Доступность ссылок

Срочные новости:

Заочные приговоры в России по делам о «военных фейках»: чем грозит такой суд, если человек уехал из страны


Пустая клетка для обвиняемых в Тверском суде Москвы, 2013 год. Иллюстративное фото
Пустая клетка для обвиняемых в Тверском суде Москвы, 2013 год. Иллюстративное фото

Басманный суд Москвы 1 февраля вынес заочный приговор журналисту Александру Невзорову по делу о «военных фейках» за публикации об обстреле Мариуполя российской армией. Невзорову назначили восемь лет колонии, а также запретили администрировать интернет-ресурсы в течение четырёх лет после отбытия срока наказания. Прямой угрозы оказаться за решёткой для Невзорова нет: он живёт за пределами страны. Но подобные приговоры вовсе не безобидная вещь для людей с российским паспортом, говорят юристы, даже если эти люди сейчас находятся на безопасном расстоянии от российских судов.

«Настоящее Время» рассказывает, зачем в России заочно судят граждан, покинувших страну и открыто выражающих антивоенную позицию, и чем это грозит приговоренным.

ЧТО ИЗВЕСТНО О ПЕРВЫХ ЗАОЧНЫХ СУДАХ ПО СТАТЬЕ О «ВОЕННЫХ ФЕЙКАХ»​

Первый заочный приговор по статье 207.3 Уголовного кодекса России («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании вооружённых сил») вынес Басманный суд Москвы в конце января 2023 года. Бывший полицейский Олег Кашинцев, который выходил на Красную площадь в поддержку Навального и уехал из России ещё в начале февраля 2022 года, получил точно такой же срок, как Невзоров, — восемь лет колонии, а также запрет на администрирование социальных сетей в течение четырёх лет. На такой же срок он лишен права занимать должности в правоохранительных органах.

Кашинцев 18 лет проработал в полиции. В 2019 году он ушёл в отставку, формально по выслуге лет, но позже он рассказывал журналистам, что сделал это из-за политических убеждений. Именно убеждения и стали причиной заочного суда в 2023 году: Кашинцева обвинили в распространении фейков из-за нескольких постов, опубликованных весной 2022-го. «Решение открывает тренд на заочные приговоры по статье 207.3», — ​написал в своем telegram-канале правозащитник Павел Чиков.

Заочные суды проходят без обвиняемых, но с адвокатами — они обычно и сообщают о результатах разбирательства. Процесс в отношении Александра Невзорова занял несколько заседаний, на них присутствовали журналисты. По версии следствия, которую пересказал в суде прокурор, журналист публиковал в своих социальных сетях «заведомо ложную информацию» об умышленном обстреле роддома в Мариуполе российской армией. «Публикации [Невзорова] сопровождались недостоверными фотографиями пострадавших от обстрела мирных граждан. Источниками распространения этих изображений являются украинские СМИ. Министерством обороны Российской Федерации официально объявлено о ложности указанных сведений», — сообщалось в пресс-релизе Следственного комитета России.

Дело против Александра Невзорова возбудили ещё в конце марта 2022 года. В апреле он попал в список «иностранных агентов», в мае был объявлен в розыск и заочно арестован. Невзоров не находится на территории Российской Федерации, кроме того, в июне 2022 года стало известно, что он получил украинское гражданство. Адвокаты Невзорова просили суд вынести оправдательный приговор, указывая, что журналист использовал информацию, взятую из открытых источников.

С середины января 2023 года в Басманном суде проходит ещё один заочный процесс — по делу блогерки Ники Белоцерковской. Уголовное дело на неё завели в марте 2022-го по статье 207.3 УК, «иностранным агентом» не живущую в России Белоцерковскую тоже объявили. По данным следствия, с марта по апрель она размещала в социальных сетях публикации, в которых содержалась «заведомо ложная информация» о бомбардировке российскими военнослужащими родильного дома в Мариуполе и об убийстве мирных жителей в Буче. Белоцерковскую объявили в розыск, также суд арестовал её имущество в России.

«РИСК НЕ ТЕРЯЕТ АКТУАЛЬНОСТИ». ПОСЛЕДСТВИЯ ЗАОЧНЫХ СУДОВ

Как заметил в своем telegram-канале юрист Павел Чиков, практика заочных судов раньше не была так распространена. Рассмотрение дела в заочном порядке, как правило, направлено на ускорение процесса и сокращение числа дел. Однако после появления в Уголовном кодексе статьи о «фейках» в начале марта 2022 года российское государство стало использовать этот формат для того, чтобы выносить обвинительные приговоры россиянам с антивоенной позицией, уехавшим за границу.

В январе генпрокурор России Игорь Краснов сообщил, что за 2022 год было заведено 187 уголовных дел о «военных фейках». «Из всех 187 дел только 23 совершены за пределами Российской Федерации», — ​обратил тогда внимание Чиков. По состоянию на конец месяца заочное расследование уголовных дел о «военных фейках» ведеётся в отношении примерно 30 уехавших из России людей. Среди них, например, издатель «Медиазоны» Петр Верзилов: его заочно обвинили по статье 207.3 УК за посты из Бучи в Twitter'е и Instagram'е. В России Верзилов не живёт.

Мария Чащилова, юрист «ОВД-Инфо», подтверждает, что до недавнего времени заочные суды в России нельзя было назвать частой практикой. «По данным судебной статистики за 2021 год, было всего 289 дело рассмотрено в заочном порядке. Это очень мало по сравнению с общим количеством рассмотренных уголовных дел. Мне кажется, что ещё рано говорить о популярности или сложившейся практике заочного осуждения по статье 207. 3 УК РФ, но согласна с Павлом Чиковым: это новый судебный "тренд"».

Чаще всего обвиняемых по таким делам арестовывают ещё до суда — мера пресечения в виде заключения под стражу тоже выбирается заочно.

«Это делается для того, чтобы иметь возможность объявить человека в розыск. Отличительной чертой данной процедуры является то, что в случае "устранения отсутствия подсудимого" (то есть явки подсудимого в суд, приезда его на территорию РФ) приговор отменяется в кассационном порядке. Но для отмены заочно постановленного приговора в кассационном порядке защитник или сам осуждённый должны подать ходатайство. Если ходатайства не будет, то при пересечении осужденным границы его отправят отбывать наказание (это не всегда лишение свободы)», — комментирует механику процесса Мария Чащилова.

Международный розыск и арест имущества — далеко не все последствия, с которыми сталкиваются фигуранты подобных дел. Даже если арестовывать нечего (или имущество хотя бы частично удалось переписать, как это сделала, по сообщению таблоидов, Ника Белоцерковская), государство может начать давление на родственников уехавших (например, проводить обыски у близких) или требовать экстрадиции, особенно если речь идет о «дружественных» России странах.

«Риск экстрадиции не теряет актуальности, существует механизм выдачи лица, находящегося на территории иностранного государства. Этот механизм может быть применён вне зависимости от того, на какой стадии находится дело: лицо может быть запрошено для выдачи как для уголовного преследования, так и для исполнения приговора (ч. 1 ст. 460 УПК РФ). Но после начала войны большинство стран отказались работать с Россией. Кроме того, выдача таких лиц идёт через каналы Интерпола, который также отказался выдавать преследуемых по статье 207. 3 УК РФ», — объясняет Мария Чащилова.

Пересечение границы ещё не означает безопасность, подчёркивает юрист. Фигурантам подобных дел по возможности стоит внимательно выбирать место для дальнейшего проживания, а также учитывать, что их правовой статус будет неизменно подкидывать проблемы.

«Конечно, каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Если речь идёт о получении визы в третьи страны не из России, то могут возникнуть сложности, — продолжает Чащилова. — Например, нам известно о проблемах с получением заграничного паспорта в российском консульстве в Литве. Пока неизвестно, насколько эта практика станет повсеместной. Однако человек, попавший в такую "ловушку", может запросить политическое убежище».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG