Доступность ссылок

Срочные новости

Раштская долина в Таджикистане может стать очагом исламистского мятежа


Таджикские пограничники проверяют документы людей, переходящих таджикско-афганскую границу. Август 2010 года.

Власти Таджикистана считают, что в Раштской долине некоторые бывшие моджахеды объединили усилия с иностранными повстанцами. Может ли регион стать очагом мятежа, способным дестабилизировать обстановку в Центральной Азии?


Раштская долина в Таджикистане, которая в свое время стала цитаделью местной исламистской оппозиции, позже превратилась в сцену смертельных стычек между правительственными войсками и боевиками.

Всего несколько недель назад президент Таджикистана Эмомали Рахмон посетил Раштскую область с «миссией доброй воли», в ходе которой состоялось открытие новых колледжей, а также обсуждение экономических и социальных вопросов с местными жителями.

Сегодня эта поездка отдалилась в прошлое, после вспышки насилия, могущей трансформировать некогда единственный бастион исламской оппозиции Таджикистана в новую арену противостояния правительственных сил с боевиками.

Сейчас страх растет как внутри страны, так и за её пределами, так как Раштская долина может стать очагом исламского мятежа, способного дестабилизировать Таджикистан и Центральную Азию в целом.

КРИЗИС НАЧАЛСЯ С ПОБЕГА

Нынешний кризис возник в Душанбе, где в ночью 22 августа группа из двадцати пяти заключенных, в том числе некоторые громкие оппоненты власти и исламских повстанцев, бежала из серьезно охраняемой тюрьмы, расположенной в двух шагах от президентского дворца.

Общенациональная операция по поиску беглецов продолжается, семь из них пойманы вскоре после побега. Большинство бежавших заключенных направились в сторону Раштской долины, рассматривая это место как потенциальное убежище. Вскоре в эту область были направлены войска.

Регион попал под пристальное внимание после того, когда двадцать пять военнослужащих во время засады были убиты в ущелье Камароб Раштской области 19 сентября. Правительство обвиняет в их убийстве местных и иностранных боевиков. Как результат в Камаробе была проведена полномасштабная военная операция по выслеживанию причастных к засаде боевиков.

ПОЛЕВОЙ КОМАНДИР АХМЕДОВ

Пять бойцов, лояльных бывшему полевому оппозиционному командиру Мирзохуже Ахмедову, были убиты 22 сентября. Мирзохужа Ахмедов является уроженцем Раштской области. После окончания гражданской войны в Таджикистане в 1997 году он работал руководителем регионального отдела по борьбе с организованной преступностью, пока не был отправлен досрочно на пенсию в 2008 году.

Фотография полевого командира Абдулло Рахимова из официальной публикации. Душанбе, 22 сентября 2010 года.
Местонахождение Мирзохужи Ахмедова неизвестно, но возрождение деятельности бойцов, имеющих с ним связи, вызвало опасения, что те, кто заключили мир со светским правительством Эмомали Рахмона, вновь вернулись на свой старый путь.

Таджикское правительство и происламская оппозиция подписали мир и мировое соглашение в 1997 году, официально положив конец пятилетней гражданской войне в стране. Тысячи исламских боевиков были реинтегрированы в общество, а многие командиры получили официальные должности в правоохранительных органах.

Несколько командиров, в частности Абдулло Рахимов, более известный в стране как Мулло Абдулло, отказались признать мирный договор и уехали в Афганистан, где установили связи с талибами и «Аль-Каидой».

ОТСУТСТВИЕ ПОЛНОГО КОНТРОЛЯ

Правительству в Душанбе официально и формально удалось в свое время взять Раштскую долину – горную область, состоящую из шести районов с населением в 270 тысяч человек, под свой полный контроль. Официальный Душанбе назначил глав органов местного самоуправления, в отличие от других регионов страны, где главы были выбраны из числа местных кандидатов. Но многие утверждают, что таджикскому правительству так и не удалось победить оппозицию, особенно тех, кто остался в Раште.

Мир в Раште был скорее неустойчивым. Сами таджики назвали этот мир «волчьим миром». Две стороны соглашаются сосуществовать, но между ними нет никакого реального доверия. Время от времени в регионе происходили вооруженные нападения, убийства и военные операции.

В феврале 2008 года в результате нападения в Раште был убит полковник ОМОНа Таджикистана Олег Захарченко. В его убийстве власти обвиняют бывших бойцов оппозиции. Независимое информационное агентство «Азия Плюс» сообщило, что Захарченко и его группа подчиненных ездили в Рашт для ареста Мирзохужи Ахмедова. За его сторонниками на этой неделе были направлены войска.

В мае 2009 года в области была проведена секретная военная операция под кодовым названием «Опиум», хотя Раштская долина и не является местом производства опиума или одним из основных маршрутов незаконного оборота наркотиков. Операция «Опиум» состоялась на фоне многочисленных спекуляций вокруг того, что Мулло Абдулло и несколько его вооруженных сторонников якобы вернулись из Афганистана после долгого изгнания.

ТАЙНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

Несколько дней спустя Мирзо Зиёев, бывший главный командир оппозиции, был убит в восточной части города Тавильдара при невыясненных обстоятельствах. Мирзо Зиёев когда-то занимал пост министра по чрезвычайным ситуациям – должность, которую он получил по соглашению о разделе власти.

Слухи о возвращении Мулло Абдулло никогда не утихали, а правительственные чиновники обвинили Мирзохужу Ахмедова в укрывательстве в своем доме Мулло Абдулло. В середине сентября министр обороны, министр внутренних дел и заместитель главы комитета национальной безопасности Таджикистана отправились в Раштскую область для встречи с Ахмедовым и его товарищем – бывшим военачальником Шохом Искандаровым.

Содержание их встречи так и не было обнародовано. Однако другие местные бывшие командиры предположили, что высокопоставленные чиновники пришли заручиться поддержкой бывших полевых командиров в охоте на Мулло Абдулло.

ЭКСТРЕМИЗМ С ДВУХ СТОРОН

Теперь таджикские власти утверждают, что Мирзохужа Ахмедов и еще один бывший командир, Аловаддин Давлатов, работают в террористических и религиозно-тренировочных лагерях для юных боевиков. По словам представителя МВД Махмадулло Асадуллоева, Ахмедов стоял за последними засадами на правительственные войска.
Председатель Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири выступает перед избирателями. Душанбе, 17 февраля 2010 года.


«Мирзохужа Ахмедов – прозвище Белги – в прошлом был помилован главой государства и обещал, что никогда не будет подрывать мир и стабильность в Таджикистане. Но наше расследование выявило, что Ахмедов сам отвечал за незаконные нападения, в ходе которых погибли двадцать пять таджикских солдат и офицеров», – заявил Махмадулло Асадуллоев.

Мирзохужа Ахмедов – ярый критик правительства – ответил на подобные заявления, обвинив правительство в давлении на бывших оппозиционных бойцов, которые, по его словам, непреднамеренно возвращаются к Мулло Абдулло и другим, кто никогда не заключал мирных соглашений с правительством.

Политическая оппозиция Душанбе осудила нападения, начиная с засады в Камаробе. Председатель Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири обвинил экстремистские элементы с обеих сторон – правительство и бывших командиров.

«Если умеренные силы – как религиозные, так и светские – соберутся вместе во имя нации и интересов государства, во имя наших общих ценностей, мы сможем сорвать эти экстремистские элементы меньшинства с обоих лагерей. Мы [умеренные] являемся большинством», – говорит Мухиддин Кабири.

«НАШИ» И «НЕ НАШИ»

Некоторые наблюдатели предупреждают, что внутри страны растет спор: предполагается, что долина Рашт становится оплотом для иностранных повстанцев, перемещающихся между Афганистаном, Пакистаном и Таджикистаном, чтобы присоединиться к местным боевикам.

Министр внутренних дел Таджикистана, например, заявил, что чеченские, афганские, пакистанские и узбекские боевики приняли участие в засаде в Камаробе. Абдугани Махмадазимов, глава Общества таджикских политологов, предположил, что боевики в Раштской долине неспособны дестабилизировать страну.

Там существуют только отдельные изолированные группы, совершенно не похожие на оппозиционные силы довоенных времен, испытывающие недостаток политической платформы, финансовой поддержки из-за границы и значительной поддержки со стороны обыкновенных людей, говорит эксперт.

Комментируя возможную стабилизацию и мирное урегулирование обстановки в Раштской долине, Абдугани Махмадазимов заявил, что нынешняя ситуация продолжится и в обозримом будущем – «до тех пор, пока люди делятся на наших и не наших».

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но вы можете продолжить дискуссию по этой теме на странице Радио Азаттык в Фейсбуке: https://www.facebook.com/RadioAzattyq

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG