15 марта, решением Алмалинского районного суда города Алматы Акмарал Тобылова была взята под домашний арест до окончания следствия.

Родственники говорят, что Акмарал никогда не занималась политикой и не является активисткой движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК).

Ничего противозаконного она не совершала и никого не призывала к таким действиям. Она лишь сидела в Интернете и просматривала материалы ДВК.

– Ничего противозаконного она не совершала и никого не призывала к таким действиям. Она лишь сидела в Интернете и просматривала материалы ДВК. Она сидела в мессенджере Telegram и, возможно, задавала вопросы активистам ДВК, может, даже Аблязову, которые обещают улучшить ситуацию. Она, может, задала им вопрос, как именно они собираются улучшить ситуацию. Однако она даже ответа на свои вопросы не получила. Из-за этого против нее выдвинули обвинение и арестовали. Я не юрист, однако мы полагаем, что арестовывать за это человека – неразумно, – говорит Нуртай Тобылов Азаттыку.

13 марта, в день, когда сотрудники полиции задержали Акмарал Тобылову, официальный представитель генеральной прокуратуры Казахстана Оксана Лоскутова сообщила, что прокуратура обратилась в суд с заявлением с просьбой признать ДВК экстремистской организацией и что это заявление «решением Есильского суда Астаны удовлетворено в полном объеме».

«Судом деятельность ДВК признана экстремистской и запрещена на всей территории Казахстана», – заявила Лоскутова. По ее словам, запрет затрагивает, в частности, распространение информационных материалов ДВК через СМИ, социальные сети, мессенджеры и сайты.

Начальник службы уголовного преследования генеральной прокуратуры Казахстана Ерлан Абаев также сообщил о возбуждении уголовных дел в отношении активистов движения ДВК в нескольких регионах Казахстана.

Текста решения Есильского районного суда о признании движения «Демократический выбор Казахстана» экстремистской организацией пока нет в открытом доступе. Но, несмотря на это, в нескольких регионах Казахстана гражданские активисты и активные пользователи социальных сетей были вызваны в полицию, где им вручили «прокурорские разъяснения». По словам побывавших на таких «беседах», им рекомендовали выйти из всех чатов и групп, так или иначе связанных с ДВК, не проявлять никаких действий в Сети в поддержку ДВК, не ставить «лайки» и не делать перепосты.

Международная правозащитная организация Amnesty International, признавшая Акмарал Тобылову «узницей совести», отмечает, что жесткие ограничения свободы выражения мнений в Казахстане начали активно распространяться и на социальные сети.

«В опубликованном в 2017 году докладе мы отмечали, что власти прицельно работают над тем, чтобы закрыть социальные сети как пространство обмена критическими мнениями и источник независимой информации. Новая волна арестов и предупреждений является наиболее вопиющей атакой на свободу выражения за последнее время», – говорится в заявлении правозащитной организации.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG