Доступность ссылок

Срочные новости

134-й день протестов в Хабаровске: «Челюсть выбили, губа распухла»


Протестующие говорят, что готовы встречать на площади Новый год.

В Хабаровске прошел 134-й день протестов. На массовые субботние акции, которые начались в середине июля и собирали первое время десятки тысяч участников, людей приходит все меньше и меньше. Причин тому, вероятно, несколько, и одна из наиболее весомых – усилившееся давление на протестующих и освещающих эти акции журналистов. В ноябре нескольких сотрудников СМИ и блогеров задержали, а затем отправили за решетку. Тем не менее некоторые протестующие уверяют, что готовы встречать на площади Новый год.

В субботу на площади Ленина возле здания краевого правительства собралось около 200 человек. При этом создается впечатление, что чем меньше протестующих, тем больше полицейских.

– Граждане, вы участвуете в незаконном массовом мероприятии в форме митинга, – почти без остановок повторял полицейский в мегафон. Сразу трое сотрудников курсировали в толпе, один из них снимал лица митингующих на камеру. – Вы нарушаете закон о порядке проведения публичного мероприятия и будете привлечены к административной ответственности.

Но народ не спешил расходиться. Почти все сегодня были в масках – в крае действуют ограничительные мероприятия по коронавирусу. На прошлой неделе суд постановил уничтожить один из самых заметных транспарантов с текстом «Кормить голубей выходит народ, а зомби жуют соловьиный помёт, визжит, как свинья, воняющий клоп о том, что в Хабаровске погань живёт. Исчезни с экранов пропагандон, RusNews – журналисты, а ты мудозвон».

После этого судебного решения митингующие стали делать плакаты скромнее. Все чаще в руках у них небольшие листки с короткими лозунгами: «Долой террор над мирными гражданами», «Ночь темнее перед рассветом», «Полиция, суды – позор России». Некоторые высказываются стихами: «История пишется здесь и сейчас, каким будет край – зависит от нас, и нам по пути лишь с избранником нашим, другому засланцу рукой вслед помашем».

Вячеслав
Вячеслав

После небольшого митинга участники сегодняшней акции, как обычно, вышли на традиционное шествие. Предупреждения полиции они проигнорировали, в который раз скандируя "Полиции позор".

– Конечно, скоро все кончится, – рассказывает хабаровчанин Вячеслав. – Останется, может, несколько десятков человек митингующих. Сейчас все по инерции выходят по субботам. Мне кажется, только и остается ждать выборов, и все. Или когда уже сам суд над Фургалом будет, может, поднимется протестная активность.

При этом чего ждать от полицейских, люди уже не знают.

– Полиция что? Им дали команду любым способом потушить протест. Вот они и ходят с нами, хотя, похоже, сами не понимают, что нужно с нами сделать, чтобы мы заткнулись и пошли по домам, – рассуждает Вячеслав. – Может, и не будут нас ломать, но желание у них такое точно есть, у них же глаза бешеные. И в прошлый раз, когда мы отбили двоих от задержания – это наверняка была провокация силовиков. Им нужно накалить обстановку, дать людям повод проявить агрессию. Совести и понятия чести у них все равно нет.

– Как вы думаете, люди готовы к какой-то иной протестной активности?

– Люди и сами мало представляют, что надо делать. По инерции же действуют. Вместо того, чтобы принимать меры какого-то экономического характера: бастовать, не платить за ЖКХ, не покупать московские продукты, например, – у нас все еще просто ходят. Но это фигня полная, хотя пока другого выхода нет, – заключает Вячеслав.

Владимир
Владимир

Некоторые подготовились к задержаниям. Например, Владимир, инвалид второй группы, который получил штраф 25 тысяч рублей за якобы призывы на незаконную акцию на прошлой неделе.

– Меня осудили за картинку в инстаграме. Там было написано «Площадь Ленина» и время. Все, даже Хабаровска не было. Никого ни к чему не призывал. Меня задержали у дома, повезли в отдел. Потом в спецприемник. Спрашивали, есть ли у меня справка, что я инвалид? Тогда ничего с собой не было, а сейчас вот в телефоне все есть, на всякий случай.

Некоторых митингующих полиция встретила на автобусных остановках, потребовав предъявить документы и сфотографироваться. Как и в предыдущие две субботы, лица участников акции крупным планом транслировали на большом экране, установленном здесь же, на площади Ленина. Из-за такого давления хабаровчане все чаще становятся подозрительными и сами требуют журналистов удостоверения.

– А вот вы снимаете, выспрашиваете – зачем? – спрашивает в который раз пенсионерка.

– Да какая разница! Они даже если эшники, мы тут четыре месяца ходим, думаешь, наших лиц в полиции нет еще? – подключается ее соседка по колонне.

Правда, гораздо больше достается журналистам от полицейских. Блогера Андрея Соломахина 6 ноября задержали у здания Центрального районного суда Хабаровска, куда он приехал вести трансляцию – там в это время шел суд над хабаровским активистом Валентином Квашенниковым. Андрея оставили под стражей до суда, на следующий день присудили штраф и выпустили, но в тот же вечер задержали снова. Его избили на выходе из суда, доставили в ОВД, отвезли в больницу, вернули обратно в отдел и оставили на ночь до следующего суда. В итоге блогера арестовали на 7 суток и отправили в спецприемник. Врачи диагностировали у него закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. На выходе из спецприемника у него изъяли съемочную технику – якобы за долги.

11 ноября были задержаны журналист Дмитрий Хетагуров (Sota Vision) и блогер Дмитрий Тимошенко. Сначала им присудили сутки ареста, которые они уже провели в спецприемнике, но после выхода из суда Дмитрия Хетагурова снова задержали и отправили за решетку на пять суток по части 6.1 статьи 20.2 КоАП.

Корреспондента издания "Арсеньевские вести" и автора канала на Youtube "Нетипичный Хабаровчанин" Антона Курдюмова в начале ноября оштрафовали на 10 тысяч, затем несколько раз задерживали, двое суток он провел в спецприемнике.

Борис Жирнов, корреспондент газеты "Арсеньевские вести" и автор канала на ютьюбе, неделю назад был задержан дважды: сначала во время освещения акции протеста, а затем – сразу после суда, который присудил ему 10 тысяч штрафа. Суд арестовал журналиста на трое суток.

Борис
Борис

– Полиция к нам относилась корректно, даже немного с сочувствием, – рассказывает Борис Жирнов. – Передачи передавали, в спецприемник так и вовсе мы приехали как политические. Такое ощущение складывается, что полицейские словно просто приказы выполняют, которые им не совсем по душе. Вообще с этой историей такое чувство, что в стране начался транзит власти и башни Кремля будто друг с другом конфликтуют. То один к президенту, который отстранился, подойдет, то другой. И такие противоположные приказы поступают от разных групп. Вот сегодня было спокойно. А в прошлую субботу, хоть я и провел ее в спецприемнике, смотрел трансляции потом – совсем другое поведение было, задерживали. Людей, понятно, меньше становится, но у них и кредиты, и работу потерять страшно. Но чего власть добьется – непонятно. Протест уходит вглубь, и когда этот пузырь лопнет, хотелось бы, чтобы все получилось мирно.

Екатерина
Екатерина

Екатерину Ищенко, корреспондента Sota.Vision, также уже задерживали.

– Уже несколько месяцев за мной идет слежка ФСБ. В последнее время они немного отстали, но телефон прослушивается, бывают попытки взлома соцсетей и мессенджеров. Когда мы были во Владивостоке в командировке, то нам ФСБ Приморья блокировало связь – это мы узнали, когда моя коллега пошла выяснять причину блокировки – так и сказали в салоне, – рассказывает Екатерина Ищенко. – Пришлось в прошлую субботу вести эфир с других сим-карт.

– Почему прессовать журналистов стали сейчас, спустя четыре месяца?

– Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Что в головах у сотрудников полиции? Может, мысль такая, что если акции не будут освещать, то протест заглохнет? А может, хотят повесить на журналистов организацию митингов? Но мы просто освещаем то, что происходит. И такие преследования для меня – самое что ни на есть препятствие работе журналиста. А будущее протеста зависит от самих людей. Сейчас спад из-за погоды, конечно, но не знаю, что будет весной. И никаких прогнозов давать не хочу.

– Как думаете, будут еще репрессии?

– То, что будут продолжаться задержания, – это абсолютно точно. Никто не предполагал, что ОМОН будет людей разгонять в Хабаровске. Так что это как в рулетку сыграть, каждый день какие-то новые события. И иногда, если день-два тишина, то ощущение, что подозрительно тихо. Со стороны это вообще дико выглядит: ОМОН, преследования, аресты. Сказали бы мне самой год назад, что я буду крутиться в такой истории, я бы, наверное, посмеялась. А сейчас очевидно, что Хабаровск изменился, как и сознание людей в других городах.

Сегодня уже после акции задержали участника митинга Владислава Замкова. Ему вменяют применения насилия к полицейскому. Вчера от вооруженных людей убегал другой активный участник хабаровских митингов Евгений Мазикин.

– Вчера я был у друга в южном микрорайоне. Пошел в магазин около 22:30. Но до него не дошел, подъехала машина и вышли мужики, бегом ко мне. Ругались, я плохо слышал сначала. А потом подбегают, один достает пистолет и наставляет на меня. Я испугался, ринулся подальше от него, за угол дома, потом в овраг. А они за мной гнались, я услышал два выстрела, потом еще два – один попал. Но пронесло – пуля прошла вскользь в районе колена. Потом на автостоянке я нашел какой-то контейнер, залез в него. Даже дышать боялся, надеялся, что не найдут. Но они нашли, выволокли меня за руки из контейнера и начали бить, – рассказывает Евгений.

По его словам, эти двое не представились и никаких документов не показали.

– Они спрашивали – где наркотики? Но я не пью, не курю. Какие наркотики?! Потом чувствую, один из них начинает в карманах шарить – а я столько историй знаю, как наркотики подкидывают. Сам показал все. И спрашиваю их – вы кто такие? А они только: "Полиция". Несколько раз ногами меня ударили, потом охранник вышел с автостоянки. Говорит, разбирайтесь не на территории со своими вопросами. Но потом они меня отпустили.

Error rendering VK.

– Вы обратились в полицию?

– Конечно, тут же на место вызвал наряд, они приехали. До утра обходили все, следственный эксперимент проводили. Потом побои снял. Они всячески убеждают меня, что полиция себя так не ведет: говорят, это или по борьбе с наркотиками, или наркоманы. В этих гаражах, неподалеку, часто закладки делают. Но я за участие в митингах уже привык, что эшники неэтично ведут себя. Меня два раза задерживали: то руки ломали, то не представлялись, телефон вырывали.

– Как думаете, сколько продлится еще протест?

– Я сегодня не пошел на митинг, пришел в 7 утра домой только, сил нет, ноги ватные. Били по голове, челюсть выбили, губа распухла. Вот еще новый протокол составить хотят – а у меня два уже есть. Я сам себе слово дал: три протокола, и все, заканчиваю с митингами. Я не революционер, хоть и молчать не могу. Но в тюрьме сидеть, тянуть эту лямку, я не готов. У меня пять детей, куча дел. «Дадинская статья» – это слишком большая цена. Так что сейчас я пока вообще не знаю, что дальше.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG