Доступность ссылок

Срочные новости

«Не решаются говорить о насилии в семье»


Гульсым Жиенбаева с детьми находится в «Центре ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации». Актобе, 12 июня 2018 года.

С начала года в Актюбинской области с жалобами на насилие в семье обратились 207 женщин. За этот же период было зарегистрировано шесть преступлений, связанных с насилием. Представитель полиции говорит, что некоторые женщины не решаются жаловаться и молча терпят бытовое насилие. Репортер Азаттыка побывала в кризисном центре Актобе и встретилась с живущими в нем людьми.

«ПЯТЬ ЛЕТ ТЕРПЕЛА ПОБОИ»

39-летняя Гульсым Жиенбаева сейчас живет в «Центре ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации» в городе Актобе. Женщина с тремя детьми в поисках приюта приехала в это учреждение из Алгинского района три месяца назад.

- Здесь я почувствовала себя человеком. Мы вовремя едим, нам дают кефир, молоко, салаты. Никто не кричит. Я пять лет прожила с мужем, но такой жизни у меня не было. За это время никогда не ела досыта. Чувствовала себя человеком, у которого нет личной свободы, - говорит она.

Гульсым Жиенбаева рассказывает, что работала на птицефабрике в Алгинском районе, посудомойкой в кафе, выполняла разную сезонную работу. По ее словам, пять лет она назад вышла замуж во второй раз - за человека, который был старше ее на 22 года. Гульсым не может сдержать слез, когда вспоминает пережитое унижение и насилие в семье. По словам женщины, у нее не было специальности и постоянной работы, поэтому она вынужденно терпела побои мужа.

- Он столько раз душил меня, грозил ножом. Избивал так жестоко, что сломал мне ухо. Но тяжелее всего было, когда он поднял руку на моего сына-подростка, которого я привела в семью, когда вышла замуж за этого человека. Он житья нам не давал. Сидя за столом, постоянно напоминал о том, что мы живем в его доме и требовал ограничивать себя в еде, на которую он зарабатывает. Он готовил себе отдельно и сам съедал все вкусное, а нам давал лишь хлеб и чай,– говорит она.

Однажды ночью женщина сбежала от мужа, будучи не в силах терпеть побои и издевательства. Муж забрал двоих детей, одному из которых чуть больше пяти лет, а второму – два с половиной года. Гульсым Жиенбаева обратилась в полицию с заявлением и рассказала о пережитом. Мужа Гульсым привлекли к административной ответственности. По решению властей, он вернул детей матери. Сотрудники «Центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации» поместили троих детей Гульсым в загородный санаторий «Шагала». Гульсым официально развелась с мужем.

Здание «Центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации». Актобе, 12 июня 2018 года.
Здание «Центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации». Актобе, 12 июня 2018 года.

ОБИТАТЕЛИ КРИЗИСНОГО ЦЕНТРА

Когда репортер Азаттыка прибыла в «Центр ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации», в комнате вместе с Гульсым находилась еще одна женщина, представившаяся Гульнур Оразалиной. Другие три женщины, живущие в центре, в это время находились на работе.

Судьбы Гульсым и Гульнур, временно проживающих в центре, во многом схожи. У обеих рано умерли матери, у них нет профессии и постоянного места работы.

37-летняя Гульнур с двумя маленькими детьми живет в этом центре с мая. По ее словам, после побоев мужа, с которым она жила в гражданском браке, она решила уйти от него, забрав детей. По решению суда, она получает на детей алименты от мужа.

Женщины рассказывали журналисту о пережитых трудностях, разговор время от времени прерывался звонками на мобильный телефон Гульнур. Однако женщина на звонки так и не ответила. «Это сотрудники банка», - сказала она со слезами на глазах.

- После того, как ушла от мужа, мне было некуда податься, поэтому жила у знакомой. Она обманным способом уговорила меня трижды взять кредит в банке. В первый раз я взяла для нее денежный кредит на сумму 330 тысяч тенге. Позднее на меня дважды оформили покупку iPhone. После третьего кредита она меня избила и выгнала из дома. Сейчас на мне висит долг более одного миллиона тенге. На ребенка я получаю алименты в размере 15 тысяч тенге в месяц. Банк удерживает мой долг с этой суммы, - говорит Гульнур Оразалина.

Гульнур и Гульсым живут в кризисном центре вместе с детьми. Актобе, 12 июня 2018 года.
Гульнур и Гульсым живут в кризисном центре вместе с детьми. Актобе, 12 июня 2018 года.

Две женщины с маленькими детьми, у которых нет жилья, не знают, куда им идти, когда срок пребывания в центре завершится.

- Мы не можем содержать этих женщин здесь более шести месяцев. Женщинам, пострадавшим от насилия в семье, за это время оказываем помощь при оформлении документов, стараемся предоставить правовую и психологическую помощь. Срок пребывания здесь продлевается еще на три месяца, если женщина нуждается в какой-либо медицинской помощи, - говорит представитель центра Гулара Тажигаликызы.

Представитель «Центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации» Гулара Тажигаликызы. Актобе, 12 июня 2018 года.
Представитель «Центра ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации» Гулара Тажигаликызы. Актобе, 12 июня 2018 года.

Представители центра в Актобе говорят, что с момента открытия этого учреждения в марте этого года помощь была оказана 17 женщинам. В центре, который рассчитан на 20 человек и финансируется за счет средств местного бюджета, сейчас проживает пять женщин с маленькими детьми. Кроме этого, в Актобе также работает кризисный центр «Малика», открытый на основе государственно-частного партнерства в 2017 году. По словам сотрудников, с начала года в нем нашли приют 84 человека, столкнувшихся с бытовым насилием.

«ПРЕДПОЧИТАЮТ МОЛЧАТЬ»

Инспектор группы по защите женщин от насилия службы местной полиции департамента внутренних дел (ДВД) по Актюбинской области Альмира Аккатова говорит, что за первые пять месяцев 2018 года зарегистрировано меньше тяжких преступлений, связанных с семейно-бытовыми конфликтами, чем за аналогичный период прошлого года.

- Если в прошлом году за аналогичный период было совершено 21 бытовое преступление, связанное с насилием в семье, то в этом году зарегистрировано шесть преступлений. Уголовные дела, возбужденные по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», были переданы в суд. Однако небольшое количество уголовных дел в этом году не говорит о сокращении насилия в семье. Большинство женщин думают, что если не будут предавать огласке конфликт в семье, муж прекратит распускать руки. К сожалению, это не так. Если человек чувствует свою безнаказанность, то он, напротив, не прекращая, продолжает еще больше пускать в ход кулаки, - говорит майор полиции Альмира Аккатова.

По ее словам, с начала года в полицию обратилось 207 женщин по фактам насилия в семье. Согласно статьи 73 кодекса «Об административных правонарушениях», нарушитель спокойствия в семье, который унижает и оскорбляет проживающих с ним людей, привлекается к штрафу. В случае нанесения телесных повреждений легкой степени тяжести привлекается к административному аресту на 15 суток. Ранее активисты, занимающиеся защитой прав казахстанских женщин, заявили Азаттыку, что декриминализация насилия в семье ухудшит положение женщин.

Майор полиции Альмира Аккатова. Актобе, 12 июня 2018 года.
Майор полиции Альмира Аккатова. Актобе, 12 июня 2018 года.
Читайте также: Меры против семейных дебоширов называют неэффективными

По словам представителя полиции Альмиры Аккатовой, еще одна причина замалчивания женщинами факта насилия в семье заключается в том, что штраф, к которому привлекают мужа, выплачивается из семейного бюджета. То есть ответственность за административное правонарушение несет не только виновник конфликта, но и его семья.

Инспектор по защите женщин от насилия говорит, что большинство женщин, подавших иски против мужей являются жительницами города.

- В сельской местности все еще есть женщины, которые не решаются обращаться по этому поводу в соответствующие учреждения. Именно поэтому большинство семейных конфликтов решаются не при помощи специалистов, а при вмешательстве старших родственников. Женщина, подавшая в полицию иск на мужа, автоматически превращается во «врага народа» среди родственников, поэтому многие пострадавшие предпочитают молчать. Поэтому насилие сегодня продолжает оставаться личным делом каждой женщины, а не болезнью общества, - резюмирует Альмира Аккатова.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG