Доступность ссылок

Срочные новости

Тенге «плывет», малый бизнес подсчитывает потери


Иллюстративное фото.

Ровно три года назад власти Казахстана объявили об отмене валютного коридора и переходе к так называемому свободно плавающему обменному курсу. Заявлялось, что этот шаг создаст предпосылки для восстановления экономического роста, подорванного снижением цен на сырьевые ресурсы — основной экспорт Казахстана, а также воздействием обвала российского рубля. Что дало казахстанской экономике в целом и бизнесу в частности «свободное плавание» тенге?

За три года после отказа властей поддерживать национальную валюту в заданном коридоре курс тенге к доллару опускался ниже 383 и укреплялся до 310. В августе текущего года доллар после многомесячного пребывания на отметке ниже 345 тенге перевалил на биржевых торгах за 360. Нацбанк объяснил это трендом на ослабление валют развивающихся стран из-за геополитической напряженности.

КАК ЭТО БЫЛО

20 августа 2015 года правительство Казахстана и Национальный банк объявили, что не станут впредь вмешиваться в формирование рыночного уровня обменного курса. На следующий день после этого заявления тенге подешевел сразу на 30 процентов (курс снизился с 188,4 до 255,7).

После такого скачка президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал казахстанцев забыть о долларе и «жить в тенге», отметив также, что в условиях снижения цен на нефть (президент говорил об этом в январе 2016 года) переход к новой денежно-валютной политике был оправданным и, если бы его не произошло, «казахстанцы оказались бы намного беднее». Примечательно, что еще весной 2015 года, сразу после своего переизбрания на президентских выборах, Нурсултан Назарбаев исключал возможность девальвации.

Тенге и обещания Назарбаева:

Тенге и обещания Назарбаева
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:30 0:00

Буквально сразу после отправки тенге в «свободное плавание» Назарбаев на встрече с представителями бизнеса признал, что поддержка курса тенге дорого обошлась стране — за 2014 и 2015 год на эти цели потратили 28 миллиардов долларов (для сравнения: расходы республиканского бюджета 2018 года равны девяти триллионам тенге, что по действующему обменному курсу составляет 25 миллиардов долларов). Тогда же Нурсултан Назарбаев сказал, что решение об отмене валютного коридора принято по просьбе экспортеров, палаты предпринимателей «Атамекен», малого и среднего бизнеса, заявив, что власти ожидают в перспективе значительного улучшения ситуации на предприятиях и в экономике.

КАК СЕБЯ ЧУВСТВУЕТ МАЛЫЙ БИЗНЕС?

Семья алматинского ресторатора Юрия Пааля уже 30 лет владеет кафе в центре города. Предприниматель рассказал Азаттыку, как «свободное плавание» тенге повлияло на его бизнес: доходность его точки стала практически нулевой.

Мы на своей шкуре почувствовали, что не зарабатываем. Наш потребитель сильно обнищал. Средний чек на обед составляет тысячу — полторы тысячи тенге с человека.

— Тенденция «свободного плавания» нам ничего хорошего и полезного не принесла, — говорит Юрий Пааль. — Я не знаю, насколько это эффективно со стороны макроэкономики. Может, так и надо делать, но мы на своей шкуре почувствовали, что не зарабатываем. Наш потребитель сильно обнищал. Средний чек на обед составляет тысячу — полторы тысячи тенге с человека. Если говорить об ужине или каком-то событийном мероприятии, две с половиной — три тысячи тенге.

Пааль отмечает недоступность заемных средств. «Получить кредиты для поддержки бизнеса невозможно», — говорит он, приводя собственный пример. Несмотря на наличие залогового имущества и многолетний опыт работы в бизнесе, банки отказали ресторатору.

Неважное самочувствие малого бизнеса в Казахстане подтверждает статистика. Количество активных субъектов малого предпринимательства с 2015 по 2017 год снизилось на 15 процентов — с 882 тысяч до 747 тысяч. По данным комитета по статистике, численность занятых в малом бизнесе за три года сократилась, но незначительно.

Вклад малого и среднего бизнеса в ВВП страны практически не растет: в 2017 году, по данным правительства, он составил около 27 процентов; в 2016 году — менее 26 процентов, в 2015 году — 26,2 процента (власти Казахстана ставят целью увеличить доли МСБ в ВВП до 50 процентов к 2050 году).

Аналитики брокерской компании Halyk Finance Асан Курманбеков и Мурат Темирханов в обзоре малого и среднего Казахстана, выпущенном в текущем году, отмечают, что «периодические девальвации нацвалюты отбрасывают бизнес на годы назад, ведут к увеличению банкротств, либо замораживают бизнес-активность из-за высокой неопределенности макродинамики». Слабое развитие малого и среднего бизнеса эксперты связывают с системными проблемами экономики, в числе которых называют, в частности, перекос в сторону сырьевого сектора, масштабное присутствие государства, распространенность коррупции, слабую активность самого бизнеса вследствие регуляторной нагрузки и теневой экономики, ограниченный доступ бизнеса к доступным кредитам и низкие доходы населения.

Надпись: «Выпьем за тенге!» — у кафе в Алматы в день, когда власти Казахстана объявили о введении свободно плавающего обменного курса. 20 августа 2015 года.
Надпись: «Выпьем за тенге!» — у кафе в Алматы в день, когда власти Казахстана объявили о введении свободно плавающего обменного курса. 20 августа 2015 года.

Жомарт Алдонгаров, президент базирующейся в Караганде Евразийской ассоциации предпринимателей, считает, что «свободное плавание» тенге не сильно влияет на экономическую ситуацию, как в положительном, так и в отрицательном ключе.

— Бизнес в Казахстане нестабилен только по одной причине: мы — продукт советской системы и, к сожалению, так и остались сырьевым придатком. За 25 лет независимости Казахстана создали психологию иждивенца: а зачем напрягать мозги и вкладывать деньги в науку, когда нефть и так продается?

ЧТО ПРОИЗОШЛО ЗА ТРИ ГОДА В ЭКОНОМИКЕ?

Экономист Айдархан Кусаинов, советник председателя Национального банка, оптимистично полагает, что за последние три года в экономике Казахстана произошли положительные изменения, включая ту же банковскую систему. Например, отмечает Кусаинов, после некоторой стагнации, связанной с девальвацией тенге, сейчас наблюдается рост кредитования.

— На сегодняшний день выданных новых кредитов на 30 процентов больше, чем в прошлом году, — приводит статистические данные экономист. — У нас четыре банка лишены лицензий, соответственно, все эти кредиты списываются. Но при этом общий объем кредитов не падает, потому что они замещаются новыми, хорошими, здоровыми кредитами. Соответственно, идет рост здорового кредитования экономики.

Кроме того, Айдархан Кусаинов не считает, что летнее ослабление курса тенге выглядит тревожно. Для этого, по мнению экономиста, нужно взглянуть на то, что происходит с национальными валютами других стран — экономических партнеров Казахстана:

— Если смотреть на макроэкономику, нужно помнить, что все валюты ослабли примерно от шести до десяти процентов. И было бы смешно, если бы при таких условиях тенге был бы стойким оловянным солдатиком. Ослабление тенге за год составило около семи процентов. Российский рубль или китайский юань девальвировали за это время гораздо больше. Мы не привязаны к экономике России, это абсолютно неверное суждение — в отношении евро, рубля и юаня у нас соблюдается примерный баланс, мы остаемся с ними в паритете, что очень важно, потому что это наши главные торговые партнеры.

Казахстанский тенге и российский рубль. Автор карикатуры Анса Мустафа.
Казахстанский тенге и российский рубль. Автор карикатуры Анса Мустафа.

По мнению другого экономиста — Алмаса Чукина, плавающий курс тенге позволил понять экономическую ситуацию в стране. Кроме того, за это время Национальному банку удалось утихомирить инфляцию, которую сегодня загнали в коридор пять-семь процентов: если в 2015 году инфляция составила 13,6 процента, то в 2017-м — 7,22 процента.

— От девальвации тенге выиграла вся экономика, потому что у нас 70 процентов ВВП — экспорт, мы продаем сырье, металл, — говорит Алмас Чукин. — Допустим, наши «Казахмыс», «АрселорМиттал», нефтяной сектор — у них доходы в валюте, а расходы — в тенге. Соответственно, для них расходы на зарплаты уменьшаются, конкурентоспособность казахстанского сырья — растет. Малому и среднему бизнесу в общем и целом хуже, потому что он зависит от доходов населения, которые особо не растут.

Алматинский ресторатор Юрий Пааль и другие бизнесмены пытаются смотреть вперед, но, как говорит Юрий, пока что без особого оптимизма.

— Если ориентироваться на нынешние возможности потребителей, то еще можно видеть какие-то перспективы, а в целом всё зависит от банков: если бы банки нас грамотно финансировали, финансировали наших потенциальных клиентов, чтобы у них просто были деньги, то на нашем рынке была бы здоровая ситуация. Но пока этого нет, говорить о каких-то радужных перспективах мы не можем.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG