Доступность ссылок

Срочные новости:

«Китай лишил меня всего». Бывшая узница, рассказавшая миру о насилии в «лагере»


Турсынай Зияудун, бывшая узница «лагеря перевоспитания» в Синьцзяне, переехавшая в США. Фото из ее личного архива.

Этническая уйгурка Турсынай Зияудун, бывшая узница «лагеря перевоспитания» в Синьцзяне, попросила в США политическое убежище. Она отправилась за океан, не сумев получить гражданство в Казахстане, на исторической родине своего мужа, где, по словам 41-летней женщины, она не чувствовала себя в безопасности. После отъезда Турсынай рассказала западным СМИ об ужасах, которые ей пришлось пережить в китайском «лагере», и сексуальном насилии в закрытых учреждениях на северо-западе Китая.

Последние несколько лет в жизни Турсынай Зияудун были как сплошная черная полоса. Унижения, избиения и изнасилование в «лагере перевоспитания» в Китае, угрозы расправы после выезда в Казахстан, операция по удалению матки, вынужденная разлука с мужем...

СИНЬЦЗЯН — ШЕЛЕК — ВАШИНГТОН

Турсынай Зияудун и ее муж этнический казах Калмырза Халыкулы, уроженцы Синьцзяна, переехали из уезда Кунес на северо-западе Китая в Алматинскую область Казахстана в 2011 году. Они поселились в селе Шелек, что в 130 километрах от крупнейшего города Казахстана. За получением гражданства они не обращались. В 2016 году Енбекшиказахский районный суд оштрафовал чету, признав виновной в нелегальном пребывании в Казахстане на протяжении пяти лет.

Супружеская пара решила вернуться в Китай. Об этом решении они жалеют до сих пор.

Только они пересекли границу — китайские полицейские изъяли у них документы. Турсынай рассказывает, что в апреле 2017 года ее отправили в «лагерь политического перевоспитания» — «за длительное нахождение за границей».

Мужу вернули документы, его по неизвестным причинам не стали подвергать преследованиям. Калмырзе Халыкулы удалось вернуться в Казахстан, где он через несколько месяцев получил гражданство. Он обратился за помощью в «Атажұрт еріктілері» — организацию, которая документировала обращения казахов, утративших связь с родными в Синьцзяне, оказавшимися там в «лагерях», тюрьмах, под домашним арестом, собирала истории бывших узников, выбравшихся из заключения, и передавала информацию международным организациям.

Турсынай освободили из «лагеря» после обращений Калмырзы в международные организации и казахстанские уполномоченные органы. Она получила в Китае трехмесячную визу на основании поданного мужем вызова. Не мешкая сразу выехала в Казахстан.

В Казахстане она рассказала журналистам о пережитых в лагере унижениях и страданиях.

Через несколько месяцев в дом Турсынай и Калмырзы пришла беда. Ночью кто-то подпер снаружи входную дверь. В темноте подожгли сарай, он заполыхал, — к счастью, пламя не перекинулось на другие постройки. Турсынай восприняла пожар как знак, мол, ее предостерегают, чтобы не рассказывала о «лагере» в Китае.

Казахстанские власти отказали Турсынай в предоставлении гражданства. Калмырза Халыкулы считает, что «Казахстан не дал гражданство, потому что опасается Китая». Вскоре супруги уехали в Турцию, где пробыли некоторое время, а затем Турсынай при содействии международных организаций» перебралась в США. Калмырза вернулся в Казахстан.

По прибытии в Соединенные Штаты в интервью Би-би-си Турсынай рассказала, что подверглась в «лагере» изнасилованию. О сексуальном насилии заявили и другие бывшие узницы. Азаттык поговорил с Турсынай о том, почему она решилась на тяжелые откровения, чувствует ли она себя в безопасности и какие у нее теперь планы.

«Я БОЯЛАСЬ, ЧТО МЕНЯ ВЫДАДУТ КИТАЮ»

Азаттык: Как изменилась ваша жизнь после отъезда из Казахстана?

Турсынай Зияудун: В Казахстане я боялась, что меня выдадут Китаю. После освобождения из «лагеря» я сильно болела. Когда добралась до Турции, была в тяжелом состоянии. Лечилась полтора месяца. Я даже не знала, сколько времени прошло. Сейчас я чувствую себя в безопасности. Полностью восстановилась после болезни.

Азаттык: Были ли основания опасаться, что Казахстан выдаст вас Китаю?

Турсынай Зияудун: Я не могла получить казахстанское гражданство. Мой муж — гражданин Казахстана. Они могли мне дать гражданство, но не дали. Женщина, работающая в миграционной полиции Алматинской области, мне открыто сказала: «Мы вернем вас в Китай. Уйгурам гражданство не предоставляется. Потому что есть договоренность с Китаем». Однажды посреди ночи подожгли наш сарай. И я, и мой муж получали звонки с угрозами от незнакомых людей.

Азаттык: Как вы уехали в Турцию?

Турсынай Зияудун: Одна из местных правозащитных организаций помогла мне уехать из Казахстана. Они поддерживали связь с организациями в Турции. Мне открыли электронную визу в Турцию.

Азаттык: Но в Турции вы пробыли недолго. Вы и там чувствовали опасность?

Турсынай Зияудун: Нет, в Турции я чувствовала себя свободно. Но мое здоровье продолжало ухудшаться. Власти США знали о моей ситуации. Когда была в Турции, приезжали журналисты, они видели, в каком состоянии я тогда находилась. Потом при вмешательстве правозащитных организаций мне выдали визу в Соединенные Штаты. Потому что в Турции меня не прооперировали. Были финансовые сложности. В США у меня всё хорошо. Здесь я не беспокоюсь за свою безопасность. Меня положили в больницу. Сделали всё бесплатно. Не всё строится на деньгах, как в Китае. Здесь серьезно относятся не только к правам, но и к здоровью человека. Спасают жизнь, не взяв ни копейки. Ко мне приходили домой, чтобы просто дать лекарства. В своих молитвах я благодарю сначала Аллаха, а затем правительство США.

Азаттык: Вы планируете навсегда остаться в США?

Турсынай Зияудун: Я попросила политического убежища. Пока не знаю, каким будет решение. Но я надеюсь, что государство, защищающее права человека, примет мое прошение. У меня нет иного выбора, кроме как подать заявление о политическом убежище.

Азаттык: Кто оказывает вам финансовую поддержку?

Турсынай Зияудун: Помогают люди, которые меня окружают.

«УДАЛИЛИ МАТКУ»

Азаттык: Какой диагноз вам поставили?

Турсынай Зияудун: В «лагере» меня сильно избили. Пинали по животу. Тогда я получила повреждение внутренних органов. Через четыре месяца после приезда в Казахстан я начала сильно болеть Было постоянное кровотечение. Я постоянно испытывала страх. Вероятно, это тоже способствовало обострению болезни. Потом начался карантин [из-за пандемии коронавируса], и возможности обратиться к врачам не было. Когда я приехала в США, мое состояние ухудшилось. Мне удалили матку. После операции появились симптомы туберкулеза. По словам врачей, туберкулез, вероятно, появился в Китае после вакцинации в «лагере». Сейчас я полностью выздоровела.

Азаттык: О пережитом в «лагере» изнасиловании вы смогли рассказать, только выехав в США. В предыдущих интервью вы об этом ничего не говорили...

Турсынай Зияудун: В Казахстане опасно было поднимать этот вопрос. Я боялась за свою жизнь. Как вы знаете, когда я заговорила о ситуации в «лагере политического перевоспитания», нашу дверь подперли снаружи и подожгли наш сарай. Это было предупреждением для меня. Во-вторых, у меня не было детей, но я надеялась, что рожу. Я не отказывалась от жизни. Думала: если появится ребенок, то он может узнать эту историю в будущем. Кто-нибудь да рассказал бы. В-третьих, в Казахстане живут родственники мужа. Я и сама прожила там около пяти лет. У меня достаточно знакомых. Есть такое понятие, как ұят («стыд» в переводе с казахского. — Ред.). Всё это мешало мне рассказать об изнасиловании, о моих страданиях. Когда приехала в США, я всё потеряла. Китай лишил меня всего, не оставив в моей жизни ничего хорошего. Я потеряла связь со своими родственниками в Синьцзяне. Сколько еще женщин в «лагерях» страдают, как страдала я. Это знают только те женщины, которые, как и я, побывали там. Думаю, что я не смогла получить гражданство в Казахстане из-за давления со стороны Китая. Поэтому я решила открыто рассказать обо всем. Если бы я жила в Казахстане, возможно, никогда не рассказала бы об этом.

Турсынай Зияудун и Калмырза Халыкулы в своем доме в Алматинской области. Фото сделано 20 февраля 2020 года.
Турсынай Зияудун и Калмырза Халыкулы в своем доме в Алматинской области. Фото сделано 20 февраля 2020 года.

«КАЗАХСТАН БЫЛ ДЛЯ МЕНЯ РАЕМ»

Азаттык: Что вы чувствуете к Казахстану?

Турсынай Зияудун: Я люблю Казахстан. Бескрайние степи, легко дышится. Такая красивая страна. Она была для меня раем. Люди приветливые. Еда вся натуральная, чистая, очень вкусная. Я хотела жить в Казахстане, даже если бы пришлось жить далеко в горах. Я и душой и телом стала казашкой. В Китае я училась в казахской школе. Замуж вышла за казаха. По приезде в США интервью в основном даю на уйгурском языке. Заметила, что начала забывать свой родной язык. Иногда мне звонит муж из Казахстана и делает замечания. Поправляет меня и говорит, где я ошиблась. Мне легче давать интервью на казахском, чем на уйгурском, казахский мне ближе. Но китайские власти не дали мне возможности жить в Казахстане. Они оказывали давление на Казахстан.

Азаттык: О чем вы сейчас думаете? Что вызывает ваше беспокойство?

Турсынай Зияудун: У меня осталось шесть родственников в Китае. Я переживаю сейчас за них. Когда я была в Казахстане, со мной поддерживали связь китайские полицейские. «Закрой рот, ходи тихо. Если что плохо скажешь о Китае, твоим родственникам здесь не поздоровится», — угрожали они. Но и я в долгу не оставалась. «Какое вам дело до моих родственников? Мне 40 лет. Я сама несу ответственность за свои действия. Если что-то случится с моими родственниками, я вас обвиню», — говорила я им в ответ. Мои родственники были живы-здоровы до моего отъезда из Казахстана. Вот уже семь месяцев, как от них нет вестей. Неизвестно, живы они или нет.

Азаттык: В Казахстане у вас остался муж. Вы поддерживаете с ним связь?

Турсынай Зияудун: Да. Ему там очень тяжело. Сейчас у меня ничего нет. Поэтому нет возможности забрать его сюда.

Но в конце концов я заберу его к себе. Мне тоже нелегко жить в одиночестве.

«У НЕЕ НЕ ОСТАВАЛОСЬ ВЫХОДА»

Репортер Азаттыка поговорил с мужем Турсынай Калмырзой Халыкулы, который находится в Казахстане.

— Я немолод. Сейчас живу один. Мне тоже нелегко. Но у нее (у Турсынай. — Ред.) не оставалось другого выхода, кроме как уехать в США, — объясняет он.

Калмырза говорит, что с отъездом в Турцию Турсынай помогли не только правозащитные организации, но и посольство США.

— По приезде в Турцию моя жена сильно заболела. Она чуть не умерла. Я был напуган. В посольстве США в Турции узнали о ее состоянии и в течение дня подготовили визу. Я тоже хотел поехать, но это заняло бы время. Поскольку состояние жены ухудшалось на глазах, я позволил ей уехать одной, — говорит он.

Калмырза сказал, что поедет в США, если его жене Турсынай предоставят там политическое убежище.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG