Доступность ссылок

Срочные новости

До зимы. Кризисный центр Темиртау вновь принимает женщин с детьми


Женщина с ребенком в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

Темиртауский кризисный центр для женщин с детьми в трудной ситуации, который в последние годы перебивался случайной благотворительной помощью, вновь заработал на средства из бюджета области. Но общественники, содержащие приют, переживают, что по окончании проекта им вновь придется искать источники финансирования, а женщинам с детьми будет вновь негде укрыться.

ИСТОРИЯ ВИКИ

Вика и ее трехлетний сын находят приют в кризисном центре «Мой дом» уже во второй раз.

Вика — выпускница детского дома, куда она с сестрой попала в дошкольном возрасте из неблагополучной семьи. Вспоминает, что в детдоме им было намного лучше, чем с родителями. Самостоятельная жизнь не сложилась. Без поддержки близких, собственного жилья и нормальной работы жить туго, говорит Вика и показывает шрамы на теле от побоев отца ее ребенка. Тот, напиваясь, издевался над обоими, выгонял на улицу, пользуясь тем, что Вике с ребенком на руках податься было просто некуда. Рассказывает она и о том, как сожитель резал, ломал ей руки, выбил зубы. Здесь, в центре, за счет спонсорских средств ей вставили новые.

В первый раз молодая мать с младенцем на руках попала сюда прямо из подъезда. В нем она прожила две недели после того, как сожитель избил ее и выгнал на улицу.

Женщина с ребенком в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.
Женщина с ребенком в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

— Я тут почти год жила, потом ушла с сыном, стали жить самостоятельно, работала, оплачивала жилье, платила за услуги няни, чтобы она посидела с ребенком, пока я на работе. Я вообще без выходных работала в двух местах: на автомойке и сторожем. Но застудила почки, пришлось уволиться, а денег не хватало. Сейчас почки болят сильно, и суставы болят, видимо, от холодной воды. Стало очень тяжело. Пришла сюда и попросилась пожить временно. Нам и прописку здесь дали. Устрою ребенка в детский сад, подлечусь, начну опять работать и снова буду пытаться встать на ноги. У меня в детстве ничего не было, и я хочу, чтобы мой сын ни в чем не нуждался, — говорит Вика.

МАРИЯ И МАРИНА

Мария — еще одна женщина с ребенком, беременна вторым. Говорит, что близких, которые могли бы помочь, у нее нет: отец давно пропал без вести, а парализованная мать лежит в больнице. Мария регулярно подвергалась насилию со стороны партнеров. Ей тоже выбивали зубы. Муж Марии сейчас в другом регионе страны проходит лечение от алкогольной зависимости. Мария нуждается не только в крыше над головой. Ей необходима и помощь психолога, который сейчас работает с ней в центре.

— Я молила о ребенке, потому что раньше было пять выкидышей. Поэтому я решилась родить. Мужчина, с которым я жила до этого, не поверил, что это его ребенок. Он меня избил. Потом я познакомилась с будущим мужем, забеременела снова, но оказалось, что он сильно пьет, а когда напивался — поднимал на меня руку, так я и оказалась здесь. Жить мне было негде. Знакомые посоветовали прийти сюда. Надеюсь, что муж исправится, — говорит Мария.

Ребенок в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.
Ребенок в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

Живущая в центре Марина также скрывается от избивавшего ее сожителя. Говорит, было время, когда она вместе с ребенком жила в теплотрассах, а потом скиталась по съемным квартирам, где проживали и другие люди. Своего жилья у нее нет, денег — тоже, перебивалась случайным заработком. В кризисном центре «Мой дом» она живет уже с двумя маленькими детьми.

— В юности, когда я еще жила с мамой, я подвергалась насилию со стороны сводных братьев, часто сбегала из дома, жила в теплотрассах, лишь бы не возвращаться в этот ад. Мать сильно выпивала, не верила мне, когда я жаловалась на домогательства. Меня это всё сломало, как человека, как женщину, я была никем и другой жизни не знала. Потом я и сама начала пить, курить, попадала в трудовое рабство, меня насиловали. Один человек, которому я благодарна, привел меня в церковь. Там меня накормили, отмыли, одели, помогли избавиться от плохих привычек. Сейчас я не пью, не курю, но жить с детьми мне негде, боюсь, как бы их не забрали органы опеки. Бывший сожитель преследует меня. Хорошо, есть такой кризисный центр, где можно хотя бы временно найти приют, получить прописку, прийти в себя, — говорит Марина.

БУДНИ ЦЕНТРА

Таких историй кризисный центр «Мой дом» за несколько лет своей работы перевидал множество. Сегодня здесь проживают 18 человек: восемь женщин и десять малолетних детей. Это и выпускницы детских домов, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации; и освободившиеся из мест лишения свободы; и сбежавшие от мужей. Одним о центре рассказывают знакомые, другим — дают направление в полиции. Обращаются за помощью и многодетные матери. Приют рассчитан не только на жительниц Темиртау, убежище здесь могут получить женщины из разных городов и поселков Карагандинской области.

Многодетная мать (справа) в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.
Многодетная мать (справа) в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

За несколько лет работы их было около 600. Многие смогли встать на ноги, поправить здоровье, найти подработку. В зависимости от жизненной ситуации и морального состояния одной хватает на социализацию одного месяца, другой может понадобиться и год.

Благодаря появившемуся финансированию у центра временно есть возможность оплачивать работу специалистов: психолога, соцработника, медика, педиатра, юриста, педагога. Некоторые из них раньше помогали как волонтеры. В центре есть небольшой швейный цех, где женщин обучают мастерству, и даже спортивные тренажеры. Но они пока простаивают без дела из-за протекающей крыши, которую общественники собираются отремонтировать своими силами.

— У наших женщин график по приготовлению пищи, уборке. Сейчас, пока вирус (пандемия коронавируса. — Ред.), просим не покидать территорию центра, только если на работу или в больницу. Даем им возможность, чтобы они заработали и отложили деньги, пока находятся в центре, подготовили себе почву. Мы их всем обеспечиваем, сейчас они ни в чем не нуждаются, им не надо деньги тратить. Пусть копят, чтобы потом могли снять комнату в общежитии. В Темиртау есть общежитие, месяц проживания — 20 тысяч тенге за комнату плюс коммунальные услуги, — говорит Ирина Жданова, руководитель кризисного центра «Мой дом».

Женщинам не только дают крышу над головой и пропитание. Их прописывают, оказывают сопровождение по разным инстанциям, помогают в оформлении документов. Обеспечивают детским питанием, памперсами для новорожденных. В центре есть вся необходимая бытовая техника, кухня, ванная комната, медицинский кабинет, на улице — игровая площадка. При поступлении женщины и дети здесь же проходят первичный медицинский осмотр.

Сотрудницы и посетительницы в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.
Сотрудницы и посетительницы в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

— На днях привезли женщину прямо из роддома, за нее очень ходатайствовали служба пробации, власти и один общественный фонд. Она из мест лишения свободы, у нее ребенок в детском доме, второму ребенку еще и месяца нет. Мы ее приняли, иначе бы у нее забрали ребенка. Недавно поступила женщина с ребенком из сельской местности, ей пришлось бежать оттуда, предварительно мы разговаривали с полицейскими. Ее второй муж очень обижал ребенка, которому три года, избивал, грозился сжечь. Второму ребенку шесть месяцев. При осмотре обнаружилось, что у ребенка высокая температура и покраснения, мы вызвали скорую помощь, их положили в больницу. Она вернется к нам, — рассказывает Жданова.

«ПОМОЩЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ДОЛГОСРОЧНАЯ»

«Мой дом» был открыт на средства японского правительства. Власти ранее неоднократно обещали оказывать поддержку, но помощь от государства приют видел всего раза два. Большую часть времени общественники содержат его сами. Посильную помощь оказывают местные жители. Несколько раз помогал Фонд жен послов. Последние два года центр выживал на пожертвования. Горожане делились продуктами, вещами, средствами гигиены. Но приютить удавалось лишь нескольких женщин с детьми, многим отказывали из-за отсутствия средств.

Полученные недавно от государства деньги временные. 19 с половиной миллионов тенге выделило управление координации занятости и социальных программ Карагандинской области. В конце ноября финансирование закончится.

— Мы рады, что нам удалось наконец-то получить деньги на этот проект. Финансирование таких проектов должно быть долговременным, и не с таким большим промежутком. Если проект заканчивается в ноябре и будет возможность поучаствовать вновь, то, пока пройдут конкурсные процедуры, пройдет несколько месяцев, и всё это время женщины с детьми будут оставаться без помощи. Как мы им откажем? Выгоним на улицу? Например, поступила женщина, с которой начал работать психолог, началось документирование, с детьми начали работать, но они ведь могут не успеть адаптироваться и социализироваться. Помощь должна быть долгосрочная, — говорит Жданова.

Медицинский кабинет в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.
Медицинский кабинет в кризисном центре «Мой дом». Темиртау, 17 марта 2020 года.

Вопрос о необходимости поддерживать уже имеющиеся приюты общественники поднимают не первый год. В марте аким Карагандинской области Женис Касымбек провел совещание с общественными организациями. На нем обсуждались варианты развития сети кризисных центров и стало известно, что власти задумали открыть государственное учреждение для помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

«В последнее время ко мне поступает много предложений об открытии в Караганде областного государственного кризисного центра. Я понимаю, что сегодня назрела такая необходимость. На сегодняшний день у нас в области недостаточно кризисных центров, и проблема в том, что они есть не в каждом городе. Как показывает практика, вопрос бытового насилия в настоящее время является одним из актуальных. Нужно, чтобы госцентр и общественные объединения работали параллельно», — сказал на совещании аким области Женис Касымбек.

Как это отразится на работе уже существующих кризисных центров, которые постоянно просят помощи государства, но в основном видят поддержку лишь от частных лиц или, если повезет, спонсоров, пока непонятно. Общественникам остается лишь надеяться, что государство всё же будет поддерживать и их проекты. Ведь оказывать помощь уже существующим кризисным центрам гораздо легче, чем с нуля создавать новые, считают они.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG