Доступность ссылок

Срочные новости:

Зачем Токаев «играет с огнём» и почему Казахстан ждёт очередной «карманный» парламент?


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев

Предстоящие парламентские выборы в Казахстане можно рассматривать как часть усилий по укреплению президентом Касым-Жомартом Токаевым собственной власти, пишут в аналитических статьях западные СМИ. Они прогнозируют формирование очередного «карманного» парламента, отмечая, что такой вариант способен вызвать ещё большее разочарование. В прессе также  ищут ответ на вопрос, почему дочь и зять бывшего президента Казахстана заинтересованы в уменьшении своей доли в крупнейшем банке страны.

НОВЫЕ ПАРТИИ И СТАРЫЕ ПОРЯДКИ

Несмотря на формальное упрощение регистрации политических партий в Казахстане, пройти эту процедуру и получить допуск к участию в выборах могут не все группы: для нелояльных организаций путь заказан, пишет англоязычный сайт Eurasianet.

В публикации издания говорится, что озвученная в прошлом году инициатива Токаева о снижении минимального количества членов для регистрации партий с 20 до 5 тысяч человек вселила надежду на оживление политической сцены. Но вскоре надежда улетучилась, отмечает автор статьи Алмаз Куменов. Министерство юстиции отказало в регистрации партий «Алға, Қазақстан», «Намыс» и других групп, которые считают, что настоящей причиной отказов является их критика в адрес властей.

Лидер «Намыса» Санжар Бокаев, ныне бизнесмен, а в прошлом чиновник и функционер партии власти, говорит в комментарии Eurasianet, что правительство чинит препоны, чтобы не регистрировать независимые организации. С этим мнением согласен правозащитник и журналист Сергей Дуванов. «Нет никаких сомнений в том, что Акорда сформирует "карманный" парламент, поэтому в марте избиратели смогут выбрать только из тех, кто допущен к выборам в силу их лояльности к власти», — говорит Дуванов в интервью Eurasianet.

Недавно в стране зарегистрировали две новые партии. Одна из них, «Байтак», позиционируется как партия зелёных, хотя не была замечена в крупных экологических инициативах. Её лидер Азаматхан Амиртай поддерживает курс президента. О поддержке курса Акорды заявляет и другая новая партия, Respubliсa.

Алмас Куменов пишет, что получение партией власти «Аманат», победившей на предыдущих выборах, большинства мест в следующем созыве остаётся под вопросом.

Политолог Толганай Умбеталиева, глава Центральноазиатского фонда развития демократии, говорит, что партия «Ак жол» и Народная партия, присутствовавшие в мажилисе, не могут быть уверены в получении мандатов, поскольку Акорда, по мнению эксперта, не очень им доверяет.

«Старые партии выражают поддержку политике Токаева, наверное, чтобы выжить и вернуться в парламент. Но, как только партии получат свои мандаты, ими могут воспользоваться люди Назарбаева. Поэтому доверие к ним Акорды низкое», — считает она.

К выборам допущены также «Ауыл» и Общенациональная социал-демократическая партия. ОСДП когда-то воспринималась как оппозиция, а сейчас выглядит как «полностью истощённая» партия.

69 из 98 мест в мажилисе, как ожидается, будут распределены между партиями по результатам выборов, 29 мандатов получат одномандатники.

Автор прогнозирует, что по итогам выборов в Казахстане будет сформирован новый по форме, но старый по содержанию парламент.

«Для Токаева важно, чтобы в мажилис пришли новые люди, которые будут участвовать в создании "нового Казахстана", следуя установленным властями правилам», — говорит Умбеталиева.

ПРОШЛЫЕ ОБЕЩАНИЯ ТОКАЕВА, НАСТОЯЩАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И БУДУЩИЕ РИСКИ

Дженнифер Брик-Муртазашвили, глава Центра рынков и управления Питтсбургского университета в США, пишет в статье «Токаев играет с огнём дома и с Россией» в журнале World Politics Review, что досрочные парламентские выборы в Казахстане следует рассматривать как стремление президента консолидировать власть на фоне растущих внешних угроз и внутренних проблем.

Исследователь считает, что отношения между властью и населением Казахстана никогда прежде не были настолько натянутыми, какими являются сейчас. По мнению Брик-Муртазашвили, Токаев надеется, что парламентские выборы положат конец сложному периоду, который начался с Январских событий. После кровопролития Токаев пообещал провести политические реформы, ослабить полномочия президента и усилить роль парламента. Одобренные на референдуме поправки к Конституции допустили некоторую децентрализацию власти, пишет автор.

Тем не менее внеочередные президентские выборы в ноябре прошлого года прошли без участия оппозиционных кандидатов, Токаев был назван победителем, набравшим более 81 процента голосов. Брик-Муртазашвили отмечает отсутствие каких-либо признаков того, что в предстоящих выборах в мажилис смогут участвовать новые независимые политические партии — таковых попросту нет.

«Учитывая комбинированное давление после протестов в январе 2022 года и [продолжающееся] вторжение России в Украину, Токаев предпринял шаги по укреплению своей власти. Парламентские выборы можно рассматривать как часть этих усилий. Тем не менее выборы могут иметь в конечном итоге противоположный эффект, подчеркнув тот факт, что многие реформы, которые Токаев сейчас обещает провести, он уже обещал, когда пришёл к власти после неожиданной отставки Назарбаева в 2019 году», — говорит Брик-Муртазашвили.

Автор напоминает, что Токаев обещал снизить коррупцию и открыть гражданам больше возможностей для участие в политике. Но в стране по-прежнему нет прямых выборов акимов регионов, политика не стала прозрачнее. И это затрудняет проведение административно-управленческих реформ, необходимых для искоренения коррупции, отмечает исследователь.

«Мало кто ожидает, что в результате досрочных выборов будет сформирован независимый парламент, поскольку все допущенные партии лояльны правительству, — пишет Брик-Муртазашвили. — Проводя парламентские выборы без более широкого участия независимых политических партий, Токаев рискует вызвать ещё большее разочарование в стране».

Причем это может случиться на фоне роста протестности в регионе: в прошлом году массовые беспорядки охватили не только Казахстан, но и Узбекистан, Таджикистан. Способность правительства Токаева реализовать программу реформ может быть самой серьёзной гарантией, которую оно может предоставить, чтобы оградить себя от беспорядков в будущем, считает автор.

ЗАЧЕМ РОДСТВЕННИКИ НАЗАРБАЕВА ХОТЯТ СОКРАТИТЬ ДОЛЮ В КРУПНЕЙШЕМ БАНКЕ?

Компания «Алмэкс», принадлежащая средней дочери экс-президента Нурсултана Назарбаева Динаре Кулибаевой и её мужу Тимуру Кулибаеву, рассматривает возможность сокращения своей доли в Халык банке, крупнейшем коммерческом банке страны. Джоанна Лиллис, британская журналистка, живущая в Алматы, в статье на сайте Eurasianet пишет, что эта мера может быть ответом на усилия Астаны по уменьшению роли влиятельных родственников Назарбаева в экономике.

Однако в «Алмэкс» говорят, что компания стремится сделать акции банка доступными для потенциальных инвесторов. «Алмэкс» в настоящее время принадлежит 69,5 процента акций банка, компания планирует продать часть пакета, не сокращая свою долю ниже 51 процента.

Автор пишет, что снижение доли Кулибаевых, если оно произойдёт, приведёт к сокращению присутствия семьи Назарбаевых в финансовом секторе Казахстана.

«Семья оказалась под давлением после прошлогоднего Кровавого января из-за обвинений, широко распространенных в Казахстане, но не подтвержденных официально, — о том, что некоторые члены семьи были причастны к разжиганию беспорядков, в результате которых погибли 238 человек, — продолжает Лиллис. — Президент Касым-Жомарт Токаев пообещал положить конец коррупции и кумовству, характерным для правления Назарбаева. Эти усилия привели к тому, что некоторые члены семьи потеряли контроль над бизнесом, в том числе Алия Назарбаева, младшая дочь экс-президента, и Болат Назарбаев, его брат».

Зять бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева миллиардер Тимур Кулибаев
Зять бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева миллиардер Тимур Кулибаев

Но бизнес-империя Кулибаевых, включающая активы в нефтегазовом, финансовом секторе, не пострадала, отмечает автор. Прошлым летом Кулибаев уступил государству принадлежавшие ему 49 процентов акций нефтяной компании Petrosun. Причины передачи пакета неизвестны.

Согласно рейтингу Forbes, состояние четы Кулибаевых оценивается в сумму около 8 миллиардов долларов, активы каждого из супругов составляют 3,9 миллиарда долларов.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG