Доступность ссылок

Срочные новости

«Токаев пытался угодить». Высказывания президента и резонанс вокруг них


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и президент России Владимир Путин на форуме межрегионального сотрудничества в Омске. 7 ноября 2019 года.

Слова президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева о Крыме, прозвучавшие в интервью германскому СМИ Deutsche Welle, вызвали резонанс внутри страны и за ее пределами. Токаев сказал, что не называет произошедшее «аннексией», — официальный Киев отреагировал на это обещанием пойти на дипломатический демарш. Казахстанский политолог Досым Сатпаев считает, что Токаев высказался в этом случае «неуклюже» и показал себя не как опытный дипломат.

4 декабря германская телерадиокомпания Deutsche Welle опубликовала интервью с Касым-Жомартом Токаевым, записанным накануне его визита в Берлин. Токаев, занявший пост президента в марте, после отставки правившего Казахстаном почти 30 лет Нурсултана Назарбаева (который по-прежнему сохраняет широкие полномочия), говорил о ситуации внутри страны (где в последние месяцы циркулируют слухи о «двоевластии») и затронул некоторые вопросы внешней политики. Ответ Токаева об аннексированном Крыме перепечатали многие СМИ.

«Мы не называем то, что произошло в Крыму, аннексией. Мы считаем, то, что произошло, то произошло. "Аннексия" — это слишком тяжелое слово применительно к Крыму», — сказал Токаев.

В России его слова встретили с одобрением, в Киеве назвали «обидными».

Азаттык поговорил с казахстанским политологом Досымом Сатпаевым, директором Группы оценки рисков, о резонансе вокруг заявлений Токаева.

Азаттык: Касым-Жомарт Токаев в интервью германскому СМИ прямым текстом сказал, что не называет случившееся в Крыму «аннексией». До этого казахстанские официальные лица применяли расплывчатые формулировки по теме украинского полуострова, который Россия объявила в 2014 году своей территорией. О чем говорит заявление Токаева?

Досым Сатпаев: Такого заявления относительно термина «аннексия» еще никто [из казахстанских официальных лиц] не делал. Я очень удивлен. Бывший министр иностранных дел на такие вопросы должен реагировать все-таки как дипломат. Тем более, незадолго до этого [экс-президент Казахстана] Назарбаев пытался пригласить Путина и Зеленского на переговоры.


Этим заявлением Токаев вызвал раздражение в Киеве и создал не очень дипломатичную ситуацию. Это довольно неправильный ход. Мы же понимаем, что Казахстан и Россия — члены Евразийского экономического союза и ОДКБ. Но с другой стороны, не стоит забывать, что тема Крыма и ситуация на востоке Украины являются довольно мощной точкой для конфронтации между Россией и миром. И здесь Казахстан мог бы занять нейтральную позицию, по крайней мере не демонстрировать так явно свою симпатию по отношению к России.

Казахстан — единственная на постсоветском пространстве страна, которая получила от Украины несколько нот протеста. Одна из них была направлена после референдума в Крыму, когда Казахстан очень обтекаемо высказался в духе «народ высказал свою позицию». Не напрямую, но косвенно подтвердил этот референдум. То есть мы видим, что еще до заявления Токаева позиция Нур-Султана по отношению к Крыму была пророссийской. Но открыто об этом никто не заявлял. По заявлению Токаева видно, что он на стороне Москвы.

Токаев не сказал ничего экстраординарного — позиция по Крыму идет «по наследству» от Назарбаева, — единственное, скажем так, он выразился неуклюже.

Азаттык: Не кажется ли вам это удивительным в свете того, что Токаев — кадровый дипломат, который многие годы работал в структуре министерства иностранных дел, был заместителем генерального секретаря ООН?

Досым Сатпаев: Это интервью вызвало у меня настороженность. Если смотреть с точки зрения внешнеполитического контента, Токаев упомянул определенные плюсы и похвалил Германию, но также сказал, что в разных странах Европы митинги разгоняются жестче [чем в Казахстане]. Возможно, это намек в сторону Франции.

Вместе с тем мы видели очень комплементарные, слишком доброжелательные тезисы в адрес России и Китая. Делая чересчур дружелюбные реверансы в сторону Москвы и Пекина, Токаев забывает, что крупнейшим экономическим партнером Казахстана является Европейский союз. Основные покупатели казахстанской нефти — это европейские страны. Россия и Китай стоят на втором и третьем местах с точки зрения торгового взаимодействия. Мне кажется, Токаеву нужно было быть более деликатным. Его советники и спичрайтеры могли бы подготовить его лучше.

Из интервью видно, что для Акорды и для «библиотеки» (под «библиотекой в Казахстане многие эксперты подразумевают канцелярию Назарбаева, которая расположена в здании Библиотеки первого президента в Нур-Султане. —​ Ред.) сотрудничество с Россией и Китаем — приоритет. Это должно настораживать. Потому что и Россия, и Китай — два амбициозных государства с имперским мышлением, которые считают Казахстан не партнером, а сателлитом. Чрезмерное позиционирование Казахстана тесным партнером Китая и России приведет к тому, что в глазах остального мира мы тоже будем выглядеть как «тесный сателлит» этих государств.


Реверансы в сторону России и Китая являются попыткой Касым-Жомарта Токаева убедить Пекин и Москву в том, что с его приходом внешнеполитическое сближение с этими странами будет продолжаться.

Но Токаев должен учитывать, что в казахстанском обществе усиливаются антироссийские и антикитайские настроения. Национал-патриотические настроения будут и дальше пускать свои корни, количество их сторонников будет расти. Мне кажется, у Токаева в этом плане будут очень серьезные проблемы: Казахстан позиционирует себя тесным партнером России и Китая, а внутри казахстанского общества мы будем видеть сильный раскол. Это будет не только проблемой Токаева, а всех следующих глав Казахстана. Потому Казахстан не такой, каким он был при Назарбаеве. Казахстан изменился.

Азаттык: Токаев сказал также, что Казахстан «не должен стать территорией глобального антикитайского фронта». Он назвал «не соответствующими действительности» многие сообщения международных правозащитных организаций о преследовании в Синьцзяне этнических меньшинств, в том числе казахов…

Досым Сатпаев: Было понятно, что зададут вопрос по Синьзцяну. Его слова вызвали недоумение внутри Казахстана. Опять же, какой смысл был отрицать? Ему, как дипломату, следовало бы дать такой ответ, который не вызвал бы определенное раздражение среди населения, считающего, что это реальная проблема Казахстана. По некоторым направлениям Токаев с точки зрения дипломатии дал неудачные ответы, которые будут иметь определенные последствия. Если речь идет о внешнеполитической тематике, то здесь Токаев выступил не как опытный дипломат.

Азаттык: Токаев остановился и на внутриполитических моментах. Повторил свой тезис о том, что в Казахстане «двоевластия нет». При этом он многократно упоминал Назарбаева, которого представил как «отца-основателя» государства. Токаев сказал, что консультируется со своим предшественником. В обществе и так немало скепсиса по поводу самостоятельности Токаева. Не дают ли такие высказывания почву для дополнительной подпитки подобных настроений?

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его ставленник Касым-Жомарт Токаев на экономическом форуме в столице. Нур-Султан, 16 мая 2019 года.
Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его ставленник Касым-Жомарт Токаев на экономическом форуме в столице. Нур-Султан, 16 мая 2019 года.


Досым Сатпаев: Токаев сам обозначил свое место и место Назарбаева в системе координат: если Назарбаев —​ стратег, который определяет курс развития Казахстана, то Токаев, получается, исполнитель. Понятно, что Токаеву нужно было сделать эти заявления на фоне многочисленных слухов о расколе между Акордой и «библиотекой», о возникающих между ними противоречиях. Я думаю, Токаев, когда давал интервью, рассчитывал на несколько аудиторий. Это международная аудитория и внутренняя аудитория, причем последнюю он сегментировал. Один из посылов был направлен в адрес «библиотеки». Токаев пытался успокоить Назарбаева, у которого возникли определенные сомнения на фоне слухов. Понятно, что у Токаева могут быть появиться серьезные политические амбиции. В принципе они и сейчас появляются по определенным моментам, но, учитывая то, что его окружает большое количество «красных флажков», которые сильно ограничивают поле для маневров, понятно, что ему приходится выкручиваться. Токаев больше дипломат во внутренней, чем во внешней политике. Делая заявления о том, что Назарбаев — главный центр по стратегическим вопросам, Токаев пытался угодить первому президенту. Это интервью убедило многих, что Токаев — не главный, потому что пока главный центр власти находится в «библиотеке».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG