Доступность ссылок

Срочные новости

«Кошечки, конечно, выигрывают». Почему так сложно помогать старикам


Директор организации «Дом друзей» Лана Журкина со своим подопечным Омари.

Благотворительная организация «Дом друзей» запустила программу адресной помощи «Две жизни» для помощи пожилым людям, которые по каким-то причинам остались без жилья или документов. Старики не привлекают благотворителей, и их образ сложно назвать успешным для кампании по сбору денег, но тем не менее даже для таких людей можно найти попечителей.

Детям всегда помогают охотнее, потому что за ребенком есть будущее

«Две жизни» пока единственная программа организации, которая рассчитана на помощь пожилым людям. «Детям всегда помогают охотнее, потому что за ребенком есть будущее. За стариком будущего нет»​, – говорит директор организации «Дом друзей» Лана Журкина.

По ее словам, оказавшийся в сложной ситуации взрослый воспринимается обществом как изгой, заслуживший все, что с ним произошло. При этом ситуации бывают разные: иногда человек действительно не пытался решить свои проблемы, а иногда просто не смог преодолеть обстоятельства, в которых оказался.

«Мне часто говорят: все ваши подопечные непривлекательны для того, чтобы люди откликались и помогали. Кошечки в этом плане, конечно, выигрывают. Но речь о живых людях. Многие из них приехали в Россию очень давно: кого-то отправили служить на территорию России, кого-то распределили в российские города после учебы. Эти люди работали на Советский Союз, а потом остались на задворках жизни», – рассказывает Журкина.

Подопечный "Дома друзей" Омари
Подопечный "Дома друзей" Омари

Программа появилась после того, как в организацию обратился бездомный 76-летний Омари. Он пришел в «Дом друзей» несколько лет назад. До этого он сотрудничал с комитетом «Гражданское содействие».

Родился Омари в Грузии в неполной семье. Когда был маленьким, воспитывавшая его мать заболела туберкулезом и умерла. Так мальчик оказался в детском доме. Там во время неудачной операции ему удалили почку и признали ребенком-инвалидом. Когда Омари исполнилось 18, его перевели в инвалидный дом.

Оттуда Омари сбежал. Бежать, правда, особо было некуда, поэтому он ездил работать то в Украину, то в Россию. В 1990 году окончательно перебрался в Москву. С того времени работал разнорабочим без официального оформления. Последнее место работы – «Филипповская булочная», был там и электриком, и администратором. Там же у него украли советский паспорт. Когда булочную закрыли, Омари остался без работы.

Без документов он пришел в благотворительную организацию – комитет «Гражданское содействие». «В России существует упрощенный механизм получения гражданства для тех, кто был зарегистрирован на территории бывшего СССР, а в Россию прибыл до 2002 года. Проблема заключалась только в том, что эти условия нужно подтверждать документально. У Омари же никаких документов, кроме выписок из московских клиник, где он лечился, не было», – рассказывает сотрудница «Гражданского содействия» Елена Буртина.

В итоге Омари быстро удалось подтвердить личность, и вместе с адвокатом он подал документы на оформление гражданства. Паспорт должен быть готов в феврале 2020 года. «Весь этот процесс занял около двух лет. Историй, когда граждане бывшего СССР приезжали нелегально работать в Россию, очень много. У нас больше 200 таких подопечных, и многие из них до сих пор живут по советским паспортам, потому что видят, что процесс получения гражданства затягивается на несколько лет. Они опускают руки», – говорит она.

Именно для таких, почти отчаявшихся людей, и будет существовать программа «Две жизни». Идея состоит в том, что благодаря помощи попечителей бездомные старики, которые потеряли документы, не обменяли советский паспорт на российский или в результате мошенничества остались без жилья, получат возможность снова жить достойно.

Разве Омари хуже, чем животное в зоопарке?

В конце сентября Омари выгнали из хостела, где он жил бесплатно последние несколько лет. За это он выполнял только мелкие поручения. «Администрация сменилась – и Омари оказался на улице. Во-первых, он не мог заселиться в другой хостел: у него было только временное удостоверение личности. Этого документа нет в списке тех, по которым можно заселить человека в хостел. Парадокс заключается в том, что по этому же документу можно открыть банковский счет, получить страховой полис и СНИЛС. Во-вторых, у Омари не было денег, чтобы оплачивать хостел, – говорит Журкина. Она не знала, как помочь пожилому человеку, так как денег на то, чтобы помогать ему и с лекарствами, и с оплатой жилья, у организации не было. – От отчаяния я уже хотела организовать схему кураторской поддержки на примере зоопарка. Там на клетках висят таблички: кто курирует то или иное животное. Я подумала, чем Омари хуже, почему его никто не может курировать?»

В итоге попечители нашлись. Омари заселился в хостел на Покровских воротах и как будто бы начал «вторую жизнь» в ожидании российского паспорта. Когда он его получит, то сможет наконец оформить пенсию и хотя бы частично себя обеспечивать.

Хочу, чтобы родители могли жить достойно, даже если меня не станет

По словам Журкиной, эта история показала, что даже «непривлекательные» герои могут найти своих благотворителей.

Для нее история Омари – это еще и личная история. «Мои родители сейчас примерно такого же возраста, как Омари, поэтому во всех стариках я вижу в первую очередь их. Мне бы хотелось, чтобы они знали, что будут жить в нормальных условиях и что есть люди, которые их поддержат даже в том случае, если меня не станет», – говорит Журкина.

По итогам последней переписи населения 2010 года в России было 64 тысячи бездомных. По оценке руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Сергея Миронова, на 2017 год зафиксировано около 3–5 миллионов россиян без постоянного места жительства. Средний возраст бездомных – 45 лет, в последние годы он резко снижается.

Автор - Карина Меркурьева

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG