Доступность ссылок

Срочные новости

«Для меня это фейковая структура». НСОД глазами Досыма Сатпаева


Политолог Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков. Алматы, 5 июня 2019 года.

В этом месяце в Казахстане должно состояться первое заседание Национального совета общественного доверия. Его создали на фоне усилившихся акций протеста в период политического транзита для «налаживания диалога» между властями и обществом. В ожидании первой встречи этого органа политолог Досым Сатпаев делится с Азаттыком своим мнением о том, будет ли полезен казахстанцам НСОД и можно ли с его появлением говорить о начале политической оттепели в стране?

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил о создании Национального совета общественного доверия (НСОД) — специального органа для диалога власти и общества — 12 июня, во время своей инаугурации после вызвавших масштабную критику и сопровождавшихся массовыми акциями протеста досрочных президентских выборов. В качестве основной цели НСОД, консультативно-совещательного органа, декларируется «выработка предложений и рекомендаций по актуальным вопросам государственной политики на основе широкого обсуждения с представителями общественности, политических партий, гражданского общества».

Касым-Жомарт Токаев на церемонии инаугурации. Нур-Султан, 12 июня 2019 года.
Касым-Жомарт Токаев на церемонии инаугурации. Нур-Султан, 12 июня 2019 года.

Спустя месяц после инаугурации обнародовали и список членов НСОД — 44 человека, среди которых есть много известных широкой общественности имен: режиссер Ермек Турсунов, правозащитник Жемис Турмагамбетова, экономист Ораз Жандосов, адвокат Айман Умарова, экс-кандидат в президенты от партии «Ауыл» Толеутай Рахимбеков, политолог Айдос Сарым, депутат мажилиса парламента Бекболат Тлеухан. Пост председателя будет занимать Касым-Жомарт Токаев. Его заместителем назначен нынешний руководитель аппарата президента Крымбек Кушербаев, должность секретаря досталась советнику президента Ерлану Карину.

Азаттык поговорил с директором Группы оценки рисков Досымом Сатпаевым о том, насколько создание Национального совета общественного доверия поможет наладить связь между властью и обществом и какие вопросы, возможно, будут в нем подниматься.

Азаттык: Почему Национальный совет общественного доверия создали именно сейчас? Действительно ли власть с его помощью желает наладить диалог с обществом и серьезно взяться за решение накопившихся проблем?

Досым Сатпаев: Само появление Национального совета изначально не было частью какой-то долгосрочной стратегии. Если бы Токаев, условно, предложил некую программу развития Казахстана на пять-десять лет, в которой Нацсовет стал бы играть ключевую роль с точки зрения переформатирования политической системы, это можно было бы понять. Но появление Национального совета выглядит как попытка власти на фоне роста социальной напряженности и больших волн протестности, которые наблюдались во время предвыборной кампании, немного это всё загасить через искусственный политтехнологический инструмент.

Азаттык: Как вы прокомментируете состав Национального совета общественного доверия? На первый взгляд, там есть как представители партии власти «Нур Отан», так и люди с активной гражданской позицией и с большим общественным авторитетом.

Досым Сатпаев: Состав Нацсовета довольно разношерстный, при этом была явная попытка увеличить количество представителей провластного экспертного, медийного и политического поля. То есть заметен перевес в сторону людей, которые сотрудничают с властью прямо или косвенно. При этом обратите внимание, что среди экспертов оказались люди, которые во время выборной кампании (выборы президента Казахстана состоялись 9 июня. — Ред.) активно агитировали за Токаева, за явку на выборы, агитировали даже за Амиржана Косанова (позиционировавшего себя как кандидата от оппозиции. — Ред.). То есть в какой-то степени они были частью политтехнологической избирательной кампании, которую власть активно пыталась реализовать.

Азаттык: Но при этом в Нацсовете есть, например, адвокат Айман Умарова, правозащитница Жемис Турмагамбетова, мнение которых явно будет отличаться от мнения большинства.

Досым Сатпаев: Ну вот этих нескольких человек включили в совет, чтобы это не выглядело слишком явно как некий аналог Ассамблеи народа Казахстана либо маслихата, которые состоят сейчас сплошь из нуротановцев. Чтобы Национальный совет имел элементы некоего плюрализма, с точки зрения присутствующих в нём людей, туда включили буквально несколько человек, которых можно причислить к представителям гражданского общества, имеющим свою точку зрения. По крайней мере, эти люди не будут жить по указке сверху.

Азаттык: Какие вопросы могут подниматься в Национальном совете общественного доверия?

Речь будет идти не о системных, а о косметических изменениях.

Досым Сатпаев: Его хотят превратить в площадку, где будут озвучиваться предложения, которые ранее озвучивало оппозиционное поле страны. Там будут говорить по поводу политических заключенных, о либерализации партийного законодательства, поднимут вопрос о необходимости политической реформы. Но в этом и состоит основная задача Национального совета — перехватить некую инициативу, «заговорить» многие проблемы и в какой-то степени сделать акценты на вещах, которые власть готова видоизменить. Но речь будет идти не о системных, а о косметических изменениях.

Если же говорить о каких-то серьезных политических шагах, которые власть должна была продемонстрировать обществу, нужно было начать с заявления: мы, в рамках политической реформы, собираемся вносить изменения в те или иные законодательные акты, которые ограничивают волеизъявление граждан. Менять закон о политических партиях, о СМИ, о выборах. И только под это они бы призвали собрать некий экспертный совет. Опять же, если посмотреть Нацсовет по качественному составу, там мало юристов, которые должны заниматься рутинной работой по изменению законодательства. Это говорит о том, что властям были не нужны работники рутинного юридического фронта, потому что, вероятнее всего, никто не собирается вносить серьезные законодательные изменения в политические законы. К Национальному совету было бы совсем другое отношение, если бы его создали под уже конкретную инициативу власти в плане реформ.

Азаттык: Вы хотите сказать, что это очередной номинальный орган, который никакой практический пользы обществу не принесет?

Досым Сатпаев: У совета сам по себе ограниченный статус — консультативно-совещательный. То есть он может советовать, президент Токаев будет кивать головой, а руководитель администрации президента Кушербаев будет делать записи в блокнот и говорить: «Ваши предложения интересны, мы обязательно их рассмотрим». Но все предложения нужно будет выносить на обсуждение рабочих групп. Это долгая, рутинная работа, и, учитывая, что существующая политическая система не готова к политическим реформам и будет им сопротивляться, даже вполне рациональные предложения могут упереться в стену консерватизма и саботажа.

Мухтар Джакишев в бытность президентом компании «Казатомпром». Лето 2008 года.
Мухтар Джакишев в бытность президентом компании «Казатомпром». Лето 2008 года.

Это показала ситуация с Мухтаром Джакишевым (бывшим главой компании «Казатомпром», отбывающим длительный тюремный срок, которому недавно повторно отказали в условно-досрочном освобождении. — Ред.): требования общественности продемонстрировать не на словах, а на деле политическую оттепель через его условно-досрочное освобождение были для власти «тестом на вшивость» и она не прошла этот тест. Возможно, сам Токаев был не против УДО: сейчас ему необходимо создать некий имидж реформатора. И Нацсовету это тоже могло бы помочь.

Азаттык: Получается, мнения Токаева, президента Казахстана, просто оказалось недостаточно?

Досым Сатпаев: Ситуация с Джакишевым показывает, что от Токаева с точки зрения принятия важных решений мало что зависит. Пока первый президент Нурсултан Назарбаев является живым и активным режиссером и сценаристом всего политического театра, через него будут проходить вопросы, касающиеся политического развития. Поэтому изменения и требования по корректировкам политического развития, которые будут звучать в рамках Нацсовета, в любом случае будут согласовываться с Назарбаевым. И здесь вопрос: готов ли первый президент пойти на изменение того, что он сам создавал долгие годы? Понятно, что все закручивания гаек, принятие законодательных ограничений, например, чтобы все СМИ были под контролем, делались не под конкретные выборы, а под транзит власти, который только начался, а его основной пик наступит, когда Назарбаев уйдет окончательно. Благодаря этим законодательным ограничениям, которые помешали сделать выборы более открытыми и конкурентными, тот же самый Токаев стал президентом.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и экс-президент Нурсултан Назарбаев на съезде партии «Нур Отан», Нур-Султан, 23 апреля 2019 года.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и экс-президент Нурсултан Назарбаев на съезде партии «Нур Отан», Нур-Султан, 23 апреля 2019 года.

Азаттык: И всё-таки чего ожидать обществу от Национального общественного совета, при том что критически настроенная прослойка граждан довольно скептически относится к его появлению?

Досым Сатпаев: Лично для меня это фейковая структура, которую власть будет пытаться использовать как некую имитацию диалога с обществом. Но там есть несколько человек, у которых есть определенная гражданская позиция, совесть и желание что-то изменить. Эти люди могут использовать площадку Нацсовета, чтобы озвучить конкретные проблемы и нанести удар по консервативной власти. А если они выйдут из состава Нацсовета после того, как власть откажется принимать их предложения, это может дать мощную волну требований общества по отношению к власти.

  • 16x9 Image

    Пётр ТРОЦЕНКО

    Пётр Троценко - корреспондент Азаттыка. Работал веб-редактором сайта Азаттык в Алматинском бюро. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова (2007 год). Начинал карьеру в газете «Уральская неделя», интернет-радио «Инкар-инфо». С 2007 по 2016 год работал в различных СМИ Алматы, Астаны, Уральска, Тараза и Актобе.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG