Доступность ссылок

Срочные новости

Продолжение суда и надежды инспекторов на перемены в работе


Инспектор по охране животного мира предприятия «Охотзоопром» Ерлан Нургалиев. Он скончался после травм, полученных во время нападения браконьеров. Карагандинская область, 19 мая 2018 года. Фото Оспана Али.

Резонансное дело об убийстве охотинспектора и ранении его напарника в Карагандинской области вновь поступило в суд — после «устранения нарушений». На подходе суд еще по одному подобному делу в Акмолинской области. Между тем егерское сообщество надеется на изменения в работе, которые позволят эффективнее бороться с браконьерами.

В ОЖИДАНИИ СУДА

Пока на государственном уровне решают судьбу егерей и охотинспекторов, семьи погибших и пострадавших ожидают начала суда. В Казахстане сейчас на слуху два громких уголовных дела, связанных с незаконной охотой и убийством двух охотинспекторов в Карагандинской и Акмолинской областях. В обоих случаях сильно пострадали и напарники погибших, но, несмотря на тяжелые травмы и перенесенный стресс, оба выживших инспектора уже вернулись к работе — защищают редких животных от браконьеров.

10 месяцев прошло со дня нападения в Карагандинской области на охотинспекторов — Ерлана Нургалиева, погибшего от рук подозреваемых в браконьерстве, и Петра Ницыка, получившего серьезные травмы. 21 октября — спустя почти два месяца после того, как судья, так и не назначив главное судебное разбирательство, вернул дело прокурору для «устранения нарушений», — дело вновь поступило в суд с обновленным обвинительным актом.

Адвокаты подсудимых просили суд вернуть дело прокурору для устранения допущенных, по их мнению, нарушений. В свою очередь, адвокаты потерпевших настаивали на том, что подсудимым нужно добавить статьи обвинения. После того как дело вернули прокурору, департамент полиции Карагандинской области зарегистрировал два факта укрывательства и недонесения о преступлении (о чем просили потерпевшие. — Ред.). Однако вскоре по ним было принято решение о прекращении уголовного дела. Дата нового судебного заседания еще не названа. Известно, что дело передано на рассмотрение другому судье.

Обвиняемые в незаконной охоте (на первом плане) и в незаконной охоте и убийстве (за стеклом) на предварительных слушаниях по делу об убийстве инспектора «Охотзоопрома» Ерлана Нургалиева и попытке убийства его напарника Петра Ницыка. Караганда, 27 августа 2019 года.
Обвиняемые в незаконной охоте (на первом плане) и в незаконной охоте и убийстве (за стеклом) на предварительных слушаниях по делу об убийстве инспектора «Охотзоопрома» Ерлана Нургалиева и попытке убийства его напарника Петра Ницыка. Караганда, 27 августа 2019 года.

— Эти четверо (подсудимые, которые были отпущены «под залог». — Ред.) так и ходят на свободе. А мы уже готовимся к годовщине. Времени много прошло, но мы будем стоять до конца: убийцы должны быть наказаны по всей строгости закона, — сказал репортеру Азаттыка брат погибшего охотинспектора Нурлан Нургалиев.

Схватка с тремя мужчинами, подозреваемыми в браконьерстве, произошла у Ницыка и Нургалиева 13 января в Нуринском районе Карагандинской области. Нургалиев получил открытый перелом черепа и открытую черепно-мозговую травму, у него также были зафиксированы множественные кровоподтеки на лице и груди. Утром 15 января он скончался в столичной больнице, не приходя в сознание. До своего 53-летия Нургалиев не дожил 15 дней. Его коллега, 53-летний Петр Ницык, получил открытую черепно-мозговую травму и ушиб головного мозга. Несмотря на ранения, Ницык активно участвовал в следственных мероприятиях, порой в ущерб свой работе. Его часто «дергали» по делу.

— Я в ожидании скорейшего суда. Надеюсь, что если президент взял дело на личный контроль, то суд обязательно будет и их осудят, — говорит Петр Ницык, которого руководство характеризует как «полного духа и силы сотрудника».

Инспекторы по охране животного мира предприятия «Охотзоопром» Ерлан Нургалиев (слева) и Петр Ницык. Карагандинская область, 19 мая 2018 года. Фото Оспана Али.
Инспекторы по охране животного мира предприятия «Охотзоопром» Ерлан Нургалиев (слева) и Петр Ницык. Карагандинская область, 19 мая 2018 года. Фото Оспана Али.

Обвинения предъявлены семерым жителям Кызылординской области. Троим предъявлены обвинения в убийстве инспектора «Охотзоопрома» Ерлана Нургалиева группой лиц «с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» и в покушении на убийство его напарника Петра Ницыка. Всем семерым — в «незаконной охоте, с причинением крупного ущерба, в отношении редких и находящихся под угрозой исчезновения животных».

ВТОРОЕ ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ ИНСПЕКТОРА

Три месяца прошло со дня убийства еще одного охотинспектора — 43-летнего Каныша Нуртазинова — и ранения его коллеги Самата Оспанова, на которых 23 июля в Акмолинской области напали подозреваемые в браконьерстве. Предварительное судебное заседание по этому делу должно начаться в четверг, 24 октября, в Кокшетау.

Погибший инспектор тоже был из Карагандинской области. Вдова убитого пока не готова давать интервью. В разговоре с Азаттыком женщина просила подождать начала суда. У Каныша Нуртазинова осталось четверо детей. В «Охотзоопроме» он трудился с 2016 года, перейдя в природоохранную службу после нескольких лет работы участковым полицейским в родном селе. Жил в маленьком селе Косколь Карагандинской области. Указом президента Нуртазинов посмертно награжден орденом «Айбын» І степени. Награду передали его семье.

Прощание с убитым охотинспектором Канышем Нуртазиновым. Власти приехали на похороны, чтобы передать орден семье погибшего. Карагандинская область, июль 2019 года
Прощание с убитым охотинспектором Канышем Нуртазиновым. Власти приехали на похороны, чтобы передать орден семье погибшего. Карагандинская область, июль 2019 года

Коллега погибшего, 44-летний охотинспектор Самат Оспанов, получил ранения средней степени тяжести, лежал в больнице. На работу он вышел лишь в октябре. Руководство отправило его в командировку на территорию Акмолинской области. Инспектор «Охотзоопрома» Самат Оспанов получил орден «Айбын» II степени. В «Охотзоопроме» он работает с 2012 года. До этого несколько лет трудился в рыбном хозяйстве.

— Чувствую себя уже, в принципе, нормально. Но на погоду больное плечо реагирует: болит, там остались осколки от пули. Врачи не стали их доставать, побоявшись, что будут затронуты сухожилия. И голова болит. Но работать пока не передумал. Сейчас я в командировке, но в суд обязательно приеду. Планирую и моральный иск заявлять, — сказал репортеру Азаттыка пострадавший охотинспектор Самат Оспанов.

При проведении рейда на территории Жаркаинского района Акмолинской области был выявлен факт отстрела сайги — двое инспекторов Каныш Нуртазинов и Самат Оспанов стали преследование автомобиль «Нива», из которого начали стрелять. В результате оба инспектора получили огнестрельные ранения. Каныш Нуртазинов скончался до приезда в больницу. Был объявлен план «перехват», полиция задержала двух подозреваемых в нападении на работников охотничьего хозяйства. Ими оказались жители города Аркалыка — отец и сын. Дело расследуется по статье «Убийство». На сегодняшний день никаких свежих данных о ходе расследования ни полиция, ни МВД не сообщали.

ЕГЕРИ ЖДУТ ПЕРЕМЕН

В Центральном региональном филиале «Охотзоопрома» Азаттыку рассказали, что теперь надеются, что охотинспекторов приравняют к сотрудникам правоохранительных органов и они получат право применять табельное оружие по ситуации. Также инспекторы надеются на повышение заработной платы за свой нелегкий и опасный труд.

Убитые лисицы в Нуринском районе. Карагандинская область, январь 2019 года.
Убитые лисицы в Нуринском районе. Карагандинская область, январь 2019 года.

— Изменений пока не видим, но нам сказали, что изменения будут. Все ждем. На 2020 год нам [в бюджет] заложили [средства] на приобретение касок, шлемов, беспилотников, бронежилетов, наручников, дубинок; дополнительное оружие будут покупать, и спецсвязь дополнительная будет. В данный момент есть поручение, чтобы инспектора более осторожно работали, пока их не снабдят всем необходимым для безопасности. Поэтому наши инспектора сейчас принудительно за браконьерами не гонятся. Если, конечно, есть возможность поймать без ущерба здоровью, то они рискнут. Потому что если видят, что браконьеры стреляют, а реакции нет, то это тоже будет нарушением со стороны инспекторов. Быстрее бы приняли новый законопроект, чтобы уже работать спокойно дальше, — говорит Ерлан Абдрахманов, руководитель Центрального регионального филиала «ПО Охотзоопром».

По его словам, если законопроект введут в действие, то со временем можно изучить опыт зарубежных стран и перенять у них методы охраны животного мира.

— В Африке, например, много есть моментов, которые мы могли бы внедрить в Казахстане. Всё сразу, конечно, нельзя наваливать на государство, но потихоньку мы можем кое-что менять. По американскому методу там инспектора животного мира могут сами следственные мероприятия проводить, не дожидаясь полицейских, как у нас. Это было бы намного проще и эффективнее, потому что, пока полицейские к нам доезжают, за это время дичь может уже разложиться, могут дикие животные и птицы ее растаскать. Моментов много, в дальнейшем, я думаю, можно доработать эти вещи, — говорит Азаттыку Ерлан Абдрахманов.

После инцидента зимой этого года министерство сельского хозяйства выступило с предложением расширить полномочия охотинспекторов и ужесточить наказание для браконьеров. Через полгода после второго трагического случая с охотинспекторами министр экологии заявил, что закон будет ужесточаться в части незаконной охоты, а материальная база егерей будет усиливаться. До 2020 года на территории Казахстана запрещено любое использование сайгаков, их частей и производных, кроме как для научных целей. Но браконьеров это не останавливает, причем, как говорят сами защитники животного мира, эти люди не из бедных. Прокуратура Карагандинской области в прошлом месяце сообщила, что в регионе участились случаи браконьерства в отношении редких видов животных. За последние месяцы полиция сообщила уже о нескольких фактах браконьерства на территории области.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG