Доступность ссылок

Срочные новости:

Российские власти прогнозировали быструю победу в Украине. Почему блицкриг провалился?


Подбитые российские танки в Сумской области Украины, 7 марта 2022 года

Основывалось ли решение Кремля о вторжении в Украину на неправильных разведданных? Или оно связано с ошибочными выводами после предоставления этих данных? Затягивающаяся военная кампания и аресты в Москве добавляют интриги.

Через день после начала полномасштабного военного вторжения России в Украину депутат Госдумы, внук одного из самых известных дипломатов 20 века, выступил в парламенте.

Вячеслав Никонов процитировал своего деда, Вячеслава Молотова, который участвовал в переговорах по соглашению Молотова — Риббентропа, разделившему Польшу и большую часть Восточной Европы.

«Враг будет разбит, и победа будет за нами. И у меня на этот счет сомнений нет никаких», — сказал он.

Спустя 17 дней после начала войны России в Украине предсказание Никонова, поддержанное другими российскими политиками, не сбылось.

Предполагалось, что более крупная, лучше оснащенная и мощная российская армия, подвергшаяся масштабным реформам и реструктуризации, сокрушит Вооруженные силы Украины. По прогнозам Кремля, российских военных должны были встречать если не с распростертыми объятиями, то с покорностью. Правительство Украины должно было рухнуть, а чиновники бежать, оставив вакуум, который бы быстро заполнили назначенные Москвой люди.

Но ничего из этого не произошло, и несоответствие прогнозов реальности заставило аналитиков задуматься, в чем ошибка. Ситуация также актуализировала вопрос: принимает ли Кремль плохие решения, основываясь на неверной информации?

«ВСЁ ПО ПЛАНУ»

«Владимир Владимирович, у нас всё идет по плану», — сказал министр обороны России Сергей Шойгу 11 марта на видеоконференции с президентом Владимиром Путиным.

ЦРУ считает иначе.

Глава Центрального разведывательного управления США Уильям Бернс заявил 8 марта на слушаниях в комитете по разведке палаты представителей, что Путин и его ключевые советники недооценили возможности украинских военных.

«Я думаю, Путин сейчас зол и разочарован, — сказал Бернс. — Деятельность его вооруженных сил была в значительной степени неэффективной».

Эврил Хейнс, директор Национальной разведки США, тоже сказала об этом во время слушаний.

«Москва недооценила силу сопротивления Украины и степень своих внутренних военных проблем, которые мы наблюдаем, в том числе непродуманный план, вопрос с моральным духом и значительные трудности с логистикой», — сказала она.

ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

Принятие решений в Кремле — как черный ящик, в который иностранным разведывательным службам трудно проникнуть и который трудно понять. В течение нескольких месяцев, предшествовавших вторжению 24 февраля, разведка США и Запада сообщала, что круг советников Путина заметно сузился.

Неясно, связано ли это с утратой доверия к некоторым советникам, или это следствие пандемии COVID-19, вынудившей Кремль ввести чрезвычайно строгие карантинные правила и ограничения для людей, желающих встретиться с Путиным.

Президент России Владимир Путин принимает министра обороны Сергея Шойгу и начальника Генштаба Вооруженных сил России Валерия Герасимова в Кремле через четыре дня после начала вторжения в Украину
Президент России Владимир Путин принимает министра обороны Сергея Шойгу и начальника Генштаба Вооруженных сил России Валерия Герасимова в Кремле через четыре дня после начала вторжения в Украину

Сейчас широко известно, что ближайшие советники Путина — наиболее воинственные чиновники, включая глав Федеральной службы безопасности, министерства обороны и некоторых других структур. По крайней мере один из них, Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности, высказывался в поддержку конспирологических теорий о распаде СССР.

Другим приближенным Путина, согласно публикации опытного российского журналиста Михаила Зыгаря, является Юрий Ковальчук, богатый банкир и давний союзник и друг Путина. Они знакомы с начала 1990-х годов, оба жили в Петербурге. Ковальчук — идеолог, разделяющий мировоззрение Путина, «сочетающее в себе православный мистицизм, антиамериканские теории заговора и гедонизм».

«На мой взгляд, принимающие решения у нас не только не обладали экспертизой по Украине (как и по бывшему пространству СССР в целом), но и НЕ ХОТЕЛИ ею обладать», — говорит политолог Андрей Колесников, аналитик Московского центра Карнеги.

«Они находятся в плену собственного видения реальности и идеологических точек зрения», — комментирует Колесников, упоминая «Русский мир», — расплывчатую концепцию, продвигаемую Кремлем, которая включает в границы России земли, принадлежавшие Российской империи в 19 веке.

Как и во многих разведывательных службах, в Федеральной службе безопасности есть подразделения, занимающиеся политическим анализом и разведкой, которые помогают руководителям принимать решения.

Подразделение ФСБ, занимающееся внешнеполитическим анализом, — 9-е управление 5-й службы — заказало опросы общественного мнения в Украине в начале февраля, за несколько недель до войны.

По данным лондонского аналитического центра Royal United Services Institute, который проанализировал эти социологические исследования, опросы показали широко распространенное недоверие украинцев к государственным учреждениям.

«Примечательно, что Путин в своем телеобращении перед вторжением говорил о провалах украинского государственного управления в терминах, которые отражали картину, нарисованную опросами ФСБ, — говорится в отчете Royal United Services Institute. — Опросы ФСБ, возможно, были точными в оценке мнений во время его проведения, но они не сообщали русским о том, как будут развиваться настроения после вторжения».

«Информация была очень хорошо подготовлена. Но ее использование не назовешь оптимальным, — считает Ник Рейнольдс, аналитик по наземным боевым действиям в Royal United Services Institute, изучивший данные опросов. — Опросы были частью процесса принятия решений, и кажется, Россия неправильно использовала данные. Это был всего лишь моментальный срез общественного мнения».

Опросы продемонстрировали, что до войны украинцев больше всего беспокоили приземленные вещи: цены на продукты, цены на энергоносители, коррупция.

«Если именно это было основанием для решения "мы вторгнемся в Украину, люди будут приветствовать нас", то тогда эта информация была использована не по назначению», — говорит Рейнольдс.

ИНТРИГИ В КРЕМЛЕ

На фоне оптимистичных общественных оценок в Москве звучали слабые намеки на критику и несогласие с войной. В основном такая ситуация связана с тем, что российские власти подвергли цензуре любое честное освещение событий в российских СМИ, вынудив независимые издания и социальные сети закрыться. Москва поставила под запрет даже слова «война» или «военное вторжение».

11 марта авторитетный российский журналист написал, что глава 5-й службы ФСБ и его заместитель арестованы и подозреваются в хищении средств, предназначенных для операции в Украине. В публикации Андрея Солдатова говорится, что высокопоставленных сотрудников ФСБ обвиняют также в предоставлении заведомо ложной информации о политической ситуации в Украине.

«Я вижу по качеству аналитики, которая сегодня имеется в России, по тому, как она оценивает свое место в мире, как она оценивает свои отношения с соседями, как она оценивает происходящие процессы, — это все очень далеко от реалий», — сказал в интервью «Настоящему Времени» советник президента Украины Михаил Подоляк.

«Они в принципе не обладают реальной картинкой того, что происходит в мире, в том числе в Украине», — отметил он.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG