Доступность ссылок

Срочные новости

Под «Моим домом» зашатался фундамент


Здание кризисного центра в городе Темиртау «Мой дом», который с трудом продолжает существовать благодаря собственным средствам и помощи местных жителей. Темиртау, 22 февраля 2018 года.

В городе Темиртау кризисный центр «Мой дом», который еще два года назад планировал расширяться, сейчас на грани выживания. Гражданские активисты обращаются за помощью к местным властям, чтобы «спасти» центр, где приют нашли сотни женщин с детьми из разных городов Карагандинской области.

НЕЗАВИДНАЯ СУДЬБА

29-летняя Айгерим М. вместе со своими малолетними детьми с ноября прошлого года живет в темиртауском кризисном центре «Мой дом», существующем в основном благодаря спонсорской поддержке. Айгерим — сирота, сыну скоро будет четыре года, а дочери нет еще и двух лет. Дети родились от гражданского мужа, который не спешил на ней жениться. Спустя шесть лет сожительства бывший муж, по словам Айгерим, выгнал ее из дома вместе с детьми.

Айгерим с двумя маленькими детьми живет в темиртауском кризисном центре, который и сам сейчас нуждается в материальной помощи. Темиртау, 22 февраля 2018 года.
Айгерим с двумя маленькими детьми живет в темиртауском кризисном центре, который и сам сейчас нуждается в материальной помощи. Темиртау, 22 февраля 2018 года.

— Я выполняла по дому всю черновую работу, родила двоих детей. Но он не хотел узаконивать отношения, говорил, что не хотел такой ответственности. Когда напивался — бил меня даже беременную. Были выкидыши; я грозилась уйти от него, но идти с маленькими детьми было некуда. Он стал преследовать меня. Терпела до последнего. Но после выписки из роддома со вторым ребенком, когда к нам в дом пришла медсестра и сказала, что нужно пройти флюорографию, муж со свекровью почему-то решили, что я больна туберкулезом, и выгнали меня из дома. Я в слезах собирала вещи и детей, а они даже не пытались меня остановить, — рассказывает, еле сдерживая слезы, Айгерим.

После выписки из роддома со вторым ребенком, когда к нам пришла медсестра и сказала, что нужно пройти флюорографию, муж со свекровью почему-то решили, что я больна туберкулезом, и выгнали меня из дома.

Женщина рассказывает, что от безысходности даже решилась на отчаянный шаг: она хотела отдать детей в детский дом, чтобы немного подзаработать, найти хоть какую-то крышу над головой, а потом планировала их забрать. Однако в последний момент она увидела уличную афишу с номером «горячей линии» для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Айгерим позвонила по этому номеру, и вскоре за ней и детьми приехала Елена Билоконь из общественной организации «Мой дом», у которой вот уже несколько лет есть в Темиртау кризисный центр с одноименным названием; в нем женщины с детьми могут найти временный приют.

Родителей у Айгерим нет: отца она никогда не видела, а мама умерла, когда ей было семь лет. Айгерим мечтала работать судебным исполнителем, но не хватило денег на оплату учебы. В итоге она получила среднее специальное образование, имеет опыт работы кассиром в супермаркете. Сейчас мечтает девушка устроиться хоть на какую-то подработку, но не с кем оставить маленьких детей. Но Айгерим рада тому, что общественная организация «Мой дом» предоставила им крышу над головой, обеспечивает питанием, одеждой, средствами гигиены, дала им прописку, помогает с оформлением некоторых документов. Но как долго это продлится — неизвестно.

Валентина Суглобова, которой кризисный центр помог в трудной жизненной ситуации, говорит, что она с дочкой до сих пор находит в центре помощь в виде продуктов, одежды, и это помогает ей экономить и снимать маленькую квартиру.
Валентина Суглобова, которой кризисный центр помог в трудной жизненной ситуации, говорит, что она с дочкой до сих пор находит в центре помощь в виде продуктов, одежды, и это помогает ей экономить и снимать маленькую квартиру.

Инвалид второй группы Валентина Суглобова уже два раза находила приют вместе со своей маленькой дочкой в кризисном центре «Мой дом». Женщина говорит, что, когда она оказалась в сложной жизненной ситуации, власти ничем ей не помогли. Поддержку она смогла найти только в этом кризисном центре, который уже и сам нуждается в финансовой помощи.

— Когда у нас маленькие детки на руках — я не знаю, как в других государствах, — но лично в нашей стране женщины не защищены никак. Сколько я тогда билась, чтобы снять комнату в общежитии, но мне говорили, что комнат нет. Когда меня здесь приютили — у меня гора с плеч упала. Помимо жилья мне дали здесь возможность вылечиться, помогли оформить бессрочную инвалидность. Даже когда проект перестал финансироваться, меня не выгнали отсюда, дали возможность встать на ноги, одеждой запасли. Благодаря этому я сейчас могу уже снимать жилье, в центре мне помогают продуктами, одеждой, — рассказывает Азаттыку Валентина Суглобова.

Женщины спрашивают: если этот центр закроется, то куда пойдут такие, как они: бездомные женщины с детьми? По их словам, других вариантов в городе нет.

ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ ОБРАТИЛИСЬ К ВЛАСТЯМ

Сейчас в кризисном центре проживают две женщины с малолетними детьми. Из-за отсутствия финансирования содержать семьи, попросившие приютить их, стало сложнее. Сегодня кризисный центр «Мой дом» существует благодаря личным вложениям создателей приюта и неравнодушным жителям, которые приносят туда продукты, одежду, средства гигиены.

Елена Билоконь, исполняющая обязанности руководителя общественной организации «Мой дом» и инициатор создания кризисного центра в городе Темиртау.
Елена Билоконь, исполняющая обязанности руководителя общественной организации «Мой дом» и инициатор создания кризисного центра в городе Темиртау.

— Получается, что простым жителям небезразлична судьба кризисного центра, а вот государственную поддержку мы получить не можем. Раньше мы на протяжении двух-трех лет участвовали в государственных социальных заказах. И наш центр был признан одним из лучших в Казахстане. Комиссия по делам женщин тогда говорила, что такие центры должны быть в каждом регионе, и нас ставили в пример. Но уже третий год мы без бюджетного финансирования, именно от Темиртау, и очень сложно пробиться для участия в соцзаказах. Хочется большей прозрачности при распределении этих соцзаказов, чтобы эти средства реально покрывали нужды женщин с детьми, — говорит репортеру Азаттыка Елена Билоконь, руководитель кризисного центра «Мой дом».

В этом году общественная организация «Мой дом» подала заявку в республиканский Центр поддержки гражданских инициатив с надеждой получить государственный грант, как это было в прошлом году. Заявку они называют единственным шансом на существование центра.

ЧТО ГОВОРЯТ ВЛАСТИ?

Женщины, которые оказались в трудной жизненной ситуации с детьми и нашли приют в кризисном центре «Мой дом», решили поднять вопрос о необходимости финансировать кризисный центр из бюджета города Темиртау. Об этом они высказались на прошедшей недавно в Темиртау отчетной встрече акима города с населением, обратившись напрямую к Галыму Ашимову. По словам женщин, городу нужен такой центр, но без финансовой поддержки он не выживет.

— Мы же сами не распределяем [заказы], должна быть конкурентная среда. Но я вас услышал. Направьте нам ваше предложение, — коротко ответил аким Темиртау Галым Ашимов в ходе отчетной встречи.

Простым жителям небезразлична судьба кризисного центра, а вот государственную поддержку мы получить не можем.

По поводу распределения государственных социальных заказов, которые зачастую помогают существовать общественным организациям и на нерациональность распределения которых сетуют гражданские активисты из кризисного центра «Мой дом», репортер Азаттыка обратилась в отдел внутренней политики города Темиртау. Там объяснили, что сейчас много таких «тонкостей», из-за которых НПО и государственным органам сложно работать.

— Если раньше были проекты от общественных объединений, то сейчас наоборот: общественные объединения помогают нам реализовать госпрограммы. То есть мы закупаем услугу у них. Если мы будем создавать спецификации конкретно под этот центр с помещением, то не будет конкуренции, и все другие объединения, которые тоже занимаются этим вопросом, не смогут участвовать в этом лоте. Сейчас мы не можем указывать территориальность, то есть что участие в лоте могут принять только организации из Темиртау. Тем самым мы создаем коррупционные риски и ограничиваем поставщиков. Лоббирование чьих-то интересов тоже не допускается, — говорит репортеру Азаттыка руководитель отдела внутренней политики города Темиртау Динара Жунусова.

Жунусова говорит, что сейчас многие общественные объединения вносят изменения в устав, делают перерегистрацию, чтобы расширить перечень услуг. И территориально они сейчас не ограничены.

— Сегодня общественные объединения должны помогать государству в решении социальных проблем, — считает руководитель отдела внутренней политики.

Между тем гражданские активисты из кризисного центра «Мой дом», опасаясь, что в скором времени они не смогут принимать женщин с детьми из-за отсутствия финансирования, готовят письменное обращение к властям со своими предложениями.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG