Доступность ссылок

Срочные новости:

«Россия, защищающая тех, кто оскорбляет казахов» и «выборы, которые покажут, что после Назарбаева ничего не изменилось»


Западные СМИ на уходящей неделе пишут, что впервые за много лет в парламентских выборах участвуют противники власти, однако эти выборы покажут, что на политической арене ничего не изменилось со времён Назарбаева. Вместе с тем они анализируют, почему президент России Путин финансово поддерживает написание трудов, «вызывающих ненависть к казахам среди россиян». Кроме того, СМИ ищут ответ на вопрос, как и при каких условиях власти Казахстана и Туркменистана отключают интернет.

РОССИЯ, КОТОРАЯ «ЗАЩИЩАЕТ ТЕХ, КТО ОСКОРБЛЯЕТ КАЗАХОВ»

Политолог Ахас Тажутов в статье для издания Eurasia review пишет, что президент России Владимир Путин финансово поддерживает написание трудов, разжигающих расовую ненависть к казахам среди россиян.

28 февраля министру иностранных дел Мухтару Тлеуберди, который выступил на совместной пресс-конференции с госсекретарем США Энтони Блинкеном в Астане, был задан вопрос: «Ощущаете ли вы какую-либо угрозу не только с экономической, но и с точки зрения безопасности из-за продолжающейся войны в Украине?» Тлеуберди ответил, что Казахстан не позволит использовать свою территорию для обхода санкций в отношении России, «но это не значит, что на сегодняшний день у нас есть или мы ощущаем угрозу, риски со стороны России… Казахстан продолжит свою многовекторную внешнюю политику…»

Госсекретарь США Энтони Блинкен и глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди отвечают на вопросы журналистов на пресс-конференции по итогам саммита в формате «С5+1». Астана, 28 февраля 2023 года
Госсекретарь США Энтони Блинкен и глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди отвечают на вопросы журналистов на пресс-конференции по итогам саммита в формате «С5+1». Астана, 28 февраля 2023 года

Тажутов обращает внимание на то, что российские СМИ взяли лишь часть этого ответа Тлеуберди и немного изменили её: «Мы [в Казахстане] не видим никакой угрозы со стороны России». Комментариев по этому поводу написано много, и тон их почти одинаков: Тлеуберди осадил Блинкена: Россия наш партнёр», «Казахстан не ощущает рисков или угроз со стороны России». В российских изданиях говорилось, что это выступление Тлеуберди следует рассматривать как ответ на заявление Блинкена о том, что «США поддерживают территориальную целостность и суверенитет стран Центральной Азии».

Автор считает, что не случайно официальные лица Вашингтона и Пекина считают необходимым сделать заявление о поддержке территориальной целостности, когда приезжают в Астану. Если бы действительно не было угроз территориальной целостности и суверенитету страны, то такой вопрос и не поднимался бы, пишет он. По его словам, постсоветскую республику никак нельзя назвать конфронтационной по отношению к Москве, однако российские официальные лица не прекращают информационные атаки на Казахстан, нередко с территориальными притязаниями и искажением истории. Устами своих политиков и СМИ Москва как бы заявляет, что не хочет выпускать Казахстан из-под своего влияния. Иногда эти слова переходят в такие угрозы, как «проведём специальную военную операцию».

Тажутов обращает внимание на недавнюю публикацию научной работы лингвиста Александра Грищенко, доцента кафедры русского языка Московского государственного педагогического университета, под названием «Древние фтирофаги и русский экспрессивный этноним колбиты». Работа написана за счёт гранта президента России для поддержки молодых учёных.

Политолог Тажутов говорит, что эта работа призвана не дать забыть этническим русским и другим европейским (кавказским) народам постсоветского пространства, в том числе России и Казахстана, оскорбительные и уничижительные слова, использовавшиеся в отношении казахов. Подобные слова, как известно, не забыты, пишет автор, и, что примечательно, добавляет он, те, кто оскорбляет казахов из расистских побуждений, пользуются протекцией российских властей.

Весной прошлого года газета «Уральская неделя» писала, что уроженец Западно-Казахстанской области Максим Яковченко оставил комментарий в соцсети, в котором утверждал, что «Уральск, Петропавловск, Павлодар и т. д. надо отдать России», а позже назвал местных казахов «обезьянами». Осенью его обвинили в разжигании розни и сепаратизме и объявили в международный розыск. Яковченко уехал в Россию и был задержан 1 декабря в Ростове-на-Дону. СМИ писали, что он не может быть экстрадирован в Казахстан, поскольку «получил статус беженца в России». Тажутов задаётся вопросом, не являются ли предоставление статуса беженца Яковченко и работа Грищенко звеньями одной цепи.

«ВЫБОРЫ, КОТОРЫЕ ПОКАЖУТ, ЧТО ПОСЛЕ НАЗАРБАЕВА НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ»

Американское издание Eurasianet пишет, что впервые за много лет в парламентских выборах в Казахстане участвуют противники власти.

Прежде в нижнюю палату парламента «могли пройти только кандидаты от правящей партии или горстки карманных партий».

В результате внесённых в Конституцию поправок по итогам июньского референдума мажилис будет формироваться по пропорционально-мажоритарной избирательной системе. 29 из 98 депутатов мажилиса будут избираться в порядке самовыдвижения по одномандатным округам.

По данным Центральной избирательной комиссии, в 29 одномандатных округах зарегистрировано 435 кандидатов, большая часть которых — самовыдвиженцы. Большинство кандидатов зарегистрированы в Астане и Алматы. Среди них предприниматели, журналисты, учителя и безработные, критиковавшие власти активисты и политики, к примеру Уалихан Кайсаров, президент Фонда «Кенесары-хан», Инга Иманбай, член незарегистрированной Демократической партии Казахстана, и другие.

Однако препятствия для оппозиционных кандидатов напоминают о прошлом, пишет издание. Избиркомы отказали в регистрации алматинским активистам Айгерим Тлеужановой и Косаю Маханбаеву, проходящим по уголовным делам после участия в протестах в январе 2022 года, а также журналисту Султан-Хану Аккулы. Позже все трое через суд добились отмены решения комиссий и получили удостоверения кандидатов.

Однако мало кто верит, что оппозиционные кандидаты могут пройти в парламент.

«Власти только делают вид, что проводят реформы для народа Казахстана и международного сообщества, а на самом деле происходят политические процессы назарбаевской эпохи», — заявила ранее Инга Иманбай.

Правозащитник Сергей Дуванов считает, что власти разрабатывают план по ограничению противников, протаскивая в законодательные органы своих людей. По его мнению, в одномандатных округах голоса делятся между многими кандидатами и власти используют административный ресурс, чтобы не допустить победы оппозиционных кандидатов.

«Несмотря на сегодняшнюю эйфорию, результаты выборов покажут, что на политической арене со времён Назарбаева ничего не изменилось», — считает Дуванов.

ПОЧЕМУ И КАК В КАЗАХСТАНЕ И ТУРКМЕНИСТАНЕ ОТКЛЮЧАЮТ ИНТЕРНЕТ?

Diplomat, издаваемый в США, ищет ответ на вопрос, при каких обстоятельствах и как Казахстан и Туркменистан ограничивают доступ к интернету.

Авторы статьи, независимый исследователь из Туркменистана Рустам Мухамедов и исследователь цифровых прав в Казахстане Дана Буралкиева, пишут, что развитие интернета в Туркменистане и Казахстане и опыт его использования в бизнесе совершенно разные, однако элиты обеих стран используют методы ограничения интернета и даже его полного отключения.

Исследователи отмечают, что основная разница в опыте контроля над интернетом в Казахстане и Туркменистане связана с особенностями развития телекоммуникационной отрасли в обеих странах и тем, как власти определяют значение интернета в политике и экономике. К примеру, правительство Казахстана пытается улучшить свой имидж на международной арене с целью привлечения иностранных инвестиций, поэтому правительство внесло изменения, улучшающие сферу цифровизации и прав человека. В 2017 году была принята программа «Цифровой Казахстан».

Тем не менее, несмотря на позитивные сдвиги в цифровизации, власти продолжали отключать интернет и связь в регионах и областях, где проходили протесты, блокировать независимые СМИ. Эти методы применялись во время Жанаозенских событий в 2011 году, антидевальвационных митингов в 2014-м и погромов в 2020-м в нескольких сёлах в Кордайском районе Жамбылской области, населённых преимущественно дунганами.

Карикатура на блокировки интернета в Казахстане
Карикатура на блокировки интернета в Казахстане

В отличие от Казахстана власти Туркменистана установили строгий и централизованный контроль над интернетом посредством офлайн- и онлайн-мер. Туркменские власти изолировали интернет внутри страны и использовали государственную компанию «Транстелеком» — единственного интернет-провайдера — для управления потоком информации через централизованный хаб. Поэтому скорость интернета в Туркменистане низкая, а подключение к ней дорогое. Хотя в последние годы ситуация улучшилась, уровень использования интернета в этой стране по-прежнему низок: только 38 процентов населения имеет доступ к интернету. В стране также блокируются ресурсы, критикующие правительство.

Пути двух стран в онлайн-пространстве разные, считают исследователи, однако в Казахстане в 2019 году активизировались протесты против государственной политики, что сблизило методы контроля и формирования внутренней онлайн-экосистемы в Туркменистане и Казахстане.

После того как в 2019 году столицу переименовали в честь Назарбаева (обратное переименование состоялось осенью 2022-го. — Ред.), в Алматы и столице прошли крупные акции протеста. Связь была отключена, чтобы ограничить переписку между протестующими и предотвратить распространение информации. В 2022 году, во время Январских событий, произошли самые масштабные в истории страны блокировки интернета, причинённые этим экономические потери Казахстану оценивали примерно в 410 миллионов долларов.

Наблюдавшие за волнениями в Казахстане туркменские власти усилили давление в туркменском сегменте Сети. В течение года отключение интернета и ограничение связи стало нормой. В марте 2022 года во время турне президента по регионам и досрочных президентских выборов, на которых победил сын Гурбангулы Бердымухамедова Сердар, часто появлялись проблемы со связью, а в апреле интернет был полностью отключён. В октябре 2022 года в Туркменистане было заблокировано более миллиона IP-адресов.

Таким образом, пишет издание, элиты Казахстана и Туркменистана, по всей видимости, готовы использовать жёсткие ограничения для укрепления своей власти, а в случае угрозы их власти прибегнуть к полному отключению интернета.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG