Доступность ссылок

Срочные новости

Почему башкирскую национальную организацию пытаются признать экстремистской


Руслан Габбасов, один из лидеров национальной организации «Башкорт».

Прокуратура Башкортостана направила в суд иск о признании национальной организации «Башкорт» экстремистской и запрете ее деятельности. Ранее надзорное ведомство вынесло в адрес «Башкорта» предупреждение «о недопустимости осуществления экстремистской деятельности». Претензии прокуратуры были основаны, в частности, на том, что в деятельности «Башкорта» якобы «активное участие принимают Сагит Исмагилов, Фанзиль Ахметшин, Айрат Дильмухаметов, ранее судимые за преступления экстремистской направленности» и что при участии упомянутых людей «на территории Республики Башкортостан организуются массовые публичные мероприятия с целью осуществления призывов к экстремистской деятельности и вовлечения в его состав новых участников». Также было заявлено, что, согласно выводам некоего «историко-психолого-лингвистического исследования» специалистов Башгосуниверситета, проводимые «Башкортом» «йыйыны» на самом деле «таковыми не являются».

Радий Хабиров заявил, имея в виду активистов организации, что они «проповедуют шовинизм и практически скатываются к расизму» и что он по отношению к ним будет «просто беспощаден».


Преследования «Башкорта» со стороны властей и правоохранительных органов активизировались после того, как организация провела «Мужской всебашкирский йыйын» в защиту горы-шихана Куштау. Через несколько дней после этого активисты организации не были допущены на V Всемирный курултай башкир, хотя и были избраны его делегатами. Председатель «Башкорта» Фаиль Алсынов и активист Ильмир Мухаметьяров были силой удалены с заседания Курултая и увезены в полицию. Принимавший участие в заседании Курулутая врио главы республики Радий Хабиров заявил, имея в виду активистов организации, что они «проповедуют шовинизм и практически скатываются к расизму» и что он по отношению к ним будет «просто беспощаден».

В начале декабря 2019 года «Башкорт» провел представительное собрание с участием ученых, общественников и гражданских активистов, где обсуждались вопросы защиты Куштау. Собрание обратилось к международной общественности с призывом подключиться к защите горы. После этого в «Башкорт»​ пришли с проверкой сотрудники прокуратуры, МЧС и УБЭП МВД по Башкортостану. Все проверки были начаты после анонимных заявлений неких граждан о том, что у себя в офисе «Башкорт» якобы ведет «экстремистскую деятельность».

Idel.Реалии (проект Русской редакции Азаттыка — Радио Свобода) поговорили с одним из лидеров «Башкорта»​ Русланом Габбасовым о претензиях прокуратуры и подоплеке последних преследований организации со стороны властей.

— Руслан, в «Башкорте» уже сумели ознакомиться с содержанием иска прокуратуры?

В нашей деятельности нет ничего экстремистского. Если бы что-то такое было, они, наверняка, давным-давно уже это использовали бы для того, чтобы нас закрыть еще раньше.


— Нет, мы до сих пор его не получили; видимо, ознакомимся только в суде.

— Можно ли предположить, что там будут содержаться те же претензии и обвинения, которые были в предупреждении, направленном вам прокуратурой в декабре? Или возможно еще что-то новое?

— Скорее всего, обвинения будут те же самые. Мы давно подозревали, что власти ведут дело к признанию нашей организации «экстремистской» и ее запрету на этом основании. До нас доходили известия, что они ищут любой повод для этого. Могут ли прокуроры найти что-то «новое»? Не знаю. Но, в любом случае, в нашей деятельности нет ничего экстремистского. Если бы что-то такое было, они, наверняка, давным-давно уже это использовали бы для того, чтобы нас закрыть еще раньше.

— Прокуратура, направляя вам в декабре свое предупреждение, предлагала вам «в двухмесячный срок устранить недостатки». Вы собирались оспорить это предупреждение в суде. Успели вы это сделать?

— Этот срок истекал в конце февраля. Мы к началу этой недели подготовили обстоятельный ответ, в котором указали, что доводы о ведении нами «экстремистской деятельности» абсолютно необоснованы. Так, Айрат Дильмухаметов никогда не входил в «Башкорт»; более того, он в последнее время нередко подвергал нашу деятельность критике. Сагит Исмагилов и Фанзиль Ахметшин также не являются руководителями нашей организации; кроме того, Исмагилову его приговор был отменен после декриминализации вменявшейся ему статьи УК. Мы также потребовали от прокуратуры, чтобы нам предоставили выводы «экспертизы», на основании которой надзорное ведомство пришло к явно абсурдному заключению, что проводимые нами йыйыны — не настоящие, не соответствующие якобы традициям башкир. Я полагаю, что мы, много лет изучая историю нашего народа, историю его представительных учреждений в разные времена, всё-таки лучше знаем, что такое йыйыны и как их проводить.

Мы собирались после этого обжаловать вынесенное предупреждение в суде. Но как видите, прокуратура не стала дожидаться ни наших возражений, ни истечения двухмесячного срока, который сама установила.

— Как вы думаете, почему вдруг надзорное ведомство так заторопилось?

Новый глава республики — инициатор всех последних гонений и репрессий против нашей организации.


— Видимо, их сильно торопят из «Белого дома», из администрации Радия Хабирова. Мы уже заявляли, что именно новый глава республики — инициатор всех последних гонений и репрессий против нашей организации.

Я полагаю, что власти и правоохранительные органы торопятся запретить нашу организацию по двум основным причинам — не дать нам активно участвовать в обсуждении поправок в Конституцию России, а также нейтрализовать «Башкорт» перед неизбежной весенней активизацией движения в защиту шихана Куштау. Словом, нас хотят полностью устранить с политического поля.

— А что вы думаете по поводу конституционных поправок? Как в вашей организации к ним относятся?

— В ближайшее время мы как раз собираемся обсудить их всей организацией. Мы видим, что в республике ни одна политическая партия, ни одно общественное движение пока не выразили своей позиции. Все обходят этот вопрос стороной — если не считать представителей властей и «единороссов», которые, разумеется, всецело поддерживают линию Кремля.

Я думаю, что мы на всероссийском голосовании мы будем голосовать против этих поправок.

— Почему? Что в них вас тревожит и не устраивает?

Власти торопятся запретить нашу организацию по двум основным причинам — не дать нам активно участвовать в обсуждении поправок в Конституцию России, а также нейтрализовать «Башкорт» перед неизбежной весенней активизацией движения в защиту шихана Куштау.


— Во-первых, полагаю неприемлемым то, что за них предполагается голосовать единым пакетом. Я считаю, что каждая значимая поправка должна выноситься на голосование отдельно. Нельзя одновременно отдавать голос, скажем, за материнский капитал на первого ребенка и за то, чтобы у российского права был приоритет перед международным. Это абсолютно разные вещи.

Во-вторых, основной закон страны должен меняться Конституционным собранием, поскольку поправками явно затрагиваются первая и вторая главы Конституции, хоть Кремль и утверждает обратное. Например, прямо затрагивается статья 15 первой главы, в которой четко сказано, что «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

— Как вы думаете, отразятся ли конституционные нововведения на отношениях между федеральным центром и регионами?

— Я вижу здесь угрозу федерализму — в том, что создается новый Госсовет, куда будут входить губернаторы и который, скорее всего, возглавит Путин. Таким образом, новые полномочия позволят ему непосредственно руководить главами регионов. А так как именно Путин ответствен за построение «вертикали власти» и сворачивание федерализма в стране, то он явно будет продолжать эту линию и дальше. Его недавние слова о том, что «Ленин заложил мину под российскую государственность», — они не просто так произнесены. Это его позиция, это его отношение к существованию в России национальных республик. В этой же связи меня настораживает и предложение внести поправку в преамбулу Конституции, заменив слова «многонациональный народ Российской Федерации» на «многонародную российскую нацию» (данную поправку предложил внести председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов. — Ред.).

Каждая значимая поправка должна выноситься на голосование отдельно.


Разумеется, мы выступаем и против того, что местное самоуправление пытаются окончательно встроить в «вертикаль власти». Статья 12 из той же первой главы Конституции гласит, что «органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Наша организация работает с местным самоуправлением непосредственно. Те же наши йыйыны — это наглядное их проявление. Поправки же уничтожают самостоятельность МСУ, подчиняют его полностью вышестоящим органам государственной власти.

— Как вы относитесь к утверждению, высказываемому многими экспертами, что весь процесс изменения Конституции затеян лишь для того, чтобы оставить Путина и его группировку у власти и в дальнейшем, после 2024 года?

— Я согласен с этими утверждениями. Правящая в России группировка давно уже разрабатывала сценарии транзита власти после 2024 года, рассматривались, как знаем, и «казахстанский», и «белорусский», и другие варианты. Думаю, вариант с Союзным государством с Беларусью уже не актуален. Белорусский народ вряд ли откажется от своей независимости.

— Поговорим о Куштау. Почему вы считаете, что власти хотят нейтрализовать вашу организацию также и в связи с этим?

— Власти понимают, что «Башкорт», играя существенную роль в движении в защиту горы, может активизировать протесты в ближайшее время. Поэтому они и пытаются ликвидировать нашу организацию, и в то же время показать на этом примере всем другим защитникам Куштау, что они и с ними могут так поступить.

— А как вы намерены дальше защищать Куштау?

— Наши планы пока прежние — будить и поднимать общественность. Я думаю, во многом мы этого уже достигли. Поднялись местные жители, которые создали собственные организации в защиту горы и уже провели два замечательных флешмоба. Мы провели представительное собрание республиканской общественности в прошедшем декабре, обратились к международной общественности с призывом оказать нам поддержку. Власти вновь увидели, что Шиханы защищают не «одни только башкирские националисты». Добавлю, что мы не отказались от идеи проведения большого митинга в защиту Куштау — мы подадим на него заявку сразу, как только смягчены республиканские законы о публичных мероприятиях. Но, вообще, активизация протестов против разработки горы еще впереди. Если на горе начнутся разведочные, а тем более взрывные работы, это сразу подтолкнет процесс.

— Как организация намерена защищаться от попытки ее запрета? Какова будет реакция ее сторонников?

— Мы уже призвали всех сторонников нашей организации начать акции протеста с призывом прекратить репрессии по отношению к «Башкорту», в частности прийти 7 февраля на первое судебное заседание поддержать нас. Посмотрим, сколько сторонников придет к суду. На ближайшем собрании мы обсудим, что еще можно сделать, чтобы привлечь внимание и российской, и международной общественности к попытке запрета «Башкорта». И будем всеми законными способами защищаться от несправедливых обвинений и в суде, и в публичном пространстве.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG