Доступность ссылок

Срочные новости:

Токаев опасается массовых беспорядков? Россия обходит санкции через Казахстан?


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на избирательном участке в день внеочередных президентских выборов. 20 ноября 2022 года
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на избирательном участке в день внеочередных президентских выборов. 20 ноября 2022 года

Заявления президента Казахстана и его подчинённых об ужесточении наказания для «провокаторов» наводят на мысль, что власти страны готовятся отражать массовые беспорядки, пишут на уходящей неделе западные СМИ. В международных изданиях сообщают также, что Москва стремится обойти санкции с помощью казахстанских компаний. В прессе отмечают также, что предложенный Путиным «газовый союз», поначалу отвергнутый Астаной и Ташкентом, находит воплощение на практике.

КОМУ И ЗАЧЕМ АКОРДА ГРОЗИТ СТРОГИМ НАКАЗАНИЕМ

Журналист и исследователь Центральной Азии Брюс Панниер в статье для европейского делового издания BNE Intellinews анализирует ситуацию в Казахстане накануне парламентских выборов. Они пройдут после переписывания Конституции, инициированного президентом Касым-Жомартом Токаевым после кровопролитных Январских событий 2022 года.

Выбирать депутатов мажилиса и маслихатов собираются по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе. 69 из 98 депутатов нижней палаты парламента, как ожидается, будут избраны по партийным спискам, 29 — по одномандатным округам.

«Впервые за почти 20 лет есть вероятность, что места [в парламенте] получат кандидаты, не относящиеся к проправительственным партиям», — пишет Панниер.

Заместитель председателя Центризбиркома Константин Петров сообщил 19 февраля, что по 29 одномандатным округам зарегистрировано 435 кандидатов, в том числе 76 выдвинутых партиями. В последующие недели десятки самовыдвиженцев, в основном независимых кандидатов, были сняты с выборов, причиной отстранения многих из них официально назывались расхождения сведений в налоговых декларациях.

Панниер отмечает, что за 15 лет в стране не было зарегистрировано ни одной подлинно оппозиционной партии, к выборам допущены лояльные президенту организации.

«Это вызывает вопросы о том, как отреагирует общественность, если места получат только несколько независимых кандидатов или не получит ни один из них», —продолжает автор.

Во время Январских событий участники протестов требовали поменять систему управления, чтобы она учитывала чаяния простых людей. Токаев пообещал расширить представленность граждан в политике.

«Но если выборы покажут, что статус-кво, по сути, сохранился, то многим будет трудно поверить в какие-либо изменения», — отмечает автор. Он пишет, что некоторые заявления и действия Токаева и его подчинённых наталкивают на мысль, что Акорда готовится к отражению возможных массовых беспорядков. На совещании с чиновниками 13 марта президент акцентировал внимание на том, что не допустит «ведущих к дестабилизации действий». Он заявил, что «сеющие раздор в стране и призывающие нарушать общественный порядок будут строго наказаны».

«Это выступление Токаева перекликается со словами министра внутренних дел Марата Ахметжанова, который сказал, что в Казахстане ужесточат наказание за "призывы к массовым беспорядкам". Создается впечатление, что власти уже убеждены в том, что общественность не воспримет итоги выборов как шаг к созданию "нового Казахстана", и дают понять, что все собирающиеся протестовать против результатов голосования будут наказаны, как это происходило в "старом Казахстане"», — резюмирует Панниер.

ПОЧЕМУ АСТАНА И ТАШКЕНТ ИДУТ НА ГАЗОВУЮ ИНТЕГРАЦИЮ С МОСКВОЙ?

«Газовый союз», предложенный Путиным прошлой осенью и поначалу отвергнутый властями Узбекистана и Казахстана, воплощается в жизнь, считает эксперт по Центральной Азии Темур Умаров, автор публикации на сайте Фонда Карнеги за международный мир.

Потребление газа в Казахстане и Узбекистане ежегодно увеличивается на 7–10 процентов. Помимо внутреннего рынка, Астана и Ташкент имеют обязательства по экспорту газа в Китай. Обе страны, похоже, не в состоянии выполнить эти обязательства в полном объёме. В 2022 году Ташкент заявил о приостановке, а Астана — о снижении экспорта газа в Китай из-за его дефицита на внутреннем рынке. Умаров говорит, что две центральноазиатские республики оказались не в состоянии одновременно обеспечить внутренние потребности и транспортировать газ в Китай. «Есть соблазн поставлять весь газ в Китай, задабривая стратегического партнёра и получая за это валютные доходы. Но повторяющиеся дома энергокризисы угрожают стабильности политических режимов», — считает автор.

В Казахстане газовый вопрос был главной причиной массовых протестов в январе прошлого года, которые вылились в беспорядки, обернувшиеся кровопролитием. В Узбекистане энергетический кризис зимой привёл к локальным протестам, некоторые высокопоставленные чиновники потеряли работу. По этой причине Астана и Ташкент пытаются решить проблему и показывают готовность импортировать газ. Но альтернатив немного: Туркменистан и Россия. Полагаться на Ашхабад, который подводил соседей в прошлом, не приходится. Оптимальным решением для двух стран кажется покупка газа из России, с которой можно не только торговать, но и расширять технологическое сотрудничество, пишет Умаров.

Москва также заинтересована в экспансии на рынки Центральной Азии после отказа европейских стран от поставок российского топлива. Узбекистан и Казахстан не заменят европейский рынок, но могут смягчить удар от потери главного покупателя, считает автор. Страны Центральной Азии в этих условиях могут выторговать себе выгодные условия, договорившись о закупках ниже цены, по которой покупает газ Китай.

Но проблема в том, что любые соглашения с Москвой в Казахстане и Узбекистане общество воспринимает как «прогиб» перед Россией.

«Есть предположения, что Москва, втягивая южных соседей в тесное газовое сотрудничество, хочет заполучить контроль над экспортом газа из Центральной Азии в Китай. Однако сделать это сложно: участки газопроводов в КНР, проходящие через Узбекистан и Казахстан, контролируются совместными компаниями с китайской долей (CNPC). А Пекин не для того годами целенаправленно диверсифицировал поставщиков газа, чтобы потом передать контроль над сетью поставок в одни руки», — говорится в статье.

Как бы то ни было, в марте Россия начнёт транспортировать газ в Казахстан и Узбекистан. Детали этого соглашения не разглашаются, но, похоже, предложенный Путиным осенью прошлого года «трёхсторонний газовый союз» реализуется на практике. Открыто говорить о сближении с Москвой опасно, поэтому новые инициативы реализуются без широкой огласки, заключает Умаров. Он отмечает, что благодаря газовому союзу влияние России на регион усилится, а Ташкенту и Астане будет сложнее вести многовекторную внешнюю политику.

КАК РОССИЯ ПЫТАЕТСЯ ОБОЙТИ САНКЦИИ ЧЕРЕЗ КАЗАХСТАН

Международное агентство Reuters пишет, что российские компании просят партнёров в Казахстане помочь им обойти западные санкции и импортировать нужные Москве товары.

Россия создала сложную сеть поставок продукции, импорт которой запрещён санкциями. Товары поставляются через третьи страны, в том числе Турцию и республики бывшего СССР, отмечает агентство.

Семь источников сообщили Reuters, что заметили рост запросов от российских компаний к казахстанским партнёрам на покупку разных товаров — от подшипников и запчастей для самолётов до редкоземельных металлов. Два источника предположили, что это связано с заявлением Турции запретить поставки в Россию подсанкционной продукции.

По мнению говорившего с Reuters на условиях анонимности источника, который занимается внешнеэкономической деятельностью, число запросов к казахстанским компаниям будет расти.

Другой казахстанский бизнесмен рассказал, что российская компания предложила ему миллион долларов за перевозку груза с редкоземельным металлом из Австралии.

Правительство Казахстана не ответило на просьбу Reuters о комментариях.

По словам источников информагентства, в перечень закупаемых россиянами товаров входит промышленное оборудование, железнодорожные подшипники, электроника, радиооборудование, детали самолётов, турбины, сырьё и даже материалы, необходимые для выпуска банковских карт.

Госсекретарь США Энтони Блинкен во время своего недавнего визита в Казахстан и Узбекистан призвал страны региона соблюдать санкции, заявив, что Штаты помогут ослабить негативное влияние санкций на экономику.

Экспорт Казахстана в Россию в прошлом году вырос на 808 миллиардов долларов. Увеличились продажи некоторых товаров. В то же время Казахстан резко увеличил импорт компьютеров из европейских стран и Тайваня, но неясно, какие объёмы были затем направлены в Россию.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG