Доступность ссылок

Срочные новости:

«Мы хапнули от санкций». Как война в Украине сказалась на казахстанцах


Демонстранты держат плакаты во время митинга в поддержку Украины в Алматы 6 марта 2022 года
Демонстранты держат плакаты во время митинга в поддержку Украины в Алматы 6 марта 2022 года

Ровно год назад, 24 февраля 2022 года, Россия начала полномасштабное вторжение в Украину. Война, которую Россия называет «спецоперацией», унесла жизни десятков тысяч человек и сломала судьбы миллионов людей. Развитые страны мира объявили санкции против России, от войны бежали и украинцы, и россияне. Соседство Казахстана с агрессором, общие экономические связи не могли не сказаться на населении страны — война снизила уровень жизни казахстанцев, но ускорила деколониальные процессы.

ГОД ВОЙНЫ

— Прямо сейчас Украина объединяет нас, казахов. Мы все боимся повторить её судьбу и начинаем понимать, что если не объединимся, то можем пропасть, — говорил один из участников антивоенной акции против вторжения России в Украину в марте 2022 года в Алматы.

Митинг в поддержку Украины прошёл в Алматы 6 марта 2022 года — на 11-й день вторжения России — и собрал несколько тысяч алматинцев. Это был первый и последний раз, когда казахстанские власти разрешили антивоенное собрание. На все остальные уведомления активистов акиматы по всей стране выписывали отказы.

Среди тех, кто по нескольку раз получал отказы в проведении акций в поддержку Украины, — активист и кандидат в депутаты маслихата Алматы Равкат Мухтаров. Только за весну прошлого года Мухтаров вместе с активисткой Айгерим Шадеевой получили восемь отказов на проведение митингов в Астане.

Последний отказ Равкат Мухтаров получил от акимата Алматы в ответ на его уведомление о намерении провести антивоенный митинг 25 февраля. По словам Мухтарова, он уже подал жалобу на решение городской администрации, однако её рассмотрением занимаются те же самые люди, за чьей подписью и был отправлен отказ. Поэтому в скором времени он намерен обжаловать решение акимата в суде.

Алматинцу непонятна логика чиновников. Он допускает, что акимат поставил цель отказывать в проведении акций протеста на любые темы, которые могут хоть как-то консолидировать казахстанцев. Но и считает возможным, что на принятие решения могут влиять близкие отношения казахстанских властей с Кремлём.

— Возможно, они просто не хотят, чтобы люди опять собирались и триггерили Россию, лично Путина и российский МИД. Я думаю, что прошлогодний митинг также может быть причиной, почему они не хотят, чтобы мы собирались. Тогда несколько тысяч человек собралось. Может быть, они не хотят, чтобы мы собирались и показывали, как мы на самом деле солидарны с народом Украины, — рассуждает Равкат Мухтаров.

По мнению Мухтарова, нынешняя политика Казахстана заключается в том, чтобы «угодить и там, и здесь», но насколько это хорошо получается — большой вопрос. Активист не согласен с позицией страны по вторжению в Украину и называет это одной из главных причин, объясняющих важность проведения антивоенного митинга.

— Я понимаю, что мы маленькая страна и мы не можем открыто объявлять бойкот России. Но то, что президент Казахстана едет в Россию пожимать руку президенту России, мне не нравится. Плюс ко всему разговоры о кооперации с Россией и объявление 2023-го годом русского языка — это такое себе. Я думаю, что это очень сильно противоречит позиции народа Казахстана. Поэтому нам очень важно заявлять об этом. Не хочется, чтобы о нас, о народе Казахстана, думали, как о живодёрах, которые поддерживают политику России и развязанную ею войну, — объяснил алматинец свою позицию корреспонденту Азаттыка.

Сторонник движения Oyan, Qazaqstan! Дархан Шарип принимал участие в антивоенных акциях (несанкционированных властями) и дважды был задержан полицией у консульства России в Алматы. По его мнению, проведение митингов в поддержку украинского народа необходимо хотя бы из-за того, что «на месте Украины сейчас мог быть Казахстан». При этом активист считает, что запреты на митинги могут привести к тому, что люди станут более «радикально» выражать своё мнение.

— Я считаю, что наши власти должны однозначно осудить эту войну, потому что по-другому быть не может. Когда соседняя ядерная держава нападает на другую страну вопреки международному праву, мне кажется, наша страна должна чётко взять позицию, что она против войны. И то, что они сейчас делают то так, то сяк, для меня вообще непонятно на самом деле, — рассуждает Шарип.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ШАНТАЖ И ИНФЛЯЦИЯ

В отличие от Казахстана западные страны осудили вторжение России в Украину и поддержали введение новых пакетов санкций против агрессора. Множество крупных компаний и брендов ушли из страны, закрыли в ней свои представительства и прекратили экспорт товаров. Вслед за этим экономисты со всего мира предрекли России скорый экономический крах. Однако обвала российской экономики не произошло — по итогам 2022 года ВВП страны снизился на 2,1%, а не на 15%, как того ожидали эксперты. При этом инфляция составила 11,94%.

Куда хуже экономически война сказалась на одном из главных торговых партнёров России — Казахстане. За прошедший год инфляция превысила 20% — почти в два раза больше, чем в России. При этом чиновники официально заявляют, что казахстанская экономика выросла на 3,1% за этот период.

По словам финансового аналитика Армана Бейсембаева, подобная ситуация сложилась из-за того, что произошёл так называемый эффект переноса.

— Санкционный удар был направлен на российскую экономику, но этот удар был распределён среди стран — участников Евразийского союза. Мы все его разделили. Грубо говоря, ударили по России, а волна от этого удара начала расходиться по ЕАЭС. Мы тоже хапнули от этого. И мы не могли от этого не хапнуть. Почему? Потому что казахстанская экономика достаточно сильно зависит от российской. Почти треть, если не больше, от всего импорта в Казахстан, шла из России. Поэтому это был достаточно большой удар, когда началась санкционная история, — объясняет Бейсембаев.

По словам аналитика, до войны российские власти старались завязывать на себе практически все логистические пути поступавших в регион товаров. Из-за чего после введения масштабных санкций все логистические цепочки были нарушены, а на их налаживание в обход России Казахстану понадобилось достаточно много времени, и этот процесс ещё не завершён. Что, в свою очередь, сказывается на растущих ценах.

— Один из итогов (видимых для публики) 2022 года — уход McDonald's из Казахстана. Хотя Казахстан формально не под санкциями. Но разорванная логистика, а также бесконечные ограничения и санкции, которые были наложены на Россию, они, собственно говоря, привели к тому, что тот же самый McDonald's в Казахстане, оказалось, не способен работать, — говорит Арман Бейсембаев.

С началом войны также выяснилось, что Казахстан может быть подвластен политическому шантажу со стороны России. По мнению аналитика Бейсембаева, яркий тому пример — ситуация с нефтепроводом Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

— КТК практически весь прошлый год стоял. Мы понимаем почему. Потому что это была чисто политика: то бомбу найдут, то шторм будет, то ещё чего-нибудь. Вот оно всё как-то ни шатко ни валко ломалось до тех пор, пока Токаев не съездил в Россию. Практически через пару дней после этого КТК запустили в полном объёме, — вспоминает Бейсембаев.

Также аналитик упомянул и то, как массовый приток россиян после объявленной Путиным «частичной» мобилизации повлиял на рынок арендного жилья в Казахстане. С тех пор цены на съёмные квартиры значительно возросли, из-за чего не все казахстанцы теперь могут себе их позволить.

ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩЕСТВА НА ФОНЕ ВОЙНЫ

По мнению кандидата в депутаты маслихата Алматы Равката Мухтарова, война России с Украиной выявила множество слабых мест, не только в казахстанской экономике, но и в других сферах жизни.

— Война сказалась на всём, в том числе и на нашем уровне жизни. Оказалось, что мы сильно зависим от России не только экономически, но и культурно: все эти артисты, кино, дубляж — всё это очень сильно показывает, как сильно мы зависим от России и от русского языка. Я думаю, это очень слабая сторона. Наверняка такие же вопросы возникали восемь-девять лет назад в Украине, — предполагает Мухтаров.

Однако активист считает, что война помогла казахстанцам осознать свои сильные стороны и задуматься о том, вокруг чего общество может консолидироваться.

— Мы понимаем, что забросили казахский язык. Мы сейчас понимаем ценность нашей культуры, именно в контексте того, что с этой культурой может быть конфронтация другой культуры или другого государства. Я думаю, что последний год прошёл очень хорошо в плане осознания фундаментальных вещей и ценностей нашей культуры, — уверен Мухтаров.

Активист Дархан Шарип солидарен с мнением о том, что казахстанское общество сильно выросло за последний год, начало искать точки соприкосновения и слушать друг друга.

— В обществе постоянно идёт обсуждение: а что, если бы с нами такое случилось? Почему мы сейчас уязвимы? Обсуждаются проблемы языка, обсуждаются проблемы сепаратизма, идентичности, колониальная история. Раньше многие люди не задумывались о таких вещах. Поэтому эта война вместе со всеми своими минусами и экономическим кризисом в то же время принесла эволюцию нашего общества, — заключил Шарип.

Антивоенный митинг в поддержку Украины. Алматы, 6 марта 2022 года.
Антивоенный митинг в поддержку Украины. Алматы, 6 марта 2022 года.

ОТСУТСТВИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ

Ни президент Казахстана, ни правительство до сих пор открыто не осудило вторжение России в Украину. В свою очередь Касым-Жомарт Токаев и МИД страны несколько раз высказывались о важности «дипломатического решения конфликта» на основе Устава ООН и общепризнанных норм международного права.

При этом нельзя сказать, что позиция казахстанских властей относительно войны в Украине была последовательной. В мае 2022 года Казахстан воздержался от голосования в Совете по правам человека при ООН по резолюции о расследовании военных преступлений и нарушении прав человека российской армией в Украине. Та же ситуация происходила при голосовании за резолюцию с осуждением аннексии Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей Украины в октябре. Хотя ещё в июне того же года Токаев высказывался, что Казахстан не признает «квазигосударственные» «ДНР» и «ЛНР».

Уже в ноябре казахстанские дипломаты воздержались от голосования по резолюции с призывом взыскать с России репарации в пользу Украины. При этом в середине декабря 2022 года Казахстан проголосовал против обновлённой резолюции ООН о нарушении прав человека в Крыму и Севастополе, где также озвучивались требования к России прекратить агрессию против Украины и вывести армию с её территории.

Позже официальный представитель МИД Казахстана Айбек Смадияров объяснял, что страна поддерживает мирное урегулирование конфликта в Украине и выступает за суверенитет и территориальную целостность страны. Однако голос против был отдан, потому что казахстанская сторона считает важным рассматривать этот вопрос в Совете по правам человека ООН.

Заявления казахстанских дипломатов о важности мирного урегулирования конфликта между двумя странами практически весь год проходили на фоне запретов на проведение антивоенных акций практически по всему Казахстану.

Полномасштабное вторжение России в Украину началось 24 февраля 2022 года. В Кремле рассчитывали взять Киев за три дня, называя вторжение «спецоперацией» по борьбе с «фашистами» и «неонацистами». В итоге «маленькая победоносная война» затянулась на целый год, из-за чего риторика Кремля о целях вторжения в соседнюю страну плавно поменялась на то, что теперь российской армии важно «защитить Россию».

При этом пропагандисты не задаются вопросом, почему свою страну надо защищать на чужой территории. Но стало поводом для «частичной мобилизации» 300 тысяч россиян и эмиграции из страны, только по минимальным оценкам, от 500 до 700 тысяч граждан России, не желающих воевать.

Военные потери обеих сторон оцениваются по-разному. Например, Украина называет цифры от 10 до 13 тысяч погибших со своей стороны и более 135 тысяч убитых и тяжелораненых у российской армии. В свою очередь, Минобороны России отчитывалось о потерях 21 сентября, сообщив о гибели 5937 человек, а украинские потери оценивались в более чем 100 тысяч военных.

При этом Норвегия оценивает потери Украины в 100 тысяч убитых и раненых солдат. Аналитики из США приравнивают число убитых и раненых российских военных к 200 тысячам человек.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG