Доступность ссылок

Срочные новости

Муж взятой под стражу в Синьцзяне просит о помощи


Гражданин Казахстана Айкын Абден, муж задержанной в Китае Муниры Серикжан, вместе с их совместным ребенком.

В министерстве иностранных дел Казахстана говорят, что занимаются вопросами задержанных в Китае казахстанских граждан. Эксперты сомневаются в том, что Китай выполнит требования международных пактов о правах человека.

Житель города Текели Алматинской области Айкын Аден, взяв с собой жену Муниру Серикжан, в 2017 году поехал навестить ее родственников, которые проживают в районе Толы Тарбагатайского округа Китая. Они пересекли границу через пункт пропуска «Хоргос». Однако в декабре прошлого года его жену Муниру вызвали в управление полиции района Толы и оттуда забрали в центр «политического воспитания».

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

По словам Айкына, его жену, которую обещали отпустить через пять-десять дней, не отпустили и через месяц. И Айкын, взяв с собой двухлетнего ребенка, был вынужден вернуться в Казахстан.

Мне сказали: «Вы – гражданин Казахстана, однако ваша жена – гражданка Китая, поэтому мы заберем ее в центр политического воспитания, она вернется через пять-десять дней».

– 16 декабря пришли местные полицейские и сказали моей жене, что она, не пересекая границы Китая, более двух месяцев находилась в Казахстане на основании вида на жительство. Мне сказали: «Вы – гражданин Казахстана, однако ваша жена – гражданка Китая, поэтому мы заберем ее в центр политического воспитания, она вернется через пять-десять дней». В течение месяца один раз в неделю я ходил в местное полицейское управление и говорил с ней по телефону. Позднее меня стали притеснять. «Вы – иностранец, поэтому, согласно местным законам, должны жить лишь в гостинице», – сказали мне. Проживание в гостиницах обходится дорого. Поэтому я был вынужден взять с собой ребенка и вернуться в Казахстан, – говорит Айкын Азаттыку.

Айкын и Мунира поженились в 2016 году, воспитывают сына. Сейчас Айкын воспитывает ребенка один.

Репортеру Азаттыка удалось дозвониться до представителя районного полицейского управления в Толы Тарбагатайского округа Китая, однако сотрудник, представившийся как Бауыржан, сказал, что «ничего не знает о Мунире Серикжан».

Копия свидетельства о заключении брака между Айкыном Аденом и Мунирой Серикжан.
Копия свидетельства о заключении брака между Айкыном Аденом и Мунирой Серикжан.

Сотни этнических казахов и уйгуров с лета прошлого года жалуются на массовые притеснения со стороны властей за «симпатию к Казахстану» или «причастность к религиозному радикализму».

Читайте еще: Подвергшиеся обвинениям за «трансграничную симпатию»

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Этническая казашка специалист в области международного права Мариям Хаким, которая проживает в Турции и в течение некоторого времени наблюдает за ситуацией вокруг этнических казахов в Китае, говорит, что местному населению в Синьцзяне сложно обращаться с официальными жалобами на массовые аресты и притеснения.

– Это другой вид политики. Там (в Синьцзяне. – Ред.) запугивание каждого человека по отдельности, подавление их голосов можно расценивать как попытку [Китая] ассимилировать их. В этом положении находятся не только казахи, но и все, кто исповедует ислам. К тому же в той местности нет организаций по защите прав меньшинств, потому что правительство Китая давно решило эту проблему (наложив запрет. – Ред.). Поэтому мы не слышим голоса отдельных лиц, они даже боятся защищать себя, – говорит Мариям Хаким.

Запугивание каждого человека по отдельности, подавление их голосов можно расценивать как попытку [Китая] ассимилировать их. В этом положении находятся не только казахи, но и все, кто исповедует ислам. К тому же в той местности нет организаций по защите прав меньшинств.

По словам Мариям Хаким, из-за политики Китая этнические казахи не доверяют друг другу и им стало сложно напрямую обращаться в международные правозащитные организации.

– В конце 2017 года, в декабре, во время встречи с представителями международных организаций в Турции, мы поднимали этот вопрос. Между тем в этих организациях говорят, что смогут вмешаться лишь в том случае, если каждый заключенный назовет свое имя без страха и сможет рассказать о себе и об оказываемом давлении, – говорит этническая казашка из Турции.

Специалист в области международного права Есбол Омиржан отмечает, что принудить Китай соблюдать условия десятков международных конвенций в области прав человека очень сложно.

– В Китае и прежде имели место многочисленные неприятные случаи в связи с нарушением прав человека. К тому же там работают многочисленные международные организации по правам человека и свои внутренние организации Китая по правам человека. Ежегодно готовятся доклады о ситуации с правами человека в Китае. В этих докладах властям Китая делают предупреждения, выступают с предложениями. Однако сложно сказать, что Китай делает какие-то выводы в связи с этими предупреждениями, – говорит специалист.

По словам специалиста, правительство Китая подписало международные конвенции по правам человека, однако большинство из них так и не ратифицировало. Согласно данным ООН, Китай подписал Международный пакт о гражданских и политических правах в 1998 году, однако не ратифицировал его. Среди документов, которые Пекин вообще не подписал, – Протокол к Конвенции против пыток; Протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни; «Международный пакт о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; Международная конвенция о защите прав всех трудящихся мигрантов и членов их семей.

Этнические казахи из Китая перед зданием представительства МИД Казахстана ожидают встречи с дипломатами, чтобы рассказать им о положении задержанных в Китае родственников. Алматы, 25 октября 2017 года.
Этнические казахи из Китая перед зданием представительства МИД Казахстана ожидают встречи с дипломатами, чтобы рассказать им о положении задержанных в Китае родственников. Алматы, 25 октября 2017 года.

Со дня приобретения Казахстаном независимости между Казахстаном и Китаем подписано 68 документов о двустороннем сотрудничестве. Большинство этих соглашений регулируют экономические отношения в приграничном регионе, в освоении месторождений нефти и газа. Договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам между двумя странами был подписан в 1993 году, документ вступил в силу в 1995 году.

ПОЗИЦИЯ ПЕКИНА И АСТАНЫ

Пекин отрицает жалобы сотен этнических казахов и уйгуров из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая на принудительное содержание в так называемых центрах политического и трудового воспитания. Однако посол Китая в Казахстане в одном из своих выступлений в прошлом году подтвердил информацию о массовых задержаниях.

31 октября 2017 года в отеле «Пекин Палас» в Астане во время встречи с журналистами чрезвычайный и полномочный посол Китая в Казахстане Чжан Хань Хуэй признал, что в Синьцзяне «имели место незаконные действия». Он сообщил, что накануне 19-го съезда Коммунистической партии Китая, который завершился 24 октября, в Синьцзяне были усилены контроль и проверки.

Китай обвинили в создании «центров перевоспитания» для казахского меньшинства (8 декабря 2017 года):

Китай обвинили в создании «центров перевоспитания» для казахского меньшинства
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:01 0:00

Азаттык 25 января обратился в министерство иностранных дел Казахстана с официальным запросом о задержанных в Китае родственниках казахстанцев, как у Айкына Адена, и некоторых казахстанцах, находящихся там в заключении.

Официальный представитель министерства иностранных дел Ануар Жайнаков 19 февраля, ссылаясь на то, что идет на совещание, кратко ответил, что «в связи с письмом направлены запросы, и работа в этом направлении ведется, а информацию о задержанных в Китае казахстанцах предоставит лишь родственникам».

– Слова министра, сказанные на прошлой неделе, некоторые журналисты поняли иначе. Министр говорил о гражданах Казахстана, задержанных в Китае. Это не было нотой. Это были запросы, направленные в соответствии с порядком работы с Китаем. Ведется общая работа по выяснению обстоятельств. Из Китая поступают ответы. Эту информацию мы предоставляем лишь родственникам наших задержанных граждан, – говорит Жайнаков.

Ануар Жайнаков не смог ответить на наш вопрос касательно давления, оказываемого на этнических казахов в Китае. Министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов 15 февраля на пленарном заседании парламента заявил, что «после подтверждения сведений по дипломатическим каналам китайской стороне официально была направлена дипломатическая нота».

Сообщения о давлении правительства на этнических казахов в Китае и о задержании некоторых казахстанских граждан, поехавших в Синьцзян, начали поступать весной и в начале лета 2017 года. Азаттык с 8 июня 2017 года публикует материалы на эту тему.

Читайте еще: Истории арестованных в Китае граждан Казахстана

Этнические казахи в Китае в основном живут в селах и районах Или-Казахского автономного округа Синьцзяна, в округах Алтай и Тарбагатай и в других регионах Китая, в городе Урумчи. По данным переписи населения 2000 года, численность этнических казахов в Китае составляет один миллион 250 тысяч человек.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG