Доступность ссылок

Срочные новости

Транзит при авторитаризме, риски нестабильности и ожидания инвесторов


Рабочий на нефтяном месторождении в Казахстане.

Западные СМИ на уходящей неделе пишут об ожиданиях американских компаний, вложивших колоссальные суммы в разработку нефтяного месторождения Тенгиз в Казахстане — стране, переживающей политический транзит. В прессе рассказывают также, почему этнические корейцы из Казахстана стремятся в Южную Корею и возвращаются назад. Журналисты рассуждают еще на тему, каково казахской молодежи жить в стране, где «господствуют ценности старого мира».

Газета New York Times опубликовала 29 августа статью под заголовком «Обдуваемые ветром равнины, море нефти и горы денег», в которой рассказывается о буднях американских компаний Chevron и ExxonMobil, занимающихся разработкой Тенгизского месторождения, их надеждах и сомнениях относительно доходов от проекта.

«Операторы месторождения, возглавляемые американским гигантом Chevron, бросают вызов традиционным проомышленным методам и надеются увеличить добычу почти на 50 процентов — до редкой отметки в миллион баррелей в день. Они рассчитывают, что нефтяное месторождение будет динамичным в течение десятилетий. Однако проект сложный, и мировой спрос на нефть падает. На фоне увеличения штата и привлекаемой производственной техники возникает вопрос: разумно ли это — потратить 37 миллиардов долларов?» — пишет издание.

Нефтяники на месторождении в Казахстане.
Нефтяники на месторождении в Казахстане.

Как отмечает газета, на расширении месторождения заняты 48 тысяч рабочих, большинство — казахстанцы. Ежедневно на площадку доставляют произведенные в Италии, Южной Корее и Турции мини-электростанции и оборудование для нефтедобычи. По подсчетам издания, проект по расширению Тенгиза должен быть завершен через три года, но уже сегодня поступления от месторождения составляют четверть государственных доходов Казахстана и четверть годового дохода компании Chevron.

ИНВЕСТИЦИИ В ПЕРИОД ТРАНЗИТА

Репортер издания, побывавший на нефтеперерабатывающем предприятии, пишет, что поддержание спокойной обстановки в вахтовом поселке — один из вызовов, с которым столкнулись иностранные инвесторы. Среди работников — представители разных этнических групп. После того как во время июньского конфликта пострадали 40 человек, иностранные подрядные компании вывезли своих людей, и менеджмент был вынужден приостановить операции; в итоге местным рабочим пообещали увеличить заработную плату на 7 процентов, работа возобновилась, говорится в статье.

В публикации упоминаются казахстанские специалисты, которые говорят о преимуществах проекта. 29-летний инженер Chevron Тогжан Абдешева считает, что полученный на Тенгизе «опыт поможет работать на любом заводе в мире».

Издание отмечает, что американские компании смогли добиться права на разработку одного из самых крупных нефтяных месторождений в мире благодаря наличию технологии отделения вредного попутного газа. Сейчас инвесторы столкнулись с периодом транзита власти в Казахстане.

«В настоящее время страной управляет Касым-Жомарт Токаев, преемник, на котором остановил свой выбор [бывший президент страны] господин Назарбаев, и руководство компании Chevron в Казахстане настроено оптимистично. Генеральный директор Tengizchevroil Имер Боннер сказала, что не видит никаких проблем в том, чтобы Chevron продолжил реализовывать свои обещания по выполнению производственных задач и созданию хороших условий для рабочих», — пишет автор.

Бывший президент Нурсултан Назарбаев и его ставленник Касым-Жомарт Токаев на мероприятии возглавляемой Назарбаевым партии. Нур-Султан, 7 июня 2019 года.
Бывший президент Нурсултан Назарбаев и его ставленник Касым-Жомарт Токаев на мероприятии возглавляемой Назарбаевым партии. Нур-Султан, 7 июня 2019 года.

В комментариях изданию исследователь по Казахстану Франциско Мональди из Института Бейкера при Университете Райса говорит, что расслабляться инвесторам не стоит. По его мнению, «любой транзит при авторитарном правлении» может привести к политической нестабильности. Мональди считает, что в таких условиях правительство может начать претендовать на большую долю доходов от инвестиций, поступающих от таких крупных компаний, как Chevron.

КОРЕЙЦЫ-ПАТРИОТЫ

Организация Open Democracy пишет, что корейцы, живущие в Центральной Азии, едут в Южную Корею, чтобы хорошо заработать, однако хотят жить не на исторической родине, а в стране, к которой уже привыкли.

Один из героев специального репортажа — уроженец казахстанского города Чу 30-летний Юрий Хан. Он приехал в Южную Корею на заработки в 2016 году. Мужчина мечтает вернуться в Казахстан, купить квартиру и открыть свой бизнес.

«После окончания средней школы Юрий работал барменом в столице Казахстана Нур-Султане. "В Корее есть возможность заработать хорошие деньги", — говорит он. Юрий работает на фабрике по изготовлению сырья для пластиковой продукции. Он говорит, что работа сложная, но его стимулируют зарплата и уважительное отношение руководства. Супруга с сыном скоро приедут навестить его в город Кимхэ. Тем не менее он планирует вернуться в Казахстан через пять лет. Он хочет открыть дело по продаже подержанных автомобилей из Кореи и запчастей», — пишет журналист.

Люди у станции метро в Сеуле.
Люди у станции метро в Сеуле.

36-летняя Инна Хан, открывшая салон красоты в Алматы, говорит Open Democracy, что «казахстанский менталитет ей ближе, а в Южную Корею они ездят только в качестве туристов».

Число трудовых мигрантов, отправляющихся из Центральной Азии в Южную Корею, в последние годы выросло. «Денежные переводы корейцев, являющихся выходцами из Центральной Азии, сложно отследить, однако денежные переводы из Южной Кореи в государства Центральной Азии в последние годы неуклонно увеличиваются. Национальный банк Казахстана отмечает, что граждане Казахстана, работающие в Южной Корее, в 2018 году отправили домой 104,8 миллиона долларов США, тогда как в 2012 году — 1,7 миллиона долларов», — отмечает издание.

ПОКОЛЕНИЕ МИЛЛЕНИАЛОВ

В специальном репортаже британского вещателя BBC «Какому поколению принадлежит будущее Казахстана?» говорится, что половина населения Казахстана — люди моложе 29 лет. В публикации пытаются ответить на вопрос: смогут ли молодые жители сделать так, чтобы их голоса были услышаны в стране, где по-прежнему «господствуют ценности старого мира».

В интервью британскому СМИ 28-летняя предпринимательница Зауре Розмат, соучредительница журнала The Steppe, говорит, что она не принимает на работу людей поколения Baby boomer (родившихся в период с 1946 по 1964 год. —​ Ред.), потому что они относятся к молодым специалистам как к детям.

Молодые участники митинга за свободу мирных собраний. Алматы, 30 июня 2019 года.
Молодые участники митинга за свободу мирных собраний. Алматы, 30 июня 2019 года.

BBC пишет, что поколение Baby boomer (1946–1964) в Казахстане сформировалось в социалистический период, поколение Generation X (1965–1980) пережило смутные годы развала советской системы. Между тем период взросления поколения Millennials (1981–1996) и Generation Z (1997–2000) приходится на время после провозглашения Казахстаном независимости.

«Теперь, когда 51 процент населения Казахстана — люди в возрасте до 29 лет, миллениалы представляют значительную часть. Многие из них выступают против некоторых укоренившихся культурных ценностей, которые сохранились, несмотря на быстрые преобразования. Тем не менее в парламенте, избранном в Казахстане в 2016 году, всего семь членов были моложе 40 лет. Поскольку пятая часть депутатов была старше 60 лет, средний возраст казахстанских депутатов составил 55 лет», — пишет издание.

Хотя доля молодежи в политической жизни Казахстана не увеличивается, в комментариях BBC молодые люди отмечают, что представляют поколение, которое способствует экономической диверсификации страны. Медиакомпания пишет, что, находясь в «тени подуставших правительственных корпораций», бизнес-проекты молодых смогли преуспеть, помогая друг другу.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG