Доступность ссылок

Срочные новости

Число сдающих детей в Дом ребенка не сокращается


Специализированный Дом ребенка в Шымкенте, 2 марта 2017 года.

В Шымкенте функционирует Дом ребенка, в котором временно содержатся дети до четырех лет. Сейчас в учреждении воспитывается более 60 детей. Среди них есть малыши, не достигшие и года. Родители оставляют здесь своих детей по самым разным причинам. Репортер Азаттыка побывала в Доме ребенка и узнала о жизни его обитателей.

«НЕ СМОГЛА ПРЕОДОЛЕТЬ ЧУВСТВО СТЫДА И ПРИВЕЗТИ РЕБЕНКА ДОМОЙ»

18-летняя Айсулу (имя изменено. – Ред.) после рождения ребенка, посоветовавшись с матерью, решила оставить его в Доме ребенка. Свою 11-месячную дочь она навещает дважды в месяц.

– После окончания сельской школы я приехала учиться в город. Поступила. Мой парень, узнав о моей беременности, бросил меня. О моей беременности мать узнала от врачей роддома. У нас есть родственники, знакомые, и я не смогла преодолеть чувство стыда и привезти ребенка домой. Я посоветовалась с матерью, и мы решили, что [ребенка] временно оставим в Доме ребенка. Я учусь, подрабатываю, приходить чаще не получается, – говорит Айсулу.

В шымкентском Доме ребенка. Архивное фото.
В шымкентском Доме ребенка. Архивное фото.

У восьмимесячной Айзере, воспитывающейся в Доме ребенка, нет свидетельства о рождении. Малышку сюда доставили сотрудники полиции. Айзере в Доме ребенка содержится четыре месяца, и за это время ее никто не искал. В полиции сообщили, что ее отец-алкоголик убил мать девочки и сейчас находится в тюрьме. Бабушка Айзере знает, что малышка воспитывается в Доме ребенка, однако ни разу ее не навестила.

52-летний Ергали (имя изменено. – Ред.), житель Келесского района Туркестанской области, приехал в Дом ребенка навестить трехлетнего сына. Вторая жена Ергали умерла через неделю после того, как родила ребенка. Позднее он передал сына в Дом ребенка. Отец, который не видел своего ребенка месяц, волнуясь, ожидает встречи с сыном во дворе Дома ребенка. Брови его нахмурены, лицо осунувшееся. Ергали не пожелал, чтобы его снимали на фото- или видеокамеру. Он говорит, что был вынужден отдать сына в Дом ребенка.

– Врачи сказали, что моя жена не должна рожать по состоянию здоровья. Я ей сказал, чтобы она не рожала, раз врачи так сказали. Не послушала. Она умерла через неделю после родов. В то время [моей жене] было 39 лет. От первой жены у меня четверо детей. Дочь учится в Астане, сын – в Сарыагаше. Две дочери замужем. За ребенком некому смотреть, поэтому я временно определил его в Дом ребенка. Я никому не отдам своего ребенка. У меня и мыслей таких нет. Сейчас зима, и я боюсь его простудить. Если со мной всё будет в порядке, весной, до достижения сыном четырех лет, заберу его домой. Мой сын – моя душа, – говорит он.

Внутри двухэтажного здания, где расположен Дом ребенка, очень чисто. Охранник проверяет каждого, кто приближается к воротам и проходит в здание. В Доме ребенка есть свои воспитатели, врачи и повара. Родители и родственники могут наблюдать за тем, как в учреждении заботятся об их детях. В основном родители предпочитают не рассказывать о своей жизни. Большинство из них избегают разговора.

«МАЛЫШИ НЕ УЗНАЮТ РОДИТЕЛЕЙ И НАЧИНАЮТ ПЛАКАТЬ»

Сейчас в Доме ребенка, открывшемся в 1939 году, воспитывается 63 ребенка. Родители троих из них находятся в тюрьме. От пятерых детей родители отказались. 11 детей страдают различными заболеваниями. С начала года 38 детей вернулись в семьи: их забрали родители или родственники. Одного брошенного родителями ребенка усыновила другая семья. По данным администрации Дома ребенка, в 2016 году приют в этом учреждении нашли 89 детей, в 2017 году было 87 детей. По словам врача Ляззат Асабаевой, число родителей, отдающих своих детей в Дом ребенка, не сокращается.

Родители стараются держать в тайне как свое прошлое, так и детей.

– Детей, переданных к нам на воспитание матерями, никто из отцов не ищет. В Дом ребенка детей принимают на основании постановления акимата и управления образования города или Туркестанской области. Родители стараются держать в тайне как свое прошлое, так и детей. Многие скрывают, что у них есть дети. Матери, которые вначале приходят навещать детей через день, со временем приходят один раз в неделю или месяц. Некоторые навещают детей один раз в три-четыре месяца, тогда малыши не узнают их и начинают плакать. Родители, приходящие на свидание с детьми, проводят с ними не более часа, даже на прогулку не выходят, – говорит врач.

Детская коляска на свалке. Иллюстративное фото.
Детская коляска на свалке. Иллюстративное фото.

Основное отличие Дома ребенка от детского дома заключается в том, что здесь воспитываются дети до четырех лет. Позднее некоторые из них возвращаются родителям или родственникам.

– Социальное положение родителей отличается. Заметно, что некоторые из них социально неблагополучные и пережили немало трудностей в жизни. Другие, напротив, производят впечатление вполне материально обеспеченных людей. Дети узнают родителей, когда те приходят к ним, однако они привыкают к жизни в Доме ребенка. Они, как это свойственно домашним детям, не ищут родителей. Даже не интересуются, почему те не приходят. Некоторые, бывает, плачут и не хотят идти к своим родителям, – говорит врач-педиатр Ляззат Асабаева.

По словам психолога Дома ребенка Калины Медеуовой, у некоторых детей, живущих в этих учреждениях, нарушена психика.

Некоторые отказываются от ребенка из-за невозможности преодолеть чувство стыда.

– Кто бы это ни был, бросить ребенка нелегко. Это оставляет неизгладимый след в жизни матери и ребенка, неизлечимую рану. Женщина, бросающая своего ребенка, страдает от сильной депрессии. Некоторые отказываются от ребенка из-за невозможности преодолеть чувство стыда. Дети, которые воспитываются в семье и в Доме ребенка, отличаются в физиологическом и психологическом плане. Ребенок, выросший в Доме ребенка, живет в страхе, – говорит она.

Администрация Дома ребенка объявила через полицию в розыск около десяти родителей, которые в течение полугода не навещали детей. Они намерены подать в суд на этих родителей, если те не найдутся. Пятеро пропавших таким образом мам и пап были лишены судом родительских прав.

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG