Доступность ссылок

Срочные новости:

Как Россия наращивает влияние в Казахстане и почему Акорда этому содействует?


Президент России Владимир Путин и его казахстанский коллега Касым-Жомарт Токаев
Президент России Владимир Путин и его казахстанский коллега Касым-Жомарт Токаев

Казахстан всё больше втягивается в геополитическую и идеологическую орбиту России, Акорда прогибается под Кремль, пишут на уходящей неделе в западных СМИ. В прессе также проводят параллели между объявленным президентом Касым-Жомартом Токаевым курсом на строительство «нового Казахстана» и стратегией главы Узбекистана Шавката Мирзиёева. Международные издания рассказывают и о съёмках фильма в Алматы о Кровавом январе.

«КАЗАХСТАН УЖЕ ОТНОСИТСЯ К РОССИЙСКОЙ ЮРИСДИКЦИИ?»

Политика администрации президента Казахстана после Январских событий склоняется в пользу России, считает политолог Ахас Тажутов, автор статьи в журнале Eurasia review. Это проявляется в отношении Акорды к русскому языку и русской диаспоре, убеждён эксперт.

Если в 2021 году Токаев, выступая с посланием народу, говорил в основном на казахском языке, то первое после кровопролития интервью он дал на русском, хотя на протесты в январе 2022-го выходила казахоязычная молодёжь, обращает внимание автор. На пике беспорядков, в которые вылились протесты, Токаев обратился за помощью к Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), где доминирует Россия, и околовоенный альянс направил в Казахстан военнослужащих. Эксперты полагают, что во многом благодаря поддержке Москвы Токаев удержал власть в смутные дни января.

Тажутов напоминает, что в предыдущие годы российские политики, эксперты и журналисты обрушивались с критикой на Казахстан, заявляя, что в правительстве соседней страны есть «пособники нацистов». Среди таковых они называли Аскара Умарова, который возглавлял министерство информации, и Асхата Аймагамбетова, министра просвещения. Умаров в своё время говорил, что русские не являются коренным народом в Казахстане, а Аймагамбетов выступал за скорейшее введение латиницы. В итоге этих чиновников отправили в отставку.

«Не только нынешним столичным чиновникам, но и казахстанской молодёжи, планирующей связать карьеру с государственной службой, был послан очень чёткий месседж: любые действия или слова, отстаивающие интересы этнического казахского населения и/или казахский язык и раздражающие российских чиновников и наблюдателей, могут привести к негативным последствиям», — пишет автор.

По словам Тажутова, Россия распространяет контроль на внутреннюю жизнь Казахстана, используя фактически безоговорочное доминирование российского телевидения и интернет-ресурсов на казахстанском информационном поле.

Автор приводит отрывок из статьи, опубликованной в российском интернет-издании Lenta.ru: «Казахстан совершенно не контролирует более половины телевизионной сетки и практически весь книжный рынок, не говоря уже об интернете. Сейчас информационная среда достаточно дружественна властям Казахстана исключительно благодаря поддержке Москвы, которая защищает республиканскую элиту. Российские телеканалы практически не критикуют казахстанское руководство…» Если верить написанному, то выходит, что в плане информационной безопасности власти Казахстана полностью зависят от «поддержки Москвы».

В такой ситуации неудивительно, что Кремль и многие россияне относятся к Казахстану с высокомерием, отмечает Тажутов. «Поэтому заявления вроде "Казахстан вырывается из тисков России", которые звучат на Западе, вызывают у большинства казахов горькую улыбку», — пишет политолог.

Автор считает, что Москва успешно наращивает свое влияние в Казахстане и подталкивает власти страны к созданию ещё более благоприятных условий для использования русского языка. Доминирование русского языка позволяет России контролировать информационное пространство Казахстана и добиваться своих целей.

«Так или иначе, Казахстан, похоже, сейчас всё больше втягивается в [гео]политическую и идеологическую орбиту России, причём настолько, что в России местные власти даже пытаются заставить некоторые казахстанские юридические лица подчиняться российским законам. Невольно возникает вопрос: а Казахстан уже относится к российской юрисдикции?! И что всё это значит?» — пишет Тажутов.

КТО И ЗАЧЕМ СНИМАЕТ ФИЛЬМ О ЯНВАРСКИХ СОБЫТИЯХ?

Англоязычный сайт Eurasianet пишет о съёмках художественного фильма в Алматы о Кровавом январе.

Некоторые эпизоды сняли в начале февраля на площади Республики. Автор статьи Алмаз Куменов обращает внимание, что для этого перекрыли площадь, в оцеплении стояли бойцы Нацгвардии. Как пишет журналист, это большая редкость для Казахстана, когда силовые органы на несколько часов перекрывают оживлённую улицу и оказывают большую помощь в съёмках.

«Тесное сотрудничество создателей фильма и власти породило много вопросов о том, кто именно поддерживает этот фильм и почему», — пишет Куменов.

Официальная версия Кровавого января сводится к тому, что беспорядки организовали заговорщики, которые курировали вооружённых боевиков. Eurasianet считает, что этот нарратив игнорирует мирные антиправительственные протесты, предшествовавшие насилию.

Как события покажут в фильме — пока неясно, но скепсис выражают уже сейчас.

Протест в Алматы в дни Январских событий. 4 января 2022 года
Протест в Алматы в дни Январских событий. 4 января 2022 года

Как только в Сеть утекли кадры со съёмок, поползли слухи, что фильм с предварительным названием Qaitalanbasyn был снят продюсерами компании Salem Social Media, которая принадлежит связанному с властью миллиардеру Александру Машкевичу. Продюсером фильма выступает Анар Жунисова, работавшая в Salem Social Media, отмечается в статье.

Комментаторы на странице проекта Qaitalanbasyn в Instagram᾽е обвиняют авторов в попытке исказить события по указке властей.

В комментарии Eurasianet Жунисова отрицает, что она и её команда «выполняют указания правительства» и «получили деньги от государства». По её словам, она не работает в Salem Social Media, а фильм финансируют частные инвесторы.

Куменов напоминает, что ранее короткометражные фильмы Алишера Жадигерова и Аружан Досымкожи о Кровавом январе отказались продемонстрировать на кинофестивале «Байконур» в Алматы. Организаторы объяснили это «техническими неполадками». В фильме режиссера Жадигерова содержится косвенная критика приказа президента Токаева стрелять без предупреждения. Жадигеров считает, что картину не показали по распоряжению влиятельных людей.

«Скупость, с которой официальные лица разглашают информацию о том, что именно произошло в январе 2022 года, гарантированно вызывает скептицизм в отношении любой попытки рассказать эту историю. Правоохранительные органы засекретили сотни томов доказательств по делам, возбуждённым против бывших руководителей силовых структур, которые предстали перед судом по обвинению в организации насилия. Любопытной публике не остаётся ничего, кроме повторяющихся и сухих цифр прокуроров. Всё остальное — государственная тайна», — пишет Eurasianet.

Алишер Жадигеров считает, что народ имеет право знать правду, но вряд ли узнает её при действующей власти.

«НОВЫЙ КАЗАХСТАН» ТОКАЕВА И «НОВЫЙ УЗБЕКИСТАН» МИРЗИЁЕВА

Американское издание National Interest рассуждает, способны ли предложенные президентами Узбекистана и Казахстана реформы изменить ситуацию в этих странах.

Перед вторым президентским сроком в 2021 году президент Шавкат Мирзиёев объявил о «новой стратегии Узбекистана», направленной на изменение политической структуры страны. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев после Январских событий 2022 года также выступил с инициативой «новый Казахстан» и пообещал провести реформы.

По мнению автора статьи Сердора Аллаярова, научного сотрудника базирующегося в Словакии Центра анализа, отчётности и мониторинга, модель реформ, предложенная Токаевым, аналогична стратегии, выдвинутой Мирзиёевым. Казахстан намерен добиться экономического роста за счёт привлечения в страну иностранного капитала, развития малого и среднего бизнеса, улучшения условий жизни. Исследователь напоминает, что это не первая попытка Токаева провести реформы.

Мирзиёев в первый год своего президентства анонсировал программу «Диалог с народом и интересы человека». Точно так же Токаев создал в 2019 году Национальный совет общественного доверия и запустил инициативу «слышащего государства».

Когда Мирзиёев баллотировался на президентских выборах в 2021 году, он предложил идею «нового Узбекистана», вступив в должность, он объявил о «Стратегии развития Нового Узбекистана на 2022–2026 годы». Аллаяров отмечает, что в идее «нового Казахстана» Токаева много общего со «Стратегией развития» Мирзиёева.

Исследователь считает, что Казахстану следует укреплять социально-экономические и политические отношения с Узбекистаном в будущем, учитывая схожесть моделей развития двух соседних стран. Сотрудничество в сферах торговли и экономики, энергетики, логистики и охраны окружающей среды было бы выгодно как Астане, так и Ташкенту. «Самое главное, чтобы между Узбекистаном и Казахстаном не было конкуренции, они должны сотрудничать для достижения развития и роста и поддерживать друг друга в решении конфликтов и других проблем в регионе», — пишет автор.

Аллаяров полагает, что двум странам следует быть осторожными в отношениях с Россией, чтобы не попасть под санкции, введённые против Москвы из-за вторжения в Украину.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG