Доступность ссылок

Срочные новости

30 лет назад в Казахстане впервые отметили на официальном уровне Наурыз. Судя по различным мемуарам, общественные инициативы по возрождению праздника, который находился под запретом, поддержал секретарь Центрального комитета Компартии Казахстана Узбекали Джанибеков.

Узбекали Джанибекова, находившегося во власти в годы Советского Союза, возглавлявшего комсомольскую организацию Казахстана, а затем работавшего в сфере культуры, один из его современников в своих воспоминаниях отмечает как человека, попавшего в поле зрения Москвы еще в 1960-е годы. Но внутри республики у Джанибекова появились соперники, которые постоянно чинили ему препятствия, чем мастерски пользовался Кунаев, считает современник.

В своих мемуарах Узбекали Джанибеков пишет: «Я взял Назарбаева в резерв на должность первого секретаря комсомола Казахстана и способствовал тому, чтобы он присутствовал на союзных съездах и выступал с самых больших трибун и поднаторел в этом деле, все время брал его с собой». Поcле 60 лет Джанибеков отошел от руководящих должностей.

ДЖАНИБЕКОВ И ПРАЗДНИК НАУРЫЗ

Казахстан впервые официально отметил Наурыз в 1988 году. По некоторым воспоминаниям, во главе общественной инициативы по возрождению запрещенного когда-то праздника стоял секретарь ЦК Компартии Казахстана Узбекали Джанибеков.

В воспоминаниях об Узбекали Джанибекове о нем пишут как о человеке, который, «находясь на протяжении многих лет на высоких должностях, внес особый вклад в развитие культуры Казахстана».

Как Наурыз вернулся в Казахстан. Фотогалерея:

Писатель Шерхан Муртаза говорит, что для того, чтобы просто перечислить все заслуги Узбекали Джанибекова перед народом, потребуется написать объемную книгу. «Он – святой человек», – заявляет Муртаза. Современники упоминают книги Джанибекова и его вклад в развитие культуры.

Тем не менее в 1990-е годы, когда правящие круги вышли из состава Компартии и удержались у власти после провозглашения независимости, Джанибеков остался в стороне. Информации о причинах его отстранения от власти мало. В статьях, опубликованных в республиканских изданиях, писали, что первый секретарь Компартии Казахстана Кунаев не поддержал Узбекали Джанибекова, что при Колбине Джанибеков получил повышение, а при Нурсултане Назарбаеве «он побоялся быть зависимым депутатом независимой страны». О Джанибекове также говорили, что ему нередко приходилось быть белой вороной.

Репортеру Азаттыка удалось пообщаться с некоторыми высокопоставленными людьми, которые когда-то работали вместе с Узбекали Джанибековым. Некоторые из них, как можно было заметить, не захотели говорить об отношениях Узбекали Джанибекова с Нурсултаном Назарбаевым.

Воспоминания «Ұлылық пен әлсіздік» («Величие и слабость») Михаила Исиналиева, занимавшего пост министра иностранных дел Казахской ССР, о Динмухамеде Кунаеве, опубликованные в 1997 году в газете «Қазақ әдебиеті», позволяют проследить оценку деятельности Узбекали Джанибекова. Исиналиев, который на протяжении многих лет был соратником Кунаева, пытается в своей публикации дать Джанибекову беспристрастную оценку, высоко оценивая его достоинства и отмечая недостатки.

«Хотел бы отметить несправедливое отношение к выдающемуся и талантливому организатору, радетелю культуры Узбекали Джанибекову, который мыслил творчески и постоянно находился в поиске. Вся "вина" Джанибекова, который на протяжении многих лет занимал пост первого секретаря ЦК ЛКСМ Казахстана и имел авторитет как в Москве, так и республике, заключалась в том, что он, уходя с занимаемой должности, не позволил занять ее человеку, которого хотел назначить Димаш Ахмедович. После этого Кунаев направлял его на работу то в Тургайскую область, то в министерство культуры, то в облисполком и другие места. Лишь после Декабрьских событий 1986 года он стал министром культуры, затем был избран секретарем ЦК. К сожалению, по отношению к личностям, которые имели свою точку зрения и не умели угодничать, Димаш Ахмедович был не так объективен, как к тем, кто ставил свои интересы превыше всего», – писал он.

Узбекали Джанибеков.
Узбекали Джанибеков.

«ОСТАВИЛИ БЕЗ ДОЛЖНОСТИ»

Политик Серикболсын Абдильдин говорит, что ему довелось много беседовать с Узбекали Джанибековым. По словам Абдильдина, «были моменты, когда кадры, неугодные Кунаеву, получили поддержку при Колбине». В годы, когда Казахстаном руководил Колбин, Нурсултан Назарбаев стал председателем правительства, а Узбекали Джанибеков был назначен министром культуры.

– Однако на эту должность он был назначен не с поддержки Колбина и Назарбаева. В то время Москва следила за тем, кого назначают на руководящие должности в Казахстане. По этой причине без всяких затруднений его утвердили министром и через некоторое время назначили секретарем Центрального комитета. В то время я работал в Москве и видел, как решались эти вопросы, – говорит он Азаттыку.

Серикболсын Абдильдин характеризует Узбекали Джанибекова как «прямолинейного человека, который не умел угодничать».

Политик Серикболсын Абдильдин.
Политик Серикболсын Абдильдин.

– Мы жили на одной улице. Вечером выходили на прогулки и долго беседовали. Он говорил, что готовил к службе Нурсултана Назарбаева с молодых лет, давал ему возможность выступать с трибун крупных съездов в Москве, однако признавался, что был недоволен последними его действиям, – вспоминает Абдильдин.

Среди тех, с кем удалось пообщаться репортеру Азаттыка, есть те, кто говорит, что после ухода с занимаемого поста Джанибеков стал депутатом. По словам некоторых экспертов, его никто не снимал с должности и по достижении 60 лет он остался без должности после съезда Компартии Казахстана 7 сентября 1991 года, на котором распустили партию.

По словам Серикболсына Абдильдина, Узбекали Джанибеков до истечения срока своих депутатских полномочий находился в Верховном совете 12-го созыва. Однако позже он не выдвигался в депутаты мажилиса. По словам источника, близкого к Узбекали Джанибекову (по его просьбе имя и фамилия на указываются), «Узбекали Джанибеков занимал руководящие должности и его поддерживали друзья из Центрального комитета в Москве, также содействие оказывали Колбин и Назарбаев».

– Узбекали Джанибек в поле зрения Москвы попал еще в 1960-е годы. Однако в Казахстане у него появились соперники, которые постоянно чинили ему препятствия. Кунаев мастерски этим воспользовался, – говорит он.

По словам источника, который близко общался с Узбекали Джанибековым до конца его жизни, «после ухода с высокой должности Джанибеков никогда не просил другой должности, депутатство его тоже не привлекало». «Он не был тщеславным и сам всегда смеялся и удивлялся тому, что ему в жизни пришлось занимать такой высокий пост», – вспоминает он.

По некоторым заключениям, «у Узбекали Джанибекова были более хорошие личные отношения с руководством в Москве, нежели в Казахстане, однако, несмотря на это, он не стремился сохранить свое место и укрепить свое политическое влияние».

«ДВА КАЗАХА С БОЛЬШИМ ПОТЕНЦИАЛОМ»

После ухода с высоких должностей Узбекали Джанибеков издал несколько исследовательских трудов в области культуры, опубликовал мемуары. В своих воспоминаниях он пишет, что «никогда не был кадром Кунаева», и кратко излагает ситуацию с политическими играми, развернувшимися вокруг него в центральном аппарате.

В своих воспоминаниях «Тағдыр тағылымы» он отмечает, что с Нурсултаном Назарбаевым познакомился в апреле 1962 года. «Я взял его в резерв на должность первого секретаря комсомола Казахстана и способствовал тому, чтобы он присутствовал на союзных съездах и выступал с больших трибун и поднаторел в этом деле, все время брал его с собой», – пишет он.

Узбекали Джанибеков указывает в мемуарах, что журналисты когда-то обратились к нему с вопросом: «Кто-то знает о вашем 60-летии, другие – нет. Не означает ли это, что вы "выпали из обоймы" президента? И как можно понять разрыв между людьми, которые давно знают друг друга и уважительно относились друг к другу?» Джанибеков попытался ответить на этот вопрос.

Джанибеков пишет, что в ЦК КПСС на место Колбина рассмотрели несколько кандидатур и, когда поинтересовались мнением Джанибекова, он предложил кандидатуру Назарбаева, однако позднее, когда на собрании все выступили в поддержку Назарбаева, «он на протяжении полутора часов беседовал с представителем Москвы пытался донести до него все свои мысли». «Нурсултан мог подумать, что я намеренно промолчал», – указывает он.

Геннадий Колбин, первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР. Фотокопия снимка из советской печати.
Геннадий Колбин, первый секретарь ЦК Компартии Казахской ССР. Фотокопия снимка из советской печати.

«Геннадий Колбин иногда мог сказать всю правду, ничего не утаив. Однажды мы сидели втроем и он нам заявил: «Вы – два казаха с большим потенциалом, меня не поддерживаете». Что в таких случаях скажешь? Мы промолчали. Однако в это мгновенье, как мне показалось, на лице Нурсултана Абишевича промелькнуло неизвестное мне ранее чувство».

Читайте еще: Последние годы первого вице-президента

В мемуарах Джанибекова в нескольких эпизодах есть упоминания об отношениях с Нурсултаном Назарбаевым: «У меня не было намерения соперничать, однако, я, наверное, казался соперником, не знаю, но можно было заметить, что между нами уже не было прежних искренних доверительных отношений, когда мы советовались и действовали сообща».

В годы после получения независимости Узбекали Джанибеков нечасто высказывался по общественной, политической и экономической ситуации в Казахстане. «Что скрывать, за пять лет со дня объявления независимости Казахстана дважды прошли парламентские выборы, дважды состоялся всенародный референдум, и то, как многие вопросы были отрегулированы "конституционным путем", многое прояснило», – пишет он.

СОВЕТНИК ДИРЕКТОРА КОВРОВОЙ ФАБРИКИ

Накануне 80-летия Узбекали Джанибекова в 2011 году депутат мажилиса Уалихан Калижан обратился к премьер-министру страны того периода Кариму Масимову с депутатским запросом, в котором предложил включить в календарь знаменательных дат и юбилейных мероприятий республиканского уровня юбилей организатора более 70 этнографических ансамблей Узбекали Джанибекова, защитника деятелей «Алаша» Миржакипа Дулатова, Жусипбека Аймауытова, Магжана Жумабаева, Шакарима Кудайбердиева.

В своем запросе он также отметил, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в свое время оказал помощь Узбекали Джанибекову с поездкой за границу на лечение. Позднее Джанибекову пришлось продать трехкомнатную квартиру и он остался без жилья, поэтому в своем запросе депутат просил выделить вдове Узбекали Джанибекова однокомнатную квартиру в центре города.

В беседе с репортером Азаттыка Уалихан Калижан говорит, что после этого письма Халихан Жанибековой предоставили однокомнатную квартиру. По словам источника, знавшего семью Узбекали Джанибекова, квартиру дали в микрорайоне Айнабулак на окраине Алматы. По его словам, после ухода со своего поста Узбекали Джанибеков жил на пенсию.

– По приглашению людей, которые относились к нему с уважением, он работал советником директора Алматинской ковровой фабрики до ее приватизации. После ухода с занимаемой должности никто из представителей власти его не искал. Помню, что перед смертью к нему приезжали Имангали Тасмагамбетов и Крымбек Кушербаев. Он высказал последнюю волю, чтобы его похоронили на родине рядом с мавзолеем Арыстанбаба в Южно-Казахстанской области, – говорит он.

Узбекали Джанибеков, находившийся у власти в Казахстане в последние годы существования Советского Союза, не стал вмешиваться в политику даже тогда, когда его пригласили возглавить оппозиционную Коммунистическую партию. Он скончался в 67-летнем возрасте в феврале 1998 года.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG