Доступность ссылок

Жизнь в страхе после трагедии в Шахане


80-летняя жительница многоэтажного дома Галина Осипова сидит рядом с самодельной печкой-буржуйкой. Поселок Шахан, Карагандинская область, 10 января 2017 года.

В поселке Шахан не все жильцы дома, где обрушился один из подъездов, вернулись в свои квартиры, хотя жилое здание официально признали пригодным для проживания. Его теперь отапливают модульной котельной, установленной на улице. Но в других домах в Шахане греются у печек-буржуек или за счет автономных котлов, безопасность которых под вопросом. Многие здесь говорят, что в поселок нужно вернуть центральное теплоснабжение.

Родственникам погибших тяжело дается общение с прессой. Родители 26-летней Елены Алексеенко, погибшей вместе со своим шестимесячным сыном Вовой, согласились на разговор с репортером Азаттыка. Молодая семья Алексеенко жила вместе со свекровью в трехкомнатной квартире на пятом этаже рухнувшего подъезда. Их квартира восстановлению не подлежит.

- Зять в то время был в командировке. Свекровь, слава богу, выжила, а моя Леночка и внучок погибли: они рухнули с пятого этажа. Внук был долгожданным ребеночком, моя дочь долго лечилась, операции делала, чтобы забеременеть. После случившегося отца Елены долго откачивали, ему было очень плохо. Я стараюсь держаться. Свекровь попала в больницу, у нее четвертый инсульт. Зятю тоже плохо до сих пор, его забрала к себе тетка. Горю уже не поможешь. Но чтобы избежать таких трагедий, нужно решить вопрос с безопасным отоплением. Я домкомом раньше работала, и знаю, как опасны эти котлы, особенно когда ветер разгуляется. В поселке часто свет отключается. Мы считаем, что отсутствие света сказалось на сбое котла, - рассказала репортеру Азаттыка мама погибшей девушки.

Демонтаж подъезда, который обрушился предположительно в результате взрыва котла, установленного в подвальном помещении дома № 4. Карагандинская область, 10 января 2017 года.
Демонтаж подъезда, который обрушился предположительно в результате взрыва котла, установленного в подвальном помещении дома № 4. Карагандинская область, 10 января 2017 года.

​Дом № 4, где 1 января обрушился целый подъезд - предположительно из-за взрыва котла в подвальном помещении, - теперь отапливается модульной котельной, которую установила на улице частная компания за счет спонсорских средств. Местные жители недоумевают: неужели для этого надо было случиться трагедии, унесшей жизни девятерых человек?

ЖИТЬ СТАЛО СТРАШНО

76-летние супруги Досжан и Тендык Жумкины, проживающие в подъезде по соседству с рухнувшим, вернулись в свою квартиру пару дней назад после недельного отсутствия. Но многие квартиры в этом доме пустуют после трагедии: хозяева не торопятся возвращаться. В квартирах холодно, от стен дует, пол холодный, приходится ходить в теплой одежде и обуви.

- Дом расшатался – это точно. Когда произошел этот взрыв и обрушение, дом так качнуло, что нас с бабкой аж назад откинуло, мы в это время на диване сидели. Качнуло и назад встало. Я соскочил: вижу, в окне что-то мерцает, открыл форточку, а мне мужик кричит: «выходи, обвал». Света еще не было. Мы выбежали с фонариком. Люди кричат, а один парень уже девочку вытаскивает из-под завалов, - говорит репортеру Азаттыка Досжан Жумкин.

Досжан Жумкин, житель дома, в котором 1 января обрушился подъезд. Поселок Шахан Карагандинской области, 10 января 2017 года.
Досжан Жумкин, житель дома, в котором 1 января обрушился подъезд. Поселок Шахан Карагандинской области, 10 января 2017 года.

Как рассказали жители дома № 4, их пятиэтажный дом пережил встряску не в первый раз. Еще в начале 2000-х годов, когда власти приняли решение о сносе пустующих многоэтажек в Шахане, более 30-ти домов взорвали и разобрали. От портящих внешний вид поселка и представляющих опасность для местной детворы брошенных домов избавились. Но это не прошло бесследно для соседних домов – особенно домов №№ 3, 4 и 5, расположенных в непосредственной близости от мест взрыва: дрожали стены, появились мелке трещинки, у многих потрескались оконные стекла. Поэтому когда произошел взрыв в соседнем подъезде, опасения жильцов дома № 4 только усилились.

По словам Досжана Жумкина, не все хотят возвращаться домой, потому что боятся. Пожилые супруги показали репортеру Азаттыка трещины в стенах в некоторых комнатах. Жумкины говорят, что после ЧП в соседнем подъезде трещины стали больше и прощупываются через обои. Пол в квартире кажется перекошенным.

- Сзади дома между двумя плитами аж замазки повываливались. Трещинки появились. Когда выйдешь – видно, что крайний подъезд уже немножко ниже, оседает. Весной, когда растает, хорошо видно будет, как дом просел. В подвале вода собирается. А земля растает и может рухнуть. Когда разбирали с пятого этажа до третьего, я смотрел: на первом этаже, где никто не жил, плита изогнутая. Здесь опасно стало. В нашем подъезде я жить боюсь. Страшно остаться под старость лет под плитой, - сказал Досжан Жумкин.

Будни поселка Шахан. Фотогалерея Азаттыка:

​Жители дома № 4 просят экспертов еще раз обследовать дом и каждую квартиру. Надеются, что с помощью СМИ им удастся донести свои просьбы до властей. О своих опасениях рассказали и жители соседних домов.

- Фундамент в нашем доме уже давно треснутый. А когда в начале 2000-х годов взрывали дом - еще видать посадку дало. Трещина в квартире – в туалетной комнате, чуть ли не насквозь видна была. Я ее сам заделывал. Сейчас думаю еще как-то укреплять край несущей стены, - говорит Олег Осипов, житель соседнего дома.

Житель поселка Шахан Олег Осипов показывает трещины в квартире, которая расположена в многоэтажном доме. Карагандинская область, 10 января 2017 года.
Житель поселка Шахан Олег Осипов показывает трещины в квартире, которая расположена в многоэтажном доме. Карагандинская область, 10 января 2017 года.

КазМИРР: «РЕСУРС ЗДАНИЯ НЕ ИСЧЕРПАН»

10 января, когда репортер Азаттыка приехал в поселок Шахан, на месте, где произошло обрушение одного из четырех подъездов в пятиэтажном доме № 4, рабочие уже проделали большой объем работы по демонтажу. Прилегающая к аварийному подъезду территория огорожена. Посторонних туда не пропускают. На месте работают огромный кран и несколько рабочих. В беседе с репортером Азаттыка один из работников сказал, что «остались последние штрихи по демонтажу».

- После демонтажа оставшиеся стены предстоит укрепить, утеплить, сделать сайдингом облицовку. Крепко будет, - сказал рабочий, не представившись.

Ранее Казахстанский многопрофильный институт реконструкции и развития (КазМИРР), эксперты которого обследовали дом № 4, сообщал, что «межкомнатная существующая перегородка превратится в наружную стеновую панель, просто она будет утеплена и облицована сайдингом». На брифинге, прошедшем в Караганде 6 января, директор КазМИРР Жмагул Нугижинов сообщил, что крена здания не наблюдается, а подъезд подлежит частичному восстановлению. Техническое состояние конструкций трех подъездов «оценивается как работоспособное и пригодное к дальнейшей эксплуатации».

Аварийно-спасательные работы на месте обрушения многоэтажного дома в поселке Шахан. Карагандинская область, 2 января 2017 года.
Аварийно-спасательные работы на месте обрушения многоэтажного дома в поселке Шахан. Карагандинская область, 2 января 2017 года.

- Касательно четвертого подъезда – сохранившиеся несущие конструкции трехкомнатных квартир имеют значительные дефекты. Поэтому восстановлению не подлежат. Подлежат полному демонтажу. Однокомнатные и двухкомнатные квартиры, расположенные слева от лестничной клетки, а также сама лестничная клетка имеют незначительные повреждения – поэтому требуется усиление тяжами снаружи в пределах подъезда. Ресурс данного здания еще далеко не исчерпан и при правильной эксплуатации, я думаю, еще не одно поколение там может пожить, - сказал директор КазМИРР Жмагул Нугижинов 6 января в Караганде на брифинге.

Следственная комиссия еще не озвучила официально причины взрыва в Шахане.

Между тем, в общественном фонде, куда перечисляются деньги для оказания помощи пострадавшим, местным журналистам рассказали, что деньги из фонда также будут направлены на приобретение жилья взамен уничтоженных взрывом квартир.

ПРОСЬБЫ О ЦЕНТРАЛЬНОМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИИ

До 1997 года весь поселок отапливала центральная котельная, о которой сейчас напоминают обломки. Котельная располагалась на окраине поселка, рядом с железной дорогой, по которой как раз подвозили уголь.

80-летняя Галина Осипова свою квартиру на четвертом этаже пятиэтажки вот уже 20 лет отапливает самодельной печкой-буржуйкой. Сейчас к старушке перебрался жить ее сын, который ежедневно таскает ведра то с углем, то с золой. Раньше, когда сын жил отдельно и бывал в командировках, запасал мать топливом впрок: уголь хранился на балконе и в ванной комнате.

"Углярки", где хранится уголь, во дворе многоэтажных домов. Поселок Шахан, Карагандинская область, 10 января 2017 года.
"Углярки", где хранится уголь, во дворе многоэтажных домов. Поселок Шахан, Карагандинская область, 10 января 2017 года.

- В обед начинаю топить, вечером печка затухает. Ночью не рискую топить. Дышать от нее тяжело. Если ветер задувает вихрем, то мы задыхаемся, черный дым в обратку давит. А запах такой страшный бывает от этого угля. Конечно, тяжело с буржуйкой и страшно. Но теперь уже я против котла, не надо мне его после такой беды. Нужна центральная котельная, - говорит Азаттыку пенсионерка Галина Осипова.

В поселке живет много одиноких стариков, без детей. К некоторым приходит соцработник и таскает им уголь два раза в неделю. Некоторые просят об этом соседей, некоторые нанимают людей. Молодежи мало. Непривычно видеть, как в многоэтажных домах пыхтят черным дымом трубы от котельной, установленной прямо в доме. Диким кажется и то, что жители многоэтажек выносят из дома ведра с золой – выкидывают золу на свалку либо складируют возле дома, а затем идут за очередным ведром угля в «углярку» - маленькие сарайчики, выстроенные в длинный ряд во дворе.

Объехав поселок и заглянув в квартиры местных жителей, убеждаешься, что люди отапливаются кто чем может. Многие пользуются печками-буржуйками. Несколько многоэтажных домов обогреваются котлами, установленными за свой счет прямо в подвале или на первом этаже в пустой квартире. Редко можно встретить на улице модульные котлы. Жители говорят о риске, а те, у кого котлы прямо в доме, считают, что живут как на пороховой бочке.

- Многие сейчас поднимают вопрос о центральном теплоснабжении. Это конечно удобно и безопасно. А с другой стороны - те дома, которые жилые остались, разбросаны по поселку, в кварталах осталось всего по нескольку домов. И как централизованное отопление сделать? Это какую надо воздушную сеть с котельной пустить? Это будет проблематично, - высказал свое мнение Сергей, с 1964 года живущий в поселке Шахан и 23 года отработавший в шахте.

Дымоходная труба, проведенная из подвала многоэтажного жилого дома в Шахане. Карагандинская область, 10 января 2017 года.
Дымоходная труба, проведенная из подвала многоэтажного жилого дома в Шахане. Карагандинская область, 10 января 2017 года.

В 2013 году уже выделялись средства на разработку проектно-сметной документации для котельной, и якобы цена вопроса была 2 миллиарда 800 тысяч тенге. После трагедии местные власти пообещали жителям решить вопрос о строительстве централизованной котельной, но сроки не уточнили. Всё упирается в финансирование. Жители поселка просят власти ускорить строительство и обратились к депутатам мажилиса.

Раньше, когда вокруг поселка было три шахты, тут жили шахтеры с семьями. В Шахане когда-то проживало около 30 тысяч жителей. После закрытия шахт люди из поселка стали уезжать, опустели десятки домов. Немало пустующих и недостроенных многоэтажек можно встретить в поселке и сейчас. Сегодня в Шахане живет около восьми тысяч человек.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG