Доступность ссылок

Срочные новости

Алимжан Избасаров: «Длительное нахождение у власти приводит к деградации»


Гражданский активист Алимжан Избасаров, 5 июня 2020 года.

Гражданский активист Алимжан Избасаров, вернувшийся из армии раньше срока, в интервью Азаттыку рассказывает о службе и о том, что думает о текущей ситуации в стране. Весной прошлого года активиста привлекали к административной ответственности за участие в акции протеста с требованием справедливости от властей. В армию его призвали после отбытия наказания.

23-летний Алимжан Избасаров стал известен широкой публике весной 2019 года после протестов в Казахстане. Их участники требовали от правительства предоставить государственную помощь малоимущим гражданам и не ограничивать гражданские права и свободы. Они протестовали против назначения Касым-Жомарта Токаева на пост президента после отставки Нурсултана Назарбаева, который руководил Казахстаном около 30 лет, а также избрания его старшей дочери Дариги Назарбаевой на пост спикера сената парламента. Граждане также выступали против переименования столицы в Нур-Султан. «У нас есть выбор!», «​Нур-Султан — не моя столица, Токаев — не мой президент, Дарига — не мой спикер сената» — такие лозунги, в частности, звучали из уст демонстрантов. Алимжан Избасаров был арестован на 15 суток, как и многие другие участники тех митингов. После отбытия наказания его призвали в армию. Активист назвал это «преследованием за политические взгляды». 5 июня 2019 года Алимжан Избасаров был призван, служил в воинской части в Таразе.

В апреле 2020 сообщалось, что выполняющий воинский долг Избасаров «находился в подавленном состоянии» и был помещен в психиатрическую клинику. Затем стало известно, что он вернулся домой. Азаттык побеседовал с активистом.

«В АРМИИ МНОГО ПОКАЗУШНОСТИ»

Азаттык: Алимжан, ваши родственники заявляли, что в армии на вас «оказывали давление», что вы «находились в подавленном состоянии» и что вас «госпитализировали». Расскажите о своей жизни в армии?

Алимжан Избасаров: С первых дней своей службы я ощущал повышенное внимание со стороны силовых структур, а именно нацгвардии, офицеров, сержантов и высокопоставленных должностных лиц. Психологически пытались, так скажем, на свою сторону переманить. Мне предлагали стать военным, поступить в военный институт. Их главной целью было прекращение деятельности с моей стороны, хотя я им неоднократно заявлял, что они, как военные, не должны вмешиваться в вопросы политики. Затем они начали настраивать против меня сослуживцев, моих командиров, начали оказывать на них давление. Об этом моя мать (Жаухаз Сауытбаева. — Ред.) писала на соцсетях. Позже адвокат, которого она наняла, подал заявление, было заведено уголовное дело. С меня взяли подписку о неразглашении. Поэтому я не могу рассказать все подробности. Самое главное — моя служба закончилась и я вернулся домой. Врачи в центре психологического здоровья города Тараз сказали, что я выздоровел. Меня комиссовали по решению военно-врачебной комиссии на три-четыре дня раньше.

Азаттык: Как повлияла на вас военная служба? Что вы думаете о молодых людях, которые с вами служили, их взглядах на ситуацию в стране, о нынешнем состоянии армии?

Алимжан Избасаров: Армия, конечно, повлияла на меня достаточно сильно. Как бы то ни было, я не могу сказать, что армия — пустая трата времени. Я увидел армию изнутри своими глазами. Во-первых, в армии нет дедовщины, физических избиений, насилия, нет ничего такого, о чем говорят люди. Там буквально за каждую царапину спрашивает военная полиция. Существует множество проблем. Думаю, это связано с низким финансированием. В системе армии много показушности. Неважно, как есть на самом деле. По «Хабару» или по какому-либо другому телеканалу всё выглядит красиво. С первого дня в армии я заявил своим командирам и начальникам, что пришел отслужить год и вернуться домой. Со своими сослуживцами о политике говорил мало, так как большинству эта тема неинтересна. Там в основном были молодые парни от 18 до 20 лет, которые пошли в армию, чтобы получить военный билет. Я не скажу, что с их стороны была какая-то поддержка или, наоборот, негатив. В основном относились нейтрально. Все они думали о том, чтобы поскорее вернуться домой.

Азаттык: Что вы имеете в виду, когда говорите о показушности в армии?

Алимжан Избасаров: Например, во всех военных фильмах или на парадах по телевизору показывают, что казахстанская армия чуть ли не на уровне НАТО или там США выступает. Это просто смешно, когда видишь происходящее изнутри. К нам как-то приезжал заместитель главнокомандующего по воспитательной работе генерал-майор Мухаметкали Сатов. Я обратился к нему с вопросом: «Господин генерал-майор, скажите, пожалуйста, почему мы носим фляги 40–50-х годов? Это ведь уже музейный экспонат». Он мне ответил, что эти фляги 40-х годов, которые мы носим, — символ нашей победы в Великой Отечественной войне и мы должны носить их с гордостью, а не жаловаться, что нам не выдают нормальные фляги. Потом он спустился с небес на землю и сказал, что на самом деле у нас нет финансирования.

Алимжан Избасаров сидит на полу в зале суда в знак протеста против его дела. Нур-Султан, 4 мая 2019 года.
Алимжан Избасаров сидит на полу в зале суда в знак протеста против его дела. Нур-Султан, 4 мая 2019 года.

Положительные моменты для меня заключаются в людях, которые там служат. Я имею в виду офицерский и сержантский состав. Офицеры и сержанты, с кем я лично знаком, добросовестно выполняют свою работу, они хорошо относятся к солдатам, помогают им проходить все тяготы воинской службы. Известно, что они зарабатывают немного. Всё держится на их личном патриотизме. Я сам это видел и очень горжусь, что служил с такими людьми. Для меня это большая честь.

«НАМ НУЖНЫ ПЕРЕМЕНЫ»

Азаттык: Изменился ли ваш взгляд на ситуацию в Казахстане за последний год? Какие изменения вы заметили в обществе, в правительстве? Как вы оцениваете это?

Алимжан Избасаров: Прогресс налицо, и он постоянно движется вперед. Прежде молодежь достаточно осторожно относилась к митингам, думая над тем, можно выходить или нельзя, сейчас открыто выходят, без страха и сомнений. Люди уже не боятся. Изменилось именно общественное мнение в соцсетях. Раньше редко кто высказывался открыто, а сейчас разве что ленивый не высказывает свою точку зрения. Это меня радует. Да, у людей разные взгляды: одни поддерживают власти, кто-то — иные силы. Но я вижу, что активность просто невероятная. Если раньше активистов можно было по пальцам пересчитать, — я не говорю про правозащитников, журналистов или оппозиционеров, а именно о локальных активистах, как я сам, — то сейчас их много и с каждым днем их становится всё больше.

Азаттык: После прошлогодних протестов впервые за многие годы был принят новый закон о мирных митингах. Были внесены изменения в закон о политических партиях и выборах. Что вы думаете о нем?

Алимжан Избасаров: У меня в армии часто спрашивали, какой смысл в митингах, что может измениться. Я отвечал одинаково всем: «Вы читали программу Токаева от 2019 года?» Я эту программу не только прочитал, даже выучил наизусть. Всё сказанное в программе Токаева — результат того, что люди выходили на митинги. Все темы, начиная от соцпакетов многодетным матерям, повышения зарплаты учителям и до реформы МВД, — всё высказывалось людьми на митингах и в Интернете. Процесс далёк от идеала, но есть какие-то шаги, и я считаю это большим прогрессом за год.

Алимжан Избасаров перед призывом в армию в 2019 году.
Алимжан Избасаров перед призывом в армию в 2019 году.

Закон о митингах я читал в армии. Основные пункты не изменились: власть в любое время может отказаться [давать разрешение на митинг], в любой момент прекратить. Там очень много недосказанного. Сам по себе закон нуждается в доработке, я согласен с этим мнением. Но тем не менее, думаю, это не остановит людей. Они всё равно будут высказывать свое мнение, так как это им гарантировано Конституцией, — мирно собираться без оружия, чтобы высказать свою точку зрения, свою позицию.

Как принимался закон о мирных собраниях в Казахстане и что с ним не так?

Как принимался закон о мирных собраниях в Казахстане и что с ним не так?
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:06 0:00

Азаттык: Чем вы планируете заняться? Изменилась ли ваша доармейская позиция, ваши взгляды?

Алимжан Избасаров: Да, планы на будущее есть. Во-первых, нужно начинать работать, хочу заняться коммерческой деятельностью. В армии получал зарплату 3315 тенге в месяц. Что касается моей гражданской деятельности, позиция не изменилась. Я считаю, что нам нужны перемены. Нам нужна смена власти мирным путем, потому что длительное нахождение у власти приводит к деградации, что мы, собственно говоря, и видим. Если говорить о гражданской позиции, то я стал более сдержанным. Понял, что не должен быть голословным, должен изучать каждое дело, каждую ситуацию, каждого человека, который нуждается в помощи. В армии укрепил свою точку зрения: я никогда не вступлю ни в какую партию, ни в какое движение, организацию или союз. Буду высказывать только свою точку зрения, говорить только за себя.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG