Доступность ссылок

Срочные новости

Дистанционная учеба: те, кто «за», и те, кто «против»


Никита Ковалев, юный пловец, который уже два года учится дистанционно в российской школе. Уральск, июнь 2020 года.

В Казахстане сотни детей получали образование дистанционно задолго до того, как из-за пандемии COVID-19 на такой формат обучения перевели всех школьников, а министр образования страны предложил оформить его законодательно, чем вызвал возмущение некоторых родителей, вылившееся в петицию. Корреспондент Азаттыка поговорил с теми, кто, опробовав этот метод в ходе последней четверти, выступает категорически против дистанционки, и с теми, кто учится вне школьных классов несколько лет и даже имел дело со спецкомиссией по этому поводу.

«ВЫ НЕ ВЫПОЛНЯЕТЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ»

На стене в комнате Никиты Ковалёва — полутораметровая медальница. Плаванием 12-летний мальчик из Уральска занимается треть жизни. Сейчас на его счету около двух десятков медалей. Как любой спортсмен, Никита суеверен и награды не считает — плохая примета.

Школьник и пловец Никита Ковалёв на фоне своей медальницы.
Школьник и пловец Никита Ковалёв на фоне своей медальницы.

— Как-то к нам в гости приехали родные — дядя с семьей. Я узнал, что мой двоюродный брат занимается плаванием. Он был такой высокий, накачанный, я решил, что тоже хочу быть таким же спортивным, и попросил маму отвести меня в бассейн, — рассказывает Никита.

Тогда он учился в одной из обычных школ Уральска. Постепенно тренировки, сборы, поездки на соревнования стали отнимать все больше времени, в школе начали возникать трудности.

— Cтало сложно сдавать СОРы и СОЧи (суммативное оценивание раздела и четверти. — Ред.). Когда я возвращался со сборов или соревнований, приходилось сдавать их по пять-шесть в день, хотя мои одноклассники сдавали в это же время по два, три — максимум. Было очень сложно, — говорит он.

Никита в бассейне. Плаванием 12-летний мальчик занимается уже четыре года. Фото из семейного архива.
Никита в бассейне. Плаванием 12-летний мальчик занимается уже четыре года. Фото из семейного архива.

— Как-то мы были на очередных сборах, там одна девочка между тренировками сидела за компьютером и выполняла какие-то задания. От ее мамы мы узнали, что она учится дистанционно в российской школе. Я стала узнавать, что это такое и как можно перевести ребенка, — рассказывает мама Никиты Анна Ковалёва.

Так, отучившись первое полугодие пятого класса в уральской школе, Никита перешел на дистанционное обучение. Первое время, говорит его мама, приходилось привыкать. Но сейчас у Никиты остается гораздо больше свободного времени.

— В день на уроки уходит около трех часов. При этом мы можем варьировать время для занятий и для выполнения домашнего задания — главное, сдать всё до дедлайна, — рассказывает Анна.

Видеоуроки, говорит она, можно пересматривать. Если тема осталась непонятной или возникли вопросы, есть возможность получить консультацию учителя.

— Никита всегда может закончить четверть раньше — надо выполнить все контрольные и получить за них оценки. Это выручает, если предстоят большие поездки на соревнования. Чтобы в ходе подготовки к заплывам не отвлекаться, мы иногда ускоряем учебу, — говорит Анна.

Никита занимался дистанционно уже год, когда из его прежней школы пришел социальный работник. Она сообщила, что в администрации встал вопрос о том, почему ребенок не посещает занятия.

— Когда я встретилась с дирекцией, мне сказали, что будет создана комиссия по делам несовершеннолетних. Причина — Никита не учится, не ходит в школу. Хотя у нас были все табели успеваемости, хорошие оценки, документы из московской школы, — рассказывает Анна Ковалёва.

К семье также приходил участковый. Всё это, говорит Анна, стало настоящим стрессом.

— Я понимала, что никакого закона не нарушила. Мой сын учится, получает качественные знания, ходит на плавание, у него куча медалей. Но это моральное давление — «вы не выполняете родительских обязанностей» — могло означать всё что угодно. Я боялась, что будет что-то страшное, — вспоминает Анна.

Никита с мамой Анной Ковалёвой. Уральск, июнь 2020 года.
Никита с мамой Анной Ковалёвой. Уральск, июнь 2020 года.

По словам мамы Никиты, ей предлагали вернуть сына в обычную школу и избежать комиссии, но Ковалёвы решили, что имеют право давать ребенку образование в удобном для себя формате.

В результате спецкомиссия, после месяцев ожидания, которые мама Никиты называет «ужасными», состоялась.

— Соцпедагог первый раз пришла в начале ноября 2019 года, а комиссия состоялась только в начале марта 2020-го. Несколько месяцев неизвестности. Нервничали все. Для нас было важно, чтобы у ребенка была возможность полноценно заниматься спортом, а переход в обычную школу может помешать тренировкам, — говорит Анна.

Решение, которое приняла комиссия, семья не знает до сих пор. Никита успешно перешел в седьмой класс.

«ЭТО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО»

Иная ситуация — у Ольги Тимофеевой. Жительница Уральска полна скептицизма и хотела бы любыми способами избежать нового этапа дистанционного образования для своей дочери, будущей первоклассницы. Последнюю четверть нулевого класса девочка отучилась дистанционно, как и сотни тысяч школьников по всему Казахстану, из-за введенного в стране чрезвычайного положения на фоне пандемии коронавируса.

Ольга Тимофеева с дочерью.
Ольга Тимофеева с дочерью.

— У меня ребенок в зоне риска, так как есть проблемы с глазами. Я отдаю ее в школу, чтобы минимизировать нахождение за компьютером, телефоном. В случае дистанционного обучения ей обеспечены проблемы со зрением, — рассказывает Тимофеева.

Другими важными факторами она считает сложности в восприятии материала и личное общение с учителем и сверстниками.

— В школе дети получают навыки общения — дружат, ссорятся, мирятся, играют. У них появляются дополнительные интересы, помимо учебы. Живое общение с учителем нельзя заменить ни компьютером, ни телефоном, — считает Ольга.

В обычной школе, уверена Тимофеева, детям проще и легче усваивать материал. Она также сомневается, что без педагогического образования сможет объяснить ребенку школьную программу.

— Это крайняя мера. Когда нет возможности поехать в другую страну для учебы, можно выбрать дистанционное обучение, чтобы получить диплом. Но это уже во взрослом состоянии, когда уже есть определенные навыки: читать, писать, воспринимать информацию, обрабатывать ее. А когда ребенок маленький, сажать его для учебы сразу за компьютер, я считаю, — это издевательство, — подытоживает свои сомнения Тимофеева.

Схожего мнения придерживается и экоблогер, организатор онлайн-семинаров и тренингов Михаил Беляков. По роду деятельности он хорошо знаком с форматом дистанционного обучения, видит в нем плюсы, но как родитель против такого метода для учеников начальных классов, к которым относятся его собственные дети: первоклассник учится в первую смену, третьеклассник – во вторую.

— У нас выпадали дни полностью, потому что пришлось сидеть с детьми и контролировать «посещение» уроков, выполнение заданий и помогать, — делится впечатлениями Михаил.

«ПАНИКОВАТЬ ВООБЩЕ НЕТ СМЫСЛА»

Многих родителей не на шутку встревожило заявление министра образования и науки, которое тот сделал в апреле во время онлайн-брифинга. Асхат Аймагамбетов тогда сказал, что в законодательстве нет понятия «дистанционное образование» и его надо внести.

— Мы считаем, что в целом есть необходимость нормативного урегулирования. На сегодняшний день, откровенно говоря, у нас на всех уровнях нет понятия дистанционного обучения. Дистанционной формы в нормативно-правовых актах, в законе об образовании, формы как для обучения в среднем образовании, в высшем образовании — нет. Мы будем инициировать введение соответствующей нормы, — сообщил он.

После опыта последней четверти минувшего учебного года сотни родителей, в том числе и Ольга Тимофеева, подписали петицию против намерений Минобразования и узаконивания дистанционного обучения.

Нелегко пришлось в этот период и учителям. Ляззат Мусанова преподает русский язык и литературу в одной из алматинских школ. По ее словам, преподавателям необходимо было трудиться с «удвоенной силой»: усиленно мотивировать школьников, искать новые пути доставки учебного материала, например, через видеоуроки. Против введения понятия «дистанционное образование» в законодательство и симбиоза двух форм обучения Мусанова ничего не имеет, но напоминает о нагрузке, которая может лечь на плечи преподавательского состава.

— Как я понимаю, министерство хочет, чтобы процесс онлайн-обучения был регламентирован. Государство работает через нормативно-правовые акты. Определённая регламентация процесса необходима. Я не против, если это будет дополнительно оплачиваться. Нельзя наивно полагать, что можно нарастить объем работы, оставив оплату на одном уровне, — говорит Мусанова.

Вера Садыкова, член рабочей группы при мажилисе, разрабатывающей поправки к законодательству, касающиеся дистанционной учебы.
Вера Садыкова, член рабочей группы при мажилисе, разрабатывающей поправки к законодательству, касающиеся дистанционной учебы.

Вера Садыкова, чья дочь два года учится дистанционно в одной из российских школ, уже два года работает над созданием платформы для такого обучения в Казахстане. Она также участница рабочей группы мажилиса, которая готовит проект поправок о дистанционном образовании. Садыкова считает волнение родителей безосновательным, поскольку, по ее словам, цель реформы — предоставить право выбора, а не принудить людей к дистанционному образованию.

— В тех поправках к закону, что есть сейчас, не идет речь о том, что дистанционное обучение должно быть для всех. Как это будет прописано в итоге, пока не известно. Но будет такой фильтр, скажем, для кого такая форма обучения будет доступна. Поэтому паниковать родителям вообще нет смысла, — говорит она.

Садыкова признает, что ответственность за организацию учебного процесса при так называемом «хоумскулинге» (англ. home schooling — обучение на дому. —​ Ред.) полностью ложится на родителей, поэтому в мире такой формат выбирают лишь два-три процента из них. Схожие прогнозы члены рабочей группы делают и относительно Казахстана.

— Ситуация, которая сложилась у нас в четвертой четверти из-за коронавируса, показала, что многие родители не способны взять на себя ответственность и как-то помогать, сопровождать детей в онлайн-форме обучения. Поэтому как раз возникли все эти сложности и борьба за то, что не должно быть дистанционного обучения в школах. Я согласна, что его не должно быть для всех. Но как возможность для тех родителей и детей, которые готовы к этому, это нужно, — уверена Вера Садыкова.

ДИСТАНЦИОНКА И В СЕНТЯБРЕ?

Проекта поправок, касающихся дистанционного обучения, в широком доступе нет. Как именно предлагается оформить эту часть законодательства, неизвестно. По словам Садыковой, пока есть только рабочий документ и предпринимаются попытки согласовать основные термины.

Между тем Минобразования на пути к дистанционному обучению, даже необязательному, помимо настороженного отношения некоторых родителей ждет и масса других трудностей.

Сам министр Аймагамбетов признавал, что дистанционное обучение в Казахстане несет «предостаточно проблем». При переводе всех школьников страны на «удаленку» этой весной его ведомство, после не слишком удачных попыток протестировать стриминг, отказалось от онлайн-обучения: не справились интернет-сети. Детей учили другими дистанционными методами, в том числе по почте — тоже с переменным успехом.

Мама с сыном делают домашние задания, которые мальчик получает по почте, село Амангельды, Туркестанская область.
Мама с сыном делают домашние задания, которые мальчик получает по почте, село Амангельды, Туркестанская область.

К другим проблемам министр причислял уровень технической подготовки, цифровой грамотности преподавателей, наличие оборудования. По данным чиновника, в стране у 300 тысяч учеников нет компьютера, а сотни тысяч семей всё еще не подключены к Интернету.

Но существует вероятность, что казахстанские школьники продолжат учиться дистанционно независимо от того, будут ли в ближайшее время приняты поправки к законодательству. До начала нового учебного года остается два месяца. Министерство образования и науки не исключает, что из-за пандемии — в стране уже более 49 с половиной тысяч случаев заражения, а система здравоохранения сталкивается с критической нагрузкой — дети могут не прийти в школу и в сентябре.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG