Доступность ссылок

Срочные новости

На пороге второй волны. Ожидания казахстанцев и реальность от Минздрава


Бригада скорой помощи в защитных костюмах едет на вызов. Алматы, 2 ноября 2020 года.

Отсутствие лекарств, нехватка медперсонала и коек, дефицит аппаратов ИВЛ и долгое ожидание медпомощи. «Системные» ошибки Минздрава, допущенные до и во время пандемии, признаёт и Акорда. Новое руководство ведомства уверяет, что «запас прочности» здравоохранения в этот раз «более серьезный».

В марте, начале пандемии, власти Казахстана прогнозировали, что количество зараженных коронавирусом в стране достигнет 3 000–3 500. Спустя семь месяцев мы имеем сильно отличающуюся от первоначальных прогнозов статистику: общее число зарегистрированных случаев сегодня превысило 150 тысяч, из них около 40 тысяч отнесены к так называемой пневмонии с признаками COVID-19. Умершими от нового вируса признаны 1 857 человек. Еще 402 смерти зарегистрированы как последствие «пневмонии».

На конец октября ситуация такая, что власти готовят население ко второй волне пандемии коронавируса и возможному локдауну. Власти заявляют о беспрецедентных мерах борьбы, называя сумму в 6 триллионов тенге (около 13 миллиардов долларов).

Что власти сделали не так во время первой волны и есть ли риск повторить собственные ошибки? Эксперты отрасли, люди, потерявшие близких, и пострадавшие во время пандемии рассказывают свое видение.

«ПОСТОЯННО ГОВОРЯТ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКЕ, НО ДО НАС ЭТА ПОМОЩЬ НЕ ДОШЛА»

57-летний отец Эрика Сайлаубая из Алматы умер от коронавируса 6 июля – когда власти страны запускали фейерверки в честь Дня столицы, совпадающего с днем рождения экс-президента Нурсултана Назарбаева. Претензий к врачам у Сайлаубая нет. Он довольствуется тем, что получил помощь от государства в виде пособия на похороны.

– Человеку с симптомами или больному в обязательном порядке надо делать компьютерную томографию (КТ). Мы делали отцу рентген, врачи сказали, что легкие «чистые». И только КТ выявила стопроцентное поражение легких, – рекомендует Эрик, вспоминая пережитое. – Первая волна была очень сильная. Моя сестра тоже заболела. У нее были поражены 65 процентов легких. Мы вызывали ей скорую помощь, но ее так и не госпитализировали. Мол, сами лечитесь. Я до сих пор не понял этого момента. Должны быть критерии госпитализации: к примеру, если половина легких поражена, то нужно все-таки лечить человека в стационаре.

Медицинский работник в защитном костюме берет мазок у женщины в центре тестирования на коронавирус в Алматы, Казахстан, 13 июля 2020 года.
Медицинский работник в защитном костюме берет мазок у женщины в центре тестирования на коронавирус в Алматы, Казахстан, 13 июля 2020 года.

Багдат Сериккызы из городка Арал Кызылординской области тоже потеряла отца.

Всем одинаковый список лекарств выдавали. У каждого ведь свой диагноз бывает.

– Мы не могли найти отцу лекарства и кислородный аппарат. Говорили, что это всё выделено от правительства, но мы не видели. Покупали задорого и доставляли из Алматы и Астаны. Со стороны врачей не было никакой поддержки. Всем одинаковый список лекарств выдавали. У каждого ведь свой диагноз бывает. Определенные лекарства могут быть неэффективными. Всё это не учитывалось, – рассказала Сериккызы.

Отец Багдат умер 17 июля, пролежав в местной больнице неделю.

– Человек пошел своими ногами в больницу, и там за ним не было ухода. Одежда не менялась, ходил под себя. Всё это я говорила врачам. Нам дали справку, что отец умер от пневмонии. Вместе с отцом болела и мать. Мама в больницу не легла и осталась жива. Постоянно твердят, что выделены большие суммы для обеспечения лекарствами и на борьбу с пандемией, но до нас эта помощь не дошла, – жалуется Багдат Сериккызы.

«ЗАРАЗИЛАСЬ КОРОНАВИРУСОМ, ОКАЗАЛАСЬ В КОЛЯСКЕ»

Жительница Нур-Султана Арай Ордабаева до заболевания коронавирусом этим летом была активным организатором уличных выставок и социальных проектов. Это она три года назад инициировала открытие в столице местного «Арбата» – пешеходной улицы для выставок в старом центре города. По ее словам, из-за несвоевременной помощи врачей с COVID проявилась миастения. Теперь Ордабаева вот уже несколько месяцев вынуждена передвигаться на инвалидной коляске.

Она регулярно пишет посты в Facebook’е, где описывает свое состояние и рассказывает, с чем сталкивается при получении медуслуг. В том, что она теперь не может ходить, Ордабаева винит столичное руководство и глав медучреждений, куда она обращалась.

Я не верю, что система здравоохранения и конкретные руководители, сделавшие меня инвалидом, готовы ко второй волне.

– Я не верю, что система здравоохранения и конкретные руководители, сделавшие меня инвалидом, готовы ко второй волне. Они не смогли обеспечить меня, налогоплательщика, элементарными услугами. Я не требую и не требовала к себе особого отношения, а лишь просила положенную мне помощь, и меня до последнего игнорировали, – делится мнением Арай Ордабаева.

Общественный деятель, пережившая, по ее словам, «все прелести» отечественного здравоохранения, отмечает, что в первую очередь нужно оказывать психологическую помощь обращающимся с признаками вируса.

– С начала объявления пандемии мы все живем в состоянии стресса. И когда у человека появляются первые признаки COVID, температура, то некоторые думают: ничего страшного, всё пройдет, и не обращают внимания на свое здоровье, а некоторые, наоборот, при малейших симптомах могут подумать, что они при смерти. И вот тут очень нужна поддержка психологов. Это позволит уже при первом обращении выявлять тех, кому реально нужна медицинская помощь, – считает Ордабаева.

Во-вторых, по ее словам, нужно наладить достоверность результатов тестов.

– Четвертого августа в один день с промежутком в час-два мне сделали два ПЦР-теста. Один был отрицательный, другой – положительный.

Также по мнению, Ордабаевой, стоит обратить внимание на обеспечение медработников.

Они были постоянно в защитных костюмах, обливались потом, но у них не было даже бесплатной воды!

– Я видела, в каких трудных условиях работали врачи, медсестры и санитарки. Они были постоянно в защитных костюмах, обливались потом, но у них не было даже бесплатной воды! Они признавались, что первое, что хотят сделать, выйдя из больницы, – это не поспать от усталости, а попить вдоволь воды, – делится Арай.

Со слов Арай, больше всего ее беспокоит перед второй волной осознание, что многие казахстанцы замалчивают масштабы неоказания своевременной или неквалифицированной медпомощи.

– Я, например, открыто пишу об этих проблемах. Знаю, куда нужно жаловаться и кого тэгнуть в соцсетях. А сколько у нас людей, которые молча дома умирают?! – вопрошает Арай Ордабаева.

Минута молчания у больницы в национальный день траура по погибшим в результате вспышки COVID-19. Алматы, 13 июля 2020 года.
Минута молчания у больницы в национальный день траура по погибшим в результате вспышки COVID-19. Алматы, 13 июля 2020 года.

ХОЧЕШЬ ПОМОЧЬ МЕДИКАМ? ПОЛУЧИ ШТРАФ!

Врач и руководитель частного медцентра Талант Омаров из Алматы во время первой волны организовал у себя бесплатное лечение пациентов с коронавирусом и пневмонией.

Но из-за «несоответствия требованиям» местная санитарно-эпидемиологическая служба оштрафовала медорганизацию.

По мнению Омарова, во время первой волны населению в первую очередь не хватало квалифицированной медпомощи и персонального подхода в лечении.

– Лечить по общему одинаковому протоколу было неправильным, потому что у каждого есть хронические заболевания, которые отягощают состояние. Такие инициативы, как наша, должны были поддерживаться государством, а не наказываться. Так как вирус передается воздушно-капельным путем, то я бы рекомендовал лечить в полевых госпиталях подальше от города. Например, военные такое практикуют, – говорит Омаров.

По его словам, также нужно усилить работу участковых врачей в поликлиниках и обеспечить население бесплатными лекарствами.

«НЕ БЫЛО КОНТАКТА С ОБЩЕСТВОМ – ПОДОШЛИ ОЧЕНЬ ПОВЕРХНОСТНО»

Глава общественной организации «Аман-саулык» врач Бахыт Туменова полагает, что Минздрав допустил системные ошибки еще в самом начале распространения вируса, так как недооценил ситуацию и не подготовился к пандемии.

Минздрав недооценил роль рядовых граждан и общества в распространении инфекции.

– Они оценивали максимально возможное количество больных в 3,5 тысячи. Не обеспечили лекарствами и аппаратами ИВЛ. Минздрав недооценил роль рядовых граждан и общества в распространении инфекции. Не было необходимой информационной работы по предупреждению заболевания среди населения. Не было контакта с обществом. Подошли очень поверхностно, – говорит Туменова и полагает, что нынешнее руководство Минздрава извлекло уроки из ошибок во время первой волны.

По словам врача, последние месяцы во время спада количества заболевших, ведомству перед второй волной, надо было сначала обеспечить лекарствами граждан, стоящих на учете с хроническими заболеваниями.

– Речь идет о категории людей, получающих гарантированные лекарства. Надо было выдать им необходимые препараты на длительный период. Минимум на три месяца, а то и больше. Потом уже никакие мобильные группы их обеспечить не смогут, и эти люди потянутся в поликлиники. Надо минимизировать их выход из дома. Это наиболее уязвимая группа, – сообщила Туменова.

Врач признаётся, что ей становится тревожно, глядя на людей, которые нарушают режим карантина, при этом численность медработников в стране не увеличилось, и это, не считая человеческих потерь в рядах.

16 октября на брифинге гендиректор Республиканского центра развития здравоохранения Канат Тосекбаев сообщил, что дефицит медицинских кадров в стране составляет около 12,7 тысячи человек. Казахстан в предыдущие три года покинули около трех с половиной тысяч медработников. Во время первой волны еще около 13 тысяч врачей подхватили инфекцию, спасая людей, 182 медработника умерли.

Медработник на блокпосту записывает заезжающих в населенный пункт во время ЧП. Туркестанская область, 29 апреля 2020 года.
Медработник на блокпосту записывает заезжающих в населенный пункт во время ЧП. Туркестанская область, 29 апреля 2020 года.

21 октября Минздрав преподнес еще один «сюрприз» медикам, отменив единовременные выплаты в два миллиона тенге в случае их заражения.

Консультант в сфере здравоохранения Марат Мамаев, комментируя отмену выплат, говорит, что данное обстоятельство не повлечет за собой «существенного» оттока специалистов из страны и вот почему.

– Проблема социального статуса медработников, вопросы, связанные с их зарплатой, – это как хроническое заболевание, которое длится в стране не первый год. Отмена госвыплат сильно не повлияет на массовый отток врачей. Но это повлияет на их эмоциональное, экономическое и морально-психологическое состояние, – считает консультант.

По словам Мамаева, после таких мер казахстанские медики «делают определенные выводы» относительно отечественного здравоохранения и очередные «маневры» властей ничего положительного для медработников не несут. Консультант также сообщил, что вместе с коллегами готовит соответствующий пакет предложений в профильные госорганы с целью повысить статус медиков.

«АЖИОТАЖА НЕТ, ТЕСТЫ ПОДЕШЕВЕЛИ»

В аптеках страны сейчас нет ажиотажа, который наблюдался в начале пандемии. Сдать тест на коронавирус тоже не проблема.

В столице, к примеру, ПЦР-тест на COVID-19 можно сдать в двух организациях: филиале Национального центра экспертизы при Минздраве и сети КДЛ «Олимп». Стоимость в первой составляет 8 025 тенге. До 21 октября тест стоил 11 500 тенге. В «Олимпе» цена составляет 9 тысяч с учетом заборов мазка (540 тенге). Сдача теста невозможна без подачи предварительной заявки на сайтах организаций. Результат обещают выдать минимум через день. По данным Минздрава, на 20 октября закуплено 507 тысяч ПЦР-тестов.

Все что нужно, чего во время первой волны не хватало, сейчас имеется.

– В наличии есть абсолютно все необходимые противовирусные и жаропонижающие лекарства, маски и антисептики. Всё, что нужно, чего во время первой волны не хватало, сейчас имеется, – говорит Мирас Акмагамбетов, представитель ТОО «Аптека столицы».

В его аптеке по улице Женис в Нур-Султане продаются три вида медицинских масок стоимостью от 50 до 300 тенге. До первого карантина в марте этого года одноразовые маски стоили как минимум в два раза дешевле. Флакон самого маленького и дешевого антисептика сейчас стоит 420 тенге.

– Ажиотажа, как раньше, нет. Мне кажется, либо люди запаслись лекарствами во время предыдущих карантинов, или многие уже переболели. Главное, чтобы поставщики вовремя всё доставляли, мы лишь продаем то, что есть, – комментирует ситуацию с наличием лекарств Алмагуль Мозданова, фармацевт аптеки «Жания» по улице Айнаколь.

МИНИСТР ЦОЙ: «СИСТЕМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ "АДАПТИРОВАЛАСЬ"»

Комментируя подготовку ко второй волне, министр здравоохранения Казахстана Алексей Цой сообщил 14 октября на брифинге в СЦК, что система здравоохранения «адаптировалась». Мол, предыдущий опыт в ведомстве «оценили, промониторили и проанализировали».

Министр здравоохранения Казахстана Алексей Цой, получивший назначение после отставки Елжана Биртанова в июне 2020 года.
Министр здравоохранения Казахстана Алексей Цой, получивший назначение после отставки Елжана Биртанова в июне 2020 года.
Большой акцент сделали на подготовке медиков, оценке деятельности медицинских организаций, реинжиниринга потоков грязных и чистых [зон] в медицинских организациях.

– Вы видите, что дополнительные коечные мощности строятся во всех регионах. Мы большой акцент сделали на подготовке медиков, оценке деятельности медицинских организаций, реинжиниринга потоков грязных и чистых [зон] в медицинских организациях. Очень важный акцент мы сделали на первичной медико-санитарной помощи, это звено в первую очередь должно встречать в легких случаях [болезни] на начальном этапе, лечить на дому. Лекарства предусмотрены для этого, – заявил Цой.

По словам министра, потребности в койко-местах, средствах индивидуальной защиты, кислородных концентраторах, аппаратах ИВЛ и услугах скорой помощи «нарастили».

– То есть очень много таких вещей, которые, мы увидели, что не хватало, и сейчас подтянули. Строительство тоже вопрос не быстрый. Сейчас новые инфекционные больницы строятся и уже на подходе. Запас прочности в Казахстане более серьезный. И по этому пути идут многие страны. Каждая страна усиливает потенциал и, учитывая уроки предыдущего периода, начинает укреплять систему здравоохранения, – прокомментировал Алексей Цой.

20 октября, отчитываясь в правительстве, министр сообщил, что сформирован «неснижаемый двухмесячный запас лекарств на складах». Закупаются 44 наименования дефицитных и востребованных лекарств против COVID-19 на сумму 8,2 миллиарда тенге для лечения порядка 60 тысяч стационарных пациентов в месяц.

ОБЕЩАНИЯ ГЛАВЫ МИНЗДРАВА НЕ ВСЕГДА СХОДЯТСЯ СО СРОКАМИ ИСПОЛНЕНИЯ

В середине августа Цой сообщил на свой странице в Facebook'е, что «к октябрю» по стране планируется построить 13 модульных инфекционных стационаров.

Министр также сообщал, что в аптеки страны поставлены более 10 миллионов упаковок лекарственных препаратов, медорганизации обеспечены месячным запасом лекарств, созданы 11 региональных стабилизационных фондов. Дополнительно, по заверениям главы Минздрава, закупаются 2 578 аппаратов ИВЛ и 23 890 коек будут обеспечены кислородом.

«До октября все районные больницы страны планируется на 100 процентов обеспечить цифровыми рентген-аппаратами», – сообщил тогда министр.

Однако 26 октября во время заседания межведомственной комиссии по недопущению распространения COVID-19 премьер-министр Казахстана Аскар Мамин поручил «ускорить поставку» рентген-аппаратов и передвижных медицинских комплексов.

А 27 октября региональная служба коммуникации Туркестанской области сообщила, что по стране пока «планируется» построить 13 модульных инфекционных стационаров.

Еще один момент, который волнует общественность и о котором говорят эксперты, – это иногда непоследовательность, а иногда нелогичность действий властей. Последнее из них – открытие школ и театров на фоне запрета на массовые мероприятия, даже спортивные, которые проводятся на открытом воздухе.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG