Доступность ссылок

Срочные новости

Как регулировать цены на коммунальные услуги?


Высоковольтная линия электропередач. Иллюстративное фото.

Цены на коммунальные услуги растут в Казахстане из года в год, причем последними об этом узнают собственники домов и квартир: люди сетуют, что их не предупреждают о повышении тарифов заранее. Как должны формироваться тарифы и почему в обсуждении ценообразования потребителям отводится роль наблюдателей?

По данным комитета по статистике, с начала года в Казахстане цены на холодную воду поднялись на 4,2 процента, на электроэнергию и центральное отопление — на 3,5 процента, на газоснабжение — на 2,8 процента, на вывоз твердых бытовых отходов — на 12,6 процента, на содержание жилья — на 2,3 процента.

Рост цен на коммунальные услуги отметили на недавнем заседании генеральной прокуратуры. Глава надзорного ведомства Кайрат Кожамжаров сказал, что в сфере тарифообразования существуют системные проблемы, в число которых входит и ненадлежащий государственный контроль со стороны курирующих госорганов — министерства энергетики и министерства национальной экономики.

«Проверками установлено, что многие электростанции страны долгое время работали по необоснованным тарифам, приведшим к росту цен на электроэнергию для потребителей. Завышали тарифы энергопередающие и снабжающие организации, что позволило им извлечь доход в размере 29 миллиардов тенге. К примеру, „Астанаэнергосбыт“ при формировании тарифа указал, что будет приобретать электроэнергию по одной цене, а фактически покупал её в два раза дешевле. В результате с жителей столицы излишне взыскано 2,6 миллиарда тенге», — говорится на официальном сайте генеральной прокуратуры.

Также в сообщении было отмечено, что «мерами прокурорского реагирования монополистами уже компенсировано» пяти миллионам потребителей около 13 миллиардов тенге.

«ЦЕНЫ РАСТУТ ЕЖЕМЕСЯЧНО»

Квитанция за коммунальные услуги в Казахстане. Иллюстративное фото.
Квитанция за коммунальные услуги в Казахстане. Иллюстративное фото.

Аслима Калауова живет в небольшой двухкомнатной квартире в центре Алматы и жалуется на то, что цены на воду, отопление и электричество повышаются каждый год. По словам женщины, это существенно бьет по семейному бюджету, поэтому ей приходится экономить.

— Повышают ежемесячно, по чуть-чуть, а к концу года понимаю, что стала больше платить, хотя вроде то же самое трачу, — рассказывает Аслима. — Год или два назад все ком. услуги обходились мне около пяти тысяч тенге, а сейчас стоимость выросла до 15 тысяч, и это при том, что я отключила телефон, телевидение, переключилась на самый дешевый интернет-тариф, — в общем, сделала всё, чтобы уменьшить расходы на коммуналку. Но всё равно мне приходится платить в три раза больше, чем буквально год назад.

Собеседница Азаттыка утверждает: подобное происходит и с КСК (кооператив собственников квартир), который нередко включает в свои счета оплату услуг, с которыми жильцы не согласны.

— Допустим, мы чуть ли не полжизни должны платить за ремонт подъезда, который едва ли не сразу после ремонта пришел в плохое состояние, — продолжает Аслима Калауова. — Я понимаю: для того, чтобы отстаивать свои права, нужна борьба с КСК и коммунальщиками, но я не хочу тратить на это жизнь.

В сентябре в Алматы на 62,2 процента подорожали услуги повывозу мусора: если раньше жители города платили 341,39 тенге с человека, то сейчас стоимость услуги поднялась до 553, 04 тенге.

В этом году цены на газ пока не повышали, зато прошлым летом стоимость газа повысилась с 29 до 34 тенге за кубометр, то есть на пять тенге.

Алматинец Аслан Сабитов (имя изменено по просьбе собеседника) рассказывает, что был неприятно удивлен, когда пришли новые счета: в его частном доме прописано пять человек и ежемесячно только за мусор приходится платить 2765 тенге.

— Самое главное, что нас об этом не предупредили, — рассказывает Аслан. — О повышении цен мы узнаем, когда приходят квитанции. В целом за ком. услуги по дому летом мы платим около 7500 тенге, из которых газ обходится в 700–1000 тенге. А зимой выходит около 15–20 тысяч тенге, потому что у нас газовое отопление. В этом году цены на газ пока не повышали, зато прошлым летом стоимость газа повысилась с 29 до 34 тенге за кубометр, то есть на пять тенге. Об этом тоже нас не уведомили.

НЕОБХОДИМА ТРЕТЬЯ СТОРОНА

Если говорить простым языком, то тарифы на коммунальные услуги формируются в Казахстане следующим образом: исходя из собственных затрат, монополист рассчитывает определенную сумму, которую отправляет в качестве заявки в комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, а уж тот решает, одобрить эту заявку или нет.

Однако, по мнению казахстанской ассоциации «Прозрачный тариф», в процессе формирования цен на коммунальные услуги, помимо монополистов и государства, должна выступать и третья сторона — сами потребители. По словам председателя президиума ассоциации Петра Своика, комитет по защите прав потребителей ограничен и по кадрам, и по квалификации специалистов, а поэтому вынужден верить тем доводам, которые монополист приводит в своих заявках.

— В тарифном процессе не хватает элементарно знаний, — считает Своик. — Монополист дает какую-то информацию регулирующему органу, регулирующий орган делает вид, что проверяет это, перекладывает нарисованные монополистом бумажки и делает какие-то свои выводы (абсолютно кабинетный процесс). А для того, чтобы эффективно вести тарифный процесс, надо знать, как эти средства расходуются. И этим могла бы заняться квалифицированная, независимая, не принадлежащая ни монополисту, ни регулятору экспертиза.

Петр Своик. Алматы, 5 мая 2014 года.
Петр Своик. Алматы, 5 мая 2014 года.

Петр Своик отмечает, что в законодательстве существует процедура публичных слушаний, которая должна проводиться перед каждым изменением тарифа, но сегодня такие слушания являются обычной формальностью, поэтому монополисты и регулирующие органы их не проводят. «А если и проводят, то мы о них ничего не знаем», — уточняет эксперт.

— Именно публичные слушания должны стать центральным местом в тарифном процессе и должны строиться на состязательной основе — примерно, как в суде, — поясняет Петр Своик. — Монополист-заявитель говорит, что ему нужно повысить тариф на столько-то по таким-то причинам. Далее выступает представитель института независимой экспертизы, который представляет свой анализ этой заявки и доклад о том, как реально обстоят дела на предприятии монополиста: сколько они за прошлый год потратили, хватило им денег или не хватило, украли или не украли. Затем выступает третья сторона потребителя, которая, разумеется, против повышения тарифов, потому что денег не хватает, жить тяжело. И только после этого тарифный регулятор, уже как арбитр в этом состязательном процессе, принимает свое решение.

Своик считает, что в качестве третьей стороны подходит национальная палата предпринимателей «Атамекен», у которой, в отличие от комитета по регулированию естественных монополий, есть представительства не только в областных центрах, но и в районах, и селах.

— Кстати, председатель «Атамекена» Аблай Мырзахметов на последних нескольких совещаниях сам инициирует вопрос о создании пула экспертов, которые осуществляли бы этот мониторинг, — говорит Петр Своик. — Однако, пока этого не произошло, весь тарифный процесс продолжает строиться на недопуске кого бы то ни было, кроме этих двух инстанций — регулирующего органа и монополистов.

ЧТО ПРОИСХОДИТ В КСК?

Многоквартирные дома в Казахстане. Иллюстративное фото.
Многоквартирные дома в Казахстане. Иллюстративное фото.

Если тарифную политику относительно коммунальных услуг определяет государство, то величину расходов на содержание многоквартирных домов определяют КСК. В перечень оказываемых ими услуг входят, как правило, текущий и капитальный ремонт дома, газификация, уборка дворов и подъездов, освещение, техобслуживание систем отопления, подача горячей и холодной воды. За эти услуги жильцы домов вносят обязательные платежи. Однако у каждого КСК свой индивидуальный тариф, который должен устанавливаться на общем собрании жильцов.

— Есть единый установленный законом механизм утверждения платы содержания жилья на общем собрании собственников, — рассказывает Азаттыку председатель ассоциации КСК Алматы Аркадий Рубцов. — Существует методика, которая говорит о том, как считать расходы на содержание жилья. И уже после примерного подсчета эту сумму нужно вынести на общее собрание и там попытаться утвердить. Сумма утверждается на письменном опросе как минимум двумя третями жильцов.

Однако в действительности формирование тарифов не всегда происходит по согласию жильцов и некоторые КСК необоснованно завышают цены на свои услуги. Об этом Азаттыку рассказал юрист Адильбек Жолдыбаев.

— Сейчас каждый дом — как объект кондоминиума, который на собрании может добиться прозрачной отчетности, как того требует закон, — говорит эксперт. — Главными хозяевами должны быть жильцы, но жильцы у нас инертные: пара человек ходит, а все остальные молчат. На это КСК и рассчитывает: без всяких собраний, молча определяет тарифы. Люди потом судятся годами, суды не хотят разбираться. Если честно, у нас процентов 70 жильцов автоматом платят всё, что пришло, а тех, кому важно знать, куда каждая копейка ушла, — таких мало.

КСК обычно включают в себя по несколько домов, но жители любого дома имеют право большинством голосов выйти из этого кооператива.

По мнению юриста, даже один жилец может оспорить тариф — пойти в суд и обосновать, что собрания не было, что это не волеизъявление большинства, что листы голосования сфальсифицированы либо по квартирам ходили приближенные к КСК люди и уговаривали жильцов поставить подписи.

— КСК обычно включают в себя по несколько домов, но жители любого дома имеют право большинством голосов выйти из этого кооператива, либо создать свой кооператив, либо изменить форму управления. А многие об этом даже не знают и живут молча, закрывают на это глаза, — продолжает Абильбек Жолдыбаев.

Между тем в мажилис парламента поступил проект закона о жилищно-коммунальном хозяйстве, который предусматривает создание в каждом многоквартирном доме объединения собственников имущества (ОСИ) по принципу «один дом — одно ОСИ — один счет». В министерстве по инвестициям и развитию считают, что благодаря этому нововведению жильцы смогут контролировать целевое расходование средств.

Однако, по мнению Аркадия Рубцова, еще не известно, насколько эффективно проявит себя эта система на практике.

— Сейчас в городе Алматы более 800 председателей на восемь тысяч домов, а должно быть восемь тысяч председателей объединения собственников имущества, — говорит Рубцов. — Каким образом это повлияет на прозрачность и улучшение сферы в обслуживании и управлении — я не знаю. Законодатель внятных ответов на эти вопросы не дает, а каждому такому управленцу нужно будет платить хотя бы минимальную зарплату. Я не понимаю, как это будет работать и зачем это надо.

ВИДЕО: Тариф вырос вслед за повышением пенсий

Тариф вырос вслед за повышением пенсий
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:58 0:00

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG