Доступность ссылок

Срочные новости

«Каждый день в страхе». История одного разваливающегося дома 


Аварийный дом в Жезказгане, где оставшиеся жильцы почти каждый день в последнее время наблюдают разрушения в своих квартирах. 6 октября 2020 года.

Восьмиквартирный дом в Жезказгане признали аварийным еще в 2011 году. Но люди продолжают там жить, поскольку им некуда идти, а акимат почти десять лет «решает вопрос». Дом за это время настолько обветшал, что в трещины в стенах с легкостью пролезает рука взрослого человека.

«НАМ СТРАШНО»

Двухэтажный шлакоблочный дом. Снаружи видны большие трещины по всем стенам до самой крыши, из-за крена дома и его просадки перекошены окна в квартирах. Внутри них картина намного хуже: просел и обвалился пол, а трещины в стенах такого размера, что туда с легкостью пролезает рука взрослого человека. Кажется, дом вот-вот рухнет. Но в нем продолжают жить несколько человек. Из восьми квартир сегодня заселены три. Оставшиеся жильцы говорят, что им некуда идти, а денег на съемное жилье нет.

Независимая экспертиза в 2011 году установила, что несущие конструкции здания не способны выдерживать действующие нагрузки. «Проживание людей в данном жилом доме небезопасно. Рекомендуется выполнить демонтаж дома» — такое заключение вынес эксперт. С тех пор прошло почти десять лет, но жители разваливающегося дома так и не получили ни жилья взамен, ни компенсацию на приобретение других квартир.

Жанара Досмайлова с девятилетней дочерью живет в аварийном доме, который с каждым днем разваливается всё больше. Пол проседает, трещины в стенах становятся шире, входная дверь из-за перекоса дома уже не закрывается. Недавно, услышав ночью треск в доме, женщина обнаружила, что в ванной комнате стала отваливаться стена. Схватив дочь и документы, она выбежала в подъезд, чтобы предупредить оставшихся жильцов. Но укрыться ночью было негде, поэтому пришлось возвращаться в свое жилище.

Жительница аварийного дома в Жезказгане Жанара Досмайлова на свой страх и риск живет в разрушающемся доме в ожидании компенсации.
Жительница аварийного дома в Жезказгане Жанара Досмайлова на свой страх и риск живет в разрушающемся доме в ожидании компенсации.
Дом вибрирует, от пола как будто током бьет. Мы несколько раз замазывали дыры, но это не помогает.

— Каждый день в страхе живем. У меня предчувствие, что еще недельку и дом вот-вот рухнет, потому что с каждым днем слышны какие-то звуки, трещин становится больше. Дом вибрирует, от пола как будто током бьет. Мы несколько раз замазывали дыры, но это не помогает. Нам некуда идти, а денег на съемное жилье не хватает. Мы просто не вытянем. У мужа маленькая зарплата, работает по вахтам, а я по состоянию здоровья не могу работать. Да и надолго не покинешь квартиру, дверь не закрывается, дома ребенок тем более, одну ведь не оставишь, — говорит репортеру Азаттыка Жанара Досмайлова.

Сирота Асет Тойшанов тоже продолжает жить в разваливающейся квартире. Здесь он жил с рождения, сюда же вернулся и после детского дома. Сейчас он подыскивает комнату в общежитии и надеется, что власти всё-таки поскорее решат вопрос с предоставлением денежной компенсации и он не останется на улице совсем.

— В последнее время здесь вообще стало страшно жить. И очень холодно. Отопления нет, отовсюду с трещин дует. Наш дом, насколько я помню, где-то в 2006 году уже постепенно разрушался. Но аварийным официально его признали лишь через несколько лет. Все эти годы мы с жильцами обращались в акимат, просили нас переселить. Мы уже всякую надежду потеряли, постоянно нам говорят: подождите. Но конкретные сроки не называют. Уже столько лет прошло, а мы всё ждем, — говорит Азаттыку жилец аварийного дома Асет Тойшанов.

Семья Самал Ахметовой из-за опасений за здоровье и жизнь своих пятерых детей две недели назад съехала на съемную квартиру. Как говорит многодетная мать, власти пообещали ей выплатить компенсацию еще летом. Ее двухкомнатная квартира была оценена в 5 миллионов 600 тысяч тенге. За эти деньги, говорит женщина, сейчас купить жилье невозможно, поэтому семья взяла кредит, чтобы доплатить недостающую сумму за жилье. Но компенсацию так и не перечислили, а кредит семья платит уже два месяца.

Жительница Жезказгана Самал Ахметова с детьми две недели назад съехала на съемную квартиру из-за опасений оказаться под завалами дома, который вот-вот может рухнуть.
Жительница Жезказгана Самал Ахметова с детьми две недели назад съехала на съемную квартиру из-за опасений оказаться под завалами дома, который вот-вот может рухнуть.

После того как наш дом признали аварийным, мы начали писать жалобы в акимат. Нам каждый год обещали решить вопрос.

— Рядом с домом идет городская теплотрасса. Может, от утечки воды подмыло наш фундамент? Прежние жильцы рассказывали, что в этом доме много лет назад был взрыв газового баллона, — может, и после этого дом стал разрушаться. После того как наш дом признали аварийным, мы начали писать жалобы в акимат. Нам каждый год обещали решить вопрос. Когда появились первые трещины, власти ничего не сделали, а могли бы отремонтировать, укрепить, чтобы не доводить до разрушения. Обещали сначала предоставить жилье. Про компенсацию нам тогда не говорили. Потом мы опять подняли вопрос. Потом стало известно, что аким объявил ЧС. Власти просили нас не устраивать шумиху, пообещав, что нам выделят компенсацию. С тех пор прошло семь месяцев, — говорит Азаттыку Самал Ахметова, жительница Жезказгана.

МЕСТНЫЕ ВЛАСТИ: ВОПРОС РЕШАЕТСЯ

В отделе жилищной инспекции репортеру Азаттыка подтвердили, что дом признан аварийным в 2011 году, и только в 2020 году чиновники приняли решение предоставить жителям этого дома компенсацию. На вопрос о том, почему за все эти годы людям не могли предоставить взамен жилье или компенсацию, в отделе жилищной инспекции ответили так:

В тех годах средства вообще не выделялись на строительство домов. Только с 2018 года у нас началось.

— У нас в городе тогда вообще никакое жилье не строилось. Ни на какие программы. И в тех годах средства вообще не выделялись на строительство домов. Только с 2018 года у нас началось. По закону жителям аварийных домов предоставляется другое жилище. А в этом году была объявлена чрезвычайная ситуация, потому что там уже стало опасно жить, поэтому решено предоставить компенсацию, — говорит репортеру Азаттыка руководитель отдела жилищной инспекции города Жезказгана Алиса Сагимбаева.

Чиновница заверила, что сейчас вопрос по предоставлению компенсации решается.

— На заседании комиссии по ЧС было принято решение, что жителей надо расселять. 13 мая аким принял решение, объявил чрезвычайную ситуацию, в том числе и на этот дом. Проведена оценка квартир. Жителям будет компенсация по рыночной стоимости. По закону о госимуществе выплачивается компенсация в течение 60 календарных дней после того, как подписывается акт о реквизиции. Эти деньги все запланированы в бюджете, — говорит Алиса Сагимбаева, при этом она отказалась назвать общую сумму, выделенную из бюджета на компенсацию жителям аварийного дома.

Точную дату перечисления компенсации власти не называют, говоря, что «в ближайшее время». Но жители утверждают, что такой ответ они слышали неоднократно из уст чиновников.

Трещины в квартире, из-за которых входная дверь в квартиру перекошена и не закрывается.
Трещины в квартире, из-за которых входная дверь в квартиру перекошена и не закрывается.

13 мая 2020 года аким Жезказгана объявил «чрезвычайную ситуацию техногенного характера местного масштаба». В июле вышло постановление акимата о проведении реквизиции недвижимого имущества жителей аварийных домов, а после — оценили жилье. Услуги независимому оценщику оплатили из бюджета. Позже жителей обязали прекратить право частной собственности на квартиру в аварийном доме в течение десяти дней, предоставить в акимат оригиналы правоустанавливающих документов на квартиру и сообщить банковский счет, куда в последующем будут перечислены деньги за компенсацию аварийного жилья. Люди выполнили это. Но ничего взамен пока не получили.

На сегодняшний день в Жезказгане официально признаны аварийными 17 жилых домов, которые подлежат демонтажу, а жильцам запланировали выплачивать компенсацию. По данным властей, происходить это будет в течение трех лет — в 2020, 2021 и 2022 годах.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG