Доступность ссылок

Срочные новости

Оправдаются ли надежды казахстанских «гастарбайтеров»?


Работающий в Южной Корее казахстанец Оразхан Нурмахан.

Казахстанские трудовые мигранты в Южной Корее – на заработках в этой стране находится около 10 тысяч казахстанцев - хотят, чтобы Нур-Султан помог им улучшить условия трудоустройства. Местный эксперт считает, что Казахстан не хочет признавать наличие гастарбайтеров.

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин в начале этой недели находился в Казахстане с государственным визитом. Житель Караганды Айсултан Жакыпов во время этого визита на своей странице в Facebook ̓е выразил надежду, что Токаев на переговорах с южнокорейским коллегой поднимет вопрос о положении казахстанских мигрантов в Южной Корее. Репортер Азаттыка пообщался с Айсултаном Жакыповым и попытался выяснить, почему он считает актуальной тему казахстанских мигрантов в Корее.

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ЗНАЕТ»

– Мои сверстники и мой учитель уехали в [Южную] Корею в поисках работы. Они хорошо зарабатывают и высылают деньги своим родственникам. Таких людей очень много. На коммерческих сайтах часто встречаются объявления, в которых обещают найти работу в Корее. Есть и мошенники. Тех, кто попадается на их уловки, депортируют из Кореи, – говорит он.

По словам Айсултана Жакыпова, граждане Казахстана могут находиться в Южной Корее без визы в течение месяца и многие пользуются возможностью и пополняют ряды незаконных мигрантов, оставаясь работать.

– Если бы президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поднял этот вопрос во время визита президента [Южной] Кореи и между двумя странами были достигнуты какие-либо договоренности, права наших граждан в Корее были бы защищены и им стало было легче найти работу в Корее, – считает он.

Прибывший с визитом в Казахстан президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Нур-Султан, 22 апреля 2019 года.
Прибывший с визитом в Казахстан президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Нур-Султан, 22 апреля 2019 года.

Жакыпов отмечает, что Южная Корея создает условия для возвращения этнических корейцев из Казахстана на историческую родину и их трудоустройства. Между тем у других этнических групп из Казахстана таких условий нет.

Работающий в Южной Корее Оразхан Нурмахан разделяет мнение Айсултана Жакыпова.

– Думаю, правительство Казахстана знает, что многие граждане Казахстана работают в [Южной] Корее. Было бы очень полезно, если бы во время визита президента Южной Кореи власти Казахстана подняли вопросы о защите прав трудовых мигрантов и поиске работы для тех, кто хочет работать в Корее, – говорит он.

«ПОСОЛ ДАВАЛ ИНТЕРВЬЮ»

Ранее Азаттык публиковал статью о работающем в Южной Корее Оразхане Нурмахане. В последние годы и в других местных СМИ часто пишут о росте числа трудовых мигрантов из Казахстана в Южной Корее. По данным главы пресс-службы министерства иностранных дел Айбека Смадиярова, количество нелегально работающих в Южной Корее казахстанских граждан достигало на пике 12 тысяч, около двух тысяч казахстанцев вернулись домой. Нам не представилось возможным выяснить, поднимался ли вопрос трудовых мигрантов во время встречи президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином. Смадияров сообщил, что не владеет этой информацией, порекомендовав обращаться в администрацию президента.

В прошлом году Южная Корея открыла «зеленый коридор» для нелегальных мигрантов, позволив нелегалам покинуть страну без уплаты штрафов.

– В прошлом году Южная Корея открыла «зеленый коридор» для нелегальных мигрантов, позволив нелегалам покинуть страну без уплаты штрафов. Накануне визита президента Южной Кореи посол этой страны в Казахстане дал интервью, – говорит Айбек Смадияров.

В интервью порталу Tengrinews.kz посол Южной Кореи в Казахстане Ким Дэ Сик заявил, что безвизовые поездки между двумя странами казахстанцы начали использовать для нелегального трудоустройства. По словам посла, «между правительствами двух стран ведутся переговоры по этому вопросу».

Нам не удалось уточнить, о каких переговорах говорил посол. В пресс-службе администрации президента Казахстана сообщили, что вопрос о нелегальных мигрантах надо адресовать министерству иностранных дел. В посольстве Республики Кореи в Казахстане также сослались на МИД Казахстана.

В министерстве труда и социальной защиты населения не оказалось данных о работающих в Южной Корее нелегальных мигрантах из Казахстана. В Национальном банке сообщили, что у них нет информации о том, сколько денег поступает от казахстанских трудовых мигрантов, работающих в Южной Корее.

В комитете по статистике Казахстана сообщили, что они не ведут учета нелегальных мигрантов. По данным комитета, с 2014 года на постоянное место жительство в Южную Корею переезжало по одному человеку в год, а из Южной Кореи на постоянное место жительства в Казахстан приезжало 50–80 человек в год. Большинство из них являются гражданами Южной Кореи.

«ВЛАСТИ НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАВАТЬ»

В официальных сообщениях о встрече президентов Казахстана и Южной Кореи нет информации о том, поднималась ли тема нелегальных трудовых мигрантов.

Касым-Жомарт Токаев рассказал об этнических корейцах, проживающих в Казахстане, и презентовал Мун Чжэ Ину сборник исторических сведений и фотографий депортированных в 1940-х годах корейцев. В совместном заявлении, состоящем из 24 статей, нет ни слова о казахстанских трудовых мигрантах в Южной Корее.

Бывший дипломат Казбек Бейсебаев удивлен тем, что на встрече лидеров двух стран не обсуждались проблемы трудовых мигрантов из Казахстана. Он считает, что «Казахстан должен был сделать хоть какое-то предложение [Южной] Корее, потому что там работает более десяти тысяч казахстанских граждан».

– Говоря о корейской диаспоре в Казахстане, можно было поднять разговор о казахстанских гражданах в [Южной] Корее – это не противоречит дипломатии. Напротив, это было бы хорошим поводом. Если две страны смогут прийти к какому-либо соглашению, права нелегальных трудовых мигрантов в Южной Корее были бы урегулированы, – говорит он.

Бывший дипломат Казбек Бейсебаев.
Бывший дипломат Казбек Бейсебаев.

Казбек Бейсебаев предполагает, что Казахстан не стал обсуждать вопрос о нелегальных трудовых мигрантах из-за своих «политических амбиций».

– Все эти годы о Казахстане говорили как о «стране, которая принимает трудовых мигрантов из-за рубежа». Ввиду того, что к нам в страну часто приезжали гастарбайтеры из соседних стран, мы считали себя «богатой страной, которая может обеспечить себя работой». И власти не хотят признавать, что в последние годы [с ухудшением экономической ситуации] гастарбайтеры выезжают из Казахстана, – говорит он.

Казбек Бейсебаев в качестве примера приводит несколько соглашений по облегчению условий для таджикских трудовых мигрантов, которые были подписаны президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном во время его визита в Россию в апреле этого года.

«КАЗАХСТАН МОГ ПОПРОСИТЬ КВОТУ»

Сложно ответить на вопрос, какое соглашение власти Казахстана могли предложить Южной Корее по трудовым мигрантам. Тем не менее у казахстанских властей есть опыт ведения переговоров о положении трудовых мигрантов. Страна подписала несколько межправительственных соглашений, когда в 2000-х годах в Казахстан в массовом порядке начали приезжать нелегальные трудовые мигранты, в частности из соседних Кыргызстана и Узбекистана.

После переговоров с президентом Кыргызстана Курманбеком Бакиевым в апреле 2008 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что страна разрешит трудовым мигрантам из Кыргызстана въезжать без визы на срок до 90 дней. По данным министерства внутренних дел, в 2007 году в Казахстан приехали 800 тысяч кыргызских мигрантов. В 2008 году Кыргызстану была предоставлена квота на шесть тысяч человек. И после этого две страны неоднократно проводили разные переговоры.

По словам проживающего в Алматы Айбека Турдыбаева, председателя Совета старейшин Кыргызстана, после создания Евразийского экономического союза в 2015 году трудоустройство кыргызских трудовых мигрантов в Казахстане было упрощено.

– Граждане Кыргызстана могут работать на законных основаниях после заключения договора с казахстанскими предпринимателями и официальной регистрации. Казахстан мог попросить трудовую квоту у Южной Кореи. К примеру, в Южной Корее работает более 10 тысяч человек из Кыргызстана. Кыргызстан получил от Южной Кореи квоту на 400 человек в год (трудовых мигрантов). Это лучше, чем ничего, – говорит он.

В 2006 году Казахстан принял закон о легализации нелегальных трудовых мигрантов. Власти Казахстана зарегистрировали в органах внутренних дел работающих в стране нелегалов и провели разовую акцию по их легализации. В 2013 году власти приняли закон, упрощающий выдачу разрешений на трудоустройство иностранцам.

Между тем в Южной Корее ужесточили меры против нелегальных трудовых мигрантов. С 2018 года Сеул начал выдворять из страны нелегалов и взыскивать с них крупные штрафы. Позднее власти Южной Кореи объявили амнистию для нелегальных трудовых мигрантов и открыли «зеленый коридор», чтобы те могли беспрепятственно покинуть страну.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG