Доступность ссылок

Срочные новости:

«Хотят, но не могут». Почему сократилось число переселенцев из Китая?


Документы граждан Китая, являющихся этническими казахами. Алматинская область, 13 ноября 2019 года.

В последние годы резко сократились темпы переселения репатриантов из Китая в Казахстан. Эксперты связывают это с китайской политикой притеснения мусульман в Синьцзяне и изменениями в законодательстве Казахстана.

«МНОГИЕ ХОТЯТ ПЕРЕЕХАТЬ В КАЗАХСТАН»

42-летняя Катипа Буркитбай переехала в Казахстан в конце апреля этого года из китайского Урумчи вместе с мужем, двумя детьми и свекром. Женщина рассказывает, что планировала переехать в Казахстан еще в 2018 году, даже продала свой дом, имущество и скот. Однако из-за ограничений, введенных местными властями, переезд пришлось отложить на три года.

— Перед переездом я предупредила местную администрацию, что мы уезжаем навсегда. Тогда глава района сказал: «Вы не можете переехать. Разрешение дается только на поездку. То есть поехать могут два или три человека из семьи. Если так не хотите, то оставьте свекра в заложниках и можете поехать вчетвером». Но мы открыто сказали им, что не вернемся. «Почему вы уезжаете?» — спросили у нас. Я сказала, что в Казахстане у меня родные брат и сестра и мы едем к ним по приглашению, — говорит Катипа.

В 2019 году сестра Катипы Латипа, проживающая в Жамбылском районе Алматинской области, отправила своей сестре миграционное приглашение из Казахстана. После этого руководитель отделения полиции Урумчи сказал Катипе «подождать два года».

Люди, ожидающие получения вида на жительства в Казахстане у Центра обслуживания населения. Алматинская область, Жамбылский район, 26 мая 2020 года. Иллюстративное фото.
Люди, ожидающие получения вида на жительства в Казахстане у Центра обслуживания населения. Алматинская область, Жамбылский район, 26 мая 2020 года. Иллюстративное фото.

Катипа говорит, что три года снимала жилье и ей было очень тяжело без работы. Она предполагала, что старший сын будет учиться в Казахстане, поэтому забрала его из школы. И в течение года он вообще нигде не учился. С февраля этого года Катипа начала обращаться к местным властям с жалобами, в апреле семья получила разрешение и вылетела в Алматы через Чэнду.

Катипа говорит, что многие казахи из Синьцзяна хотели бы переехать на историческую родину, но этому препятствуют притеснения и усилившиеся проверки. Есть проблемы и с приглашениями от близких родственников, проживающих в Казахстане, говорят кандасы.

— Миграционное приглашение может отправить только близкий родственник. Не у всех есть прямые родственники [в Казахстане], поэтому они остаются там, — говорит она.

Китайские власти также требуют от казахов подтверждения родства архивными документами с людьми, которые высылают им «миграционные приглашения» из Казахстана.

Казахи-скотовладельцы в Синьцзяне. Китай. 21 ноября 2015 года.
Казахи-скотовладельцы в Синьцзяне. Китай. 21 ноября 2015 года.

Согласно официальной статистике, количество казахов, переезжающих из Китая, в последние годы сокращается. К примеру, в 2012 году казахстанское гражданство получили около 11 тысяч этнических казахов из Китая, а в 2020 году из Китая приехали 6 925 казахов и получили казахстанские паспорта. За пять месяцев этого года из Китая приехал только 661 казах. Для сравнения: в январе — мае прошлого года кандасов приехало 3 450.

ПОЧЕМУ СНИЖАЮТСЯ ТЕМПЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ?

Резкое сокращение темпов переселения казахов из Китая эксперты связывают с преследованием мусульман в Синьцзяне, строгими запретами китайских властей, пандемией и изменениями в миграционном законодательстве Казахстана.

Кыдырали Ораз, глава общественного объединения «Атажұрт жастары», которое оказывает поддержку этническим казахам из Синьцзяна, говорит, что «действующая во вред политика в Синьцзяне полностью остановила миграцию».

— В 2017–2018 годах переселение казахов из Китая полностью прекратилась. О преследовании мусульман в Синьцзяне узнал весь мир, а граница с Казахстаном была открыта, хоть и ненадолго, в начале 2019 года. Это случилось после вмешательства демократических стран и международных правозащитных групп. Тогда некоторым удалось переехать в Казахстан. Те, кто не успел, остались. Потом началась пандемия и вовсе остановила процесс, — говорит он.

По данным ООН, с 2017 года Китай заключил в лагеря более миллиона уйгуров, казахов и других мусульман в Синьцзяне за религиозные убеждения и поездки за границу. Китай называет эти лагеря «центрами профессионального обучения», а свою политику в Синьцзяне «борьбой с экстремизмом».

Акция протеста у консульства Китая в Алматы. Полиция остановила людей, требующих освободить их родственников в Китае и выпустить в Казахстан. 18 мая 2021 года.
Акция протеста у консульства Китая в Алматы. Полиция остановила людей, требующих освободить их родственников в Китае и выпустить в Казахстан. 18 мая 2021 года.

Статистика казахстанских властей показывает, что в 2017 году казахстанское гражданство получили более 8 тысяч казахов из Синьцзяна, в 2018 году их число сократилось до 5 675. В 2019 году паспорта получил 7 761 человек, в 2020 году — 6 925.

Однако эксперты говорят, что в 2017 году количество переселенцев из-за границы сократилось, а большинство получивших гражданство — это переехавшие ранее казахи. По их мнению, официальная статистика получивших гражданство несколько увеличилась за счет тех, кто приехал из Китая ранее, но не получил в срок казахстанское гражданство.

К примеру, Бахаргуль Табыс, руководитель организации «Қайырымды қандастар», которая помогает казахам из Синьцзяна с оформлением документов и получением казахстанского гражданства, говорит, что в 2017–2018 годах ее организация работала над оформлением документов тех, кто переехал в Казахстан 5–10 лет назад, а с 2017–2018 годах новых переселенцев не было.

Этнические казахи у представительства МИД Казахстана пытаются узнать о судьбе своих родственников в Китае. Алматы, 24 октября 2017 года.
Этнические казахи у представительства МИД Казахстана пытаются узнать о судьбе своих родственников в Китае. Алматы, 24 октября 2017 года.

Калыбек Кобыландин, представитель организации «Отандастар қоры», созданной властями в целях обеспечения поддержки зарубежных и прибывших в Казахстан этнических казахов, говорит, что, «помимо политики лагерей в Синьцзяне, к прекращению эмиграции казахов привели слежка за гражданами и введение различных ограничений».

— В 2004 году был создан Казахстанско-китайский комитет по сотрудничеству. При комитете можно было создать еще одну комиссию по решению вопросов репатриации казахов Китая и получению ими гражданства Казахстана. Затем компетентные структуры Казахстана и Китая могли бы совместно рассматривать списки желающих переехать в Казахстан и принимать решения. Конечно, среди них могут быть осужденные или должники. Им запретили выезд из Китая. На основании совместного решения можно было б привезти желающих переехать, — говорит он.

Активисты «Атажұрт еріктілері» у представительства ООН в Казахстане. Алматы, 17 января 2020 года.
Активисты «Атажұрт еріктілері» у представительства ООН в Казахстане. Алматы, 17 января 2020 года.

Кайрат Байтолла, представитель общественной организации «Атажұрт еріктілері», которая поднимает проблемы казахов в Синьцзяне, объясняет, что есть и ряд объективных причин для резкого сокращения миграции.

— Государственные служащие не могут приехать в Казахстан до выхода на пенсию. Это запрещено законом. Вторая группа — это скотоводы и фермеры. Состоятельные люди не хотят ехать в Казахстан. Потому что они знают условия жизни здесь. Бедным жителям государство выдало через банки ипотеки под залог домов и имущества, скота. Они также не могут выехать за границу. Есть третья группа — большие семьи со средним достатком. Они хотят приехать в Казахстан, и у них есть для этого возможность. Однако местные исполнительные органы изъяли у них все документы. Прошло четыре года, как им не выдают на руки документы, — говорит он.

Байтолла скептически относится к тому, что число казахов, эмигрирующих из Китая, увеличится, даже если пандемия утихнет и границы снова откроются. «Сложно без документов передвигаться», — констатирует он.

Этнические казахи, ожидающие выдачи вида на жительство у ЦОНа. Алматинская область, Жамбылский район, 26 мая 2020 года.
Этнические казахи, ожидающие выдачи вида на жительство у ЦОНа. Алматинская область, Жамбылский район, 26 мая 2020 года.

«НА СОКРАЩЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ КАЗАХОВ ПОВЛИЯЛ И КАЗАХСТАНСКИЙ ЗАКОН»

Число казахов, иммигрирующих в Казахстан, сокращается с 2013 года, и не только после притеснений в Китае. Вот статистика эмиграции в Казахстан:

  • 2012 год — 39 401 человек;
  • 2016 год — 33 000;
  • 2017 год — 18 605;
  • 2018 год — 14 541;
  • 2019 год — 17 661;
  • 2020 год — 13 046.

Эксперты считают, что резкое сокращение репатриантов произошло из-за внесенных в 2013 году изменений в закон о миграции.

— В течение трех лет после принятия закона 2013 года китайские казахи не могли приехать в Казахстан. Те, кто смог приехать, не могли получить гражданство. Потому что к ним предъявлялось два требования в соответствии с законом: снятие с постоянной регистрации при переезде из Китая и предъявление справки об отсутствии судимости. Китай не предоставлял эти два документа, а Казахстан без них не принимал, — говорит руководитель общественного объединения «Жебеу» Омарали Адильбек.

После критики общественности в 2016 году Казахстан отказался от этих требований.

Кроме того, в соответствии с поправками, внесенными в закон в 2013 году, зарубежные казахи приравнивались к иностранцам и получали гражданство через четыре года. Изменения вызвали общественный резонанс, и в 2014 году правительство исключило этот пункт из закона.

Эксперты отмечают, что после исключения этих двух требований в 2016 году количество репатриантов увеличилось до 33 тысяч. Но репатриация вновь замедлилась. Основная причина — притеснения мусульман в Китае.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG