Доступность ссылок

Срочные новости:

Угрозы «похоронить Казахстан». «Разочарование» реформами Токаева и риски «реваншизма старых элит»


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и президент России Владимир Путин
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и президент России Владимир Путин

После парламентских выборов в Казахстане окончательно оформилась «политическая система имени Касым-Жомарта Токаева», но угрожающие её легитимности и стабильности факторы всё ещё сохраняются, пишут в западных СМИ на этой неделе. В зарубежных медиа обращают также внимание на выпады российских экспертов и пропагандистов, которые, по мнению исследователей, показывают, что Москва рассматривает Казахстан как на одну из своих автономных республик.

«СИСТЕМА ИМЕНИ ТОКАЕВА» И «НАРАСТАЮЩЕЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ»

Мартовские парламентские выборы в Казахстане завершили окончательное формирование «политической системы имени Касым-Жомарта Токаева», распределение власти в которой «сильно перекошено в пользу президента», пишет политолог Газиз Абишев в статье на сайте Фонда Карнеги за международный мир.

Электоральная кампания призвана была показать большой шаг страны в сторону демократии, но итоги продемонстрировали, что быстрого продвижения к ней нет, отмечает автор. Международные наблюдатели отметили использование административного ресурса, на участках фиксировали вбросы бюллетеней.

Абишев приводит предысторию выборов: переделку Конституции, введение смешанной избирательной системы, снижение минимального порога для прохождения партии в парламент до пяти процентов. Политолог подчёркивает, что, несмотря на все эти изменения, баланс сил в мажилисе существенно не изменился. Шесть партий преодолели пятипроцентный барьер, но большинство по-прежнему удерживает партия власти «Аманат». По официальным данным, она набрала 53,9 процента голосов и получила 40 мандатов, ещё 23 её кандидата были объявлены победителями по одномандатным округам. 63 из 98 мест в парламенте позволяют «Аманату» самостоятельно принимать важные решения и при необходимости преодолевать вето сената.

«Для принятия конституционных законов "Аманату" не хватает трёх мандатов, однако их можно легко найти среди оставшихся одномандатников или депутатов пяти других парламентских партий, которые во многом зависят от администрации президента», — пишет Газиз Абишев, упоминая, что часть мест в парламенте распределена «среди провластных псевдооппозиционных партий».

Руководству Казахстана удалось выполнить главную задачу — потесниться, но сохранить полный контроль над парламентом, считает политолог. В мажилисе сейчас шесть партий (ранее было три), треть депутатов пришли из одномандатных округов, предусмотрены гендерные квоты, однако де-факто мало что изменилось, подчёркивает автор.

«Теоретически результаты выборов могут стать ещё одной каплей в нарастающем разочаровании общества в политических реформах. Но не исключено и то, что уставшие от происходивших в последние годы перемен граждане возьмут тайм-аут в борьбе за свои права — особенно если за выборами последуют экономические преобразования, — рассуждает автор. — Анонсированные Токаевым в прошлом году политические реформы завершены. Острой необходимости продолжать в том же темпе пока нет, а значит, дальше власть будет стремиться сохранить в нынешнем виде политическую систему и своё место в ней».

В статье «Между "старым" и "новым" Казахстаном» на сайте Итальянского института международных политических исследований исследователь неправительственной организации «Центральноазиатский барометр» Тлеген Куандыков анализирует итоги парламентских выборов в Казахстане.

Куандыков пишет, что руководство Казахстана в целях сохранения политической стабильности традиционно опирается на партийную систему, в которой доминирует «Аманат». «Однако такая стратегия вряд ли принесёт стране среднесрочную и долгосрочную стабильность, если политические институты "нового Казахстана" не найдут отклика у населения, которое сталкивается с ухудшением экономического положения», — считает автор.

По мнению исследователя, переименование партии «Нур Отан» в «Аманат» не улучшило её репутацию. Общее недовольство состоянием экономики и отсутствие перемен может представлять угрозу легитимности режима и политической стабильности страны, полагает эксперт.

Если правительство хочет обеспечить долгосрочную стабильность и избежать ещё одного массового восстания, подобного событиям Кровавого января, а также поставить заслон «реваншизму со стороны старых элит», то ему необходимо выстраивать новые подходы к государственному управлению, улучшать благосостояние населения, повышать вовлечённость различных социальных групп в политику, заключает Тлеген Куандыков.

РОССИЯ ОТНОСИТСЯ К КАЗАХСТАНУ КАК К СВОЕЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКЕ?

Политолог Ахас Тажутов в статье в Eurasia review пишет, что заявления о способности России покорить любую соседнюю страну стали неотъемлемой частью кремлёвской пропагандистской машины.

Перед первой российско-чеченской войной в 1990-х Павел Грачёв, тогда министр обороны России, говорил, что чеченцы будут сметены «бескровным блицкригом» с использованием малых сил. Но в итоге Москва втянулась в кровопролитную двухлетнюю войну, оказавшись не в состоянии выйти из неё победителем. Грачёв был уволен незадолго до подписания Хасавюртовских соглашений.

По мнению Тажутова, Москва не извлекла из этого никаких уроков. В 2014 году президент России Путин заявил, что российская армия может захватить Киев за две недели. 24 февраля 2022 года российские вооружённые силы вторглись на территорию Украины по приказу Путина. Война продолжается 14 месяцев, и взятие Киева кажется сейчас менее вероятным, чем в прошлом году.

«Однако в России до сих пор сохраняется менталитет блицкрига. Желание завоевать, подчинить и даже похоронить других за считаные дни, недели или месяцы и тем или иным образом, похоже, всё ещё существует», — пишет Тажутов.

Автор обращает внимание на заявление Андрея Грозина, заведующего отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ. В недавнем интервью «Россия и Китай не позволят Казахстану стать второй Украиной» для сайта Ukraina.ru Грозин сказал, что Москва «может взять и похоронить Казахстан в течение двух месяцев, даже не вводя туда войска, а просто перекрыв все возможности транзита туда и оттуда».

Грозин говорил в начале 2022 года, что после Январских событий в Казахстане России важнее сначала решить казахстанский вопрос, чем украинский. «Украина со всей её дурью — это неприятно, но с этим можно жить. А Казахстан, который управляется врагами России или вообще никем не управляется (второе наиболее вероятно из плохих сценариев), — это то, о чём нельзя даже подумать. Нам тогда придётся туда вводить не миротворцев, а полноценный воинский контингент, чтобы взять под контроль логистические узлы просто для того, чтобы у нас был выход на юг. Иначе у нас будет, извините за вульгаризм, полная задница», — сказал Грозин.

По мнению Тажутова, слова Грозина — «наглядный пример того, как работает российская экспертная мысль и пропаганда, когда возникает вопрос об отношении к соседней центральноазиатской стране». По мнению политолога, Москва и её представители продолжают вести себя по отношению к Казахстану и этническим казахам так, как будто страна является одной из автономных республик России и русские могут свободно оскорблять коренное население так же, как они оскорбляют свои национальные меньшинства — бурят, тувинцев, якутов, хакасов и калмыков. Буряты и калмыки считают, что руководители их автономных республик не в состоянии защитить свой народ. «Может ли руководство Казахстана защитить свой народ?» — вопрошает Тажутов.

Он приводит историю уроженца Западно-Казахстанской области Максима Яковченко, который весной прошлого года опубликовал в социальных сетях пост о том, что Уральск, Петропавловск и Павлодар «надо отдать России», а затем оскорбил казахский народ. В отношении него завели уголовное дело по статьям «Разжигание межнациональной розни» и «Сепаратизм». Но Яковченко бежал в Россию и получил статус беженца. В прессе сообщили, что он не может быть выдан казахстанской стороне.

Тажутов напоминает, что министр иностранных дел Мурат Нуртлеу, недавно побывавший с визитом в Москве, назвал Россию «надёжным союзником». Но это, подчёркивает автор, не отменяет факта, что Российская Федерация взяла под свою защиту человека, оскорбившего казахов.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG