Доступность ссылок

Срочные новости:

«Жалкие гроши». Потерявшие здоровье шахтеры требуют пересчитать выплаты


Шахта в Карагандинской области.

Группа получивших инвалидность на производстве шахтеров требует индексации выплат за потерянное здоровье с учетом роста зарплат горняков, которые добились повышения после забастовки в 2017 году. Суды отказывают получателям регрессных выплат. Владелец шахт Карагандинского региона, компания «АрселорМиттал Темиртау» считает, что производит выплаты по закону. Эксперт говорит о нарушении прав инвалидов.

«МЫ КАК ОТРАБОТАННЫЙ МАТЕРИАЛ»

62-летний Анвар Жиенкулов не успел доработать до пенсии всего несколько лет. В 2011 году он попал под внезапный выброс газа на шахте и чудом остался жив: обрушившаяся масса его не задела, но горняк получил сильное отравление. Это ЧП, когда на его глазах завалило двух товарищей, а сам он еле выбрался и остался инвалидом, перевернуло его жизнь. 31 год Жиенкулов отработал проходчиком, затем еще четыре года — на поверхности шахты после аварии, а в 2016 году работодатель, компания «АрселорМиттал Темиртау», расторг с ним договор.

С шахты Жиенкулов ушел с «букетом болезней»: отравлением головного мозга, радикулопатией и лопнувшими ушными перепонками. Его постоянно мучают головные боли, высокое артериальное давление. Опасается, что в любой момент могут лопнуть сосуды. Несколько лет ушло на то, чтобы добиться третьей группы инвалидности и установления 59 процентов потери трудоспособности. Жиенкулов не может работать, живет на регрессные выплаты — 200 тысяч тенге в месяц. Их он называет «жалкими грошами» за погубленное здоровье в шахте и за отсутствие возможности работать дальше. Но даже этих денег ему пришлось добиваться с трудом. Считает, что при повышении зарплаты у шахтеров должен расти размер выплат и у регрессников.

Получивший инвалидность на производстве Анвар Жиенкулов считает, что за подорванное здоровье на шахте и отсутствие возможности работать дальше компания «АрселорМиттал Темиртау» платит очень мало.
Получивший инвалидность на производстве Анвар Жиенкулов считает, что за подорванное здоровье на шахте и отсутствие возможности работать дальше компания «АрселорМиттал Темиртау» платит очень мало.

— Мы как отработанный материал, никому не нужны. У меня и у многих есть решение суда, суть которого заключается в том, что если по моей специальности шахтер получает чуть выше, то и мне должны тоже делать перерасчет. Но компания это не делает. В 2017 году была забастовка шахтеров, в 2018 году им повысили зарплату, а почему нам не делают перерасчет по этому заработку? Почему не учитывают регрессников? Я прошел несколько судов. Эти деньги по идее выплачиваются на лечение, но получается, что регрессники и лечатся, и живут на них. Иной раз я даже не покупаю все назначенные лекарства, потому что денег не хватает. Реабилитация за свой счет идет. Мне как-то задали вопрос: а почему я требую, чтобы мне платили как подземному работнику? Я отвечаю: если бы не вина работодателя, я бы до сих пор работал по своей специальности и получал бы зарплату. Я по вине компании травмировался, и теперь мне не должны это достойно компенсировать? — говорит репортеру Азаттыка регрессник Анвар Жиенкулов.

«ДЕНЕГ НЕ ХВАТАЕТ»

Получатели регрессных выплат, объединившись, обратились с коллективным иском в суд. Они считают, что получают заниженные суммы, которые остались на уровне пятилетней давности, и этих денег не хватает на жизнь и лечение. Истцы требуют, чтобы компания «АрселорМиттал Темиртау» сделал перерасчет. У них есть на руках решение суда, в котором говорится о необходимости увеличивать регрессные выплаты при каждом повышении зарплаты шахтеров, делать перерасчет в сторону увеличения. Но когда после забастовки шахтеров в Карагандинской области в декабре 2017 года компания увеличила зарплаты в 2018 году на всех подземных должностях на 30 процентов, регрессников повышение обошло стороной. Компания «АрселорМиттал Темиртау» индексирует выплаты только с учетом официальной инфляции, ссылаясь на изменения в законе от 2015 года, тогда как шахтеры говорят, что получили травмы и профзаболевания еще до изменения законодательства. Сейчас они пытаются доказать, что, имея вступившие в силу решения судов, они лишились права на правильное их исполнение.

Истец-регрессник Шорагай (фамилию просил не указывать), отработав в шахте 41 год и получив на работе травму позвоночника, получает около 115 тысяч тенге, которые считает мизером.

— После травмы у меня начали отниматься ноги, но я ничего тогда не получал, не добивался, а потом решил это дело добить. Обратился в суд, шахта признала вину, и мне назначили 29 процентов потери трудоспособности. Денег на лечение и реабилитацию уходит много, а иначе ходить невозможно. Проблему надо решать. С тех пор на той должности, на которой я работал, зарплата повысилась в два раза, а мне повышают только на уровень инфляции — пять-семь процентов. Это копейки выходит. Это разве нормально? — задается вопросом регрессник.

Регрессник Анатолий Калайчиди, отработавший в шахте 30 лет, тоже в числе истцов. После тяжелой работы в шахте у него обструктивная болезнь легких и легочное сердце, нарушены функции позвоночника, артроз коленных и локтевых суставов от тяжестей, которые, по словам Калайчиди, приходилось таскать в шахте.

Шахтер с инвалидностью Анатолий Калайчиди пытается через суд добиться, чтобы бывший работодатель платил больше.
Шахтер с инвалидностью Анатолий Калайчиди пытается через суд добиться, чтобы бывший работодатель платил больше.

— Мы судились много раз, но все нам отказывают. Фактически, когда повышение зарплаты было у шахтеров после забастовки кому на 20, а кому на 30 процентов, нам это не учли. На моей должности сейчас получают где-то 450 тысяч тенге, а мне платят копейки, — говорит Калайчиди.

Юрист, который представляет интересы потерявших здоровье на производстве, говорит, что суды встали на сторону бывшего работодателя, а положение регрессников ухудшилось.

— Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, не могло быть прекращено в силу принятия новых норм в законодательство, так как это противоречит статье 77 Конституции Республики Казахстан. При причинении гражданину увечья или иного повреждения здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь. Изменение правоотношений с момента принятия поправок 2015 года невозможно, — говорит юрист Александр Пак.

Группа регрессников прошла две судебные инстанции: районный суд и апелляционную коллегию областного суда, которые вынесли решения не в пользу истцов. Регрессники в недоумении: эти решения противоречат вынесенным ранее и вступившим в силу судебным актам.

Шахтеры-регрессники и их юрист.
Шахтеры-регрессники и их юрист.

ОТКАЗЫ СУДОВ

Регрессники подготовили кассационную жалобу в Верховный суд с просьбой отменить недавние судебные акты, указав, что судами неправильно, по мнению истцов, применены нормы материального права, дано неверное толкование и понимание норм законодательства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отказала в передаче ходатайства регрессников о пересмотре решения районного суда Караганды и постановления областного суда. Судья Верховного суда не усмотрела оснований для пересмотра судебных актов и не нашла нарушений.

Вместе с тем суд установил, что несколькими годами ранее по обращениям истцов действительно были вынесены решения, которыми «АрселорМиттал Темиртау» обязали производить выплаты в счет возмещения вреда здоровью из расчета средней зарплаты по соответствующей должности с учетом каждого повышения. Как указал Верховный суд, решения были основаны на пункте 6 статьи 938 гражданского кодекса в редакции, действовавшей в тот период. Тогда была предусмотрена обязанность работодателя при увеличении размера средней зарплаты работников такой же профессии и квалификации производить перерасчет сумм возмещения утраченного заработка. Но в 2015 году приняли поправки к гражданскому кодексу, и этот пункт был исключен.

«При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о необоснованности заявленных истцами требований. Доводы ходатайства со ссылкой на статью 77 Конституции не могут служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных актов», — говорится в постановлении Верховного суда об отказе в пересмотре судебных актов.

Регрессники настаивают на том, чтобы кассационная жалоба была рассмотрена.

ПОЗИЦИЯ КОМПАНИИ

Репортер Азаттыка направила официальный запрос в компанию «АрселорМиттал Темиртау», регрессники которой пытаются через суд добиться того, чтобы по мере повышения зарплаты шахтерам повышались и выплаты. Компания не ответила на все поставленные вопросы: не предоставлены данные по количеству регрессников, нет ответа на вопрос о том, почему сейчас не исполняются решения судов, вынесенные ранее в пользу регрессников. Компания считает, что всё делает по закону.

Вход в здание Верховного суда Казахстана.
Вход в здание Верховного суда Казахстана.

«Выплаты утраченного заработка без исключения работодатель производит только на основании действующего законодательства Республики Казахстан и судебных актов. Кроме того, на сегодняшний день имеется сложившаяся судебная практика, которая принимается во внимание работодателем. Правильность нашей позиции была неоднократно подтверждена в судах первой и второй инстанций, и постановлением Верховного суда», — сообщила компания в ответе на запрос Азаттыка.

По данным компании, работодатель в соответствии с трудовым кодексом производит доплату шахтерам-регрессникам до фактического размера вреда. После отмены пункта 6 статьи 938 гражданского кодекса (который обязывал работодателя производить перерасчет сумм возмещения утраченного заработка [вреда] при увеличении размера средней зарплаты работников такой же профессии и квалификации. — Ред.) производит ежегодную индексацию.

«ЗАКОН НЕ ДОЛЖЕН УХУДШАТЬ ПОЛОЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ»

Инициативная группа шахтеров-инвалидов обратилась в Федерацию профсоюзов Казахстана с просьбой оказать содействие. Регрессники пожаловались на «несправедливое отношение компании и несправедливо вынесенные судебные решения».

— Вопрос этой инициативной группы созрел, когда был принят закон «О страховании и исламском финансировании», вступивший в действие в 2015 году. Хотя на рабочей группе я ругался и предупреждал профсоюзы о том, что это «бомба», но тогда никто на это не обратил внимания. Вот эта группа регрессников бегает в суды, но суды не обращают внимания на то, что закон принят в 2015 году, а травмы их были получены раньше. Закон не должен ухудшать положение этих людей. Но работодатель им выплачивает только на уровень повышения инфляции, а по осовремененной зарплате не выплачивает. Мы написали обращение в Верховный суд, написали в генеральную прокуратуру о том, что вот нарушается. Ждем ответы. Я считаю требования регрессников справедливыми, — говорит репортеру Азаттыка заместитель председателя Федерации профсоюзов Мухтар Тиникеев, бывший депутат мажилиса парламента.

Федерация профсоюзов направила обращение регрессников председателю Верховного суда с просьбой рассмотреть вопрос о внесении представления по отмене либо пересмотру решения судов двух инстанций, отказавших в удовлетворении исковых требований. Направлено обращение и генпрокурору с просьбой принять меры реагирования по судебным актам.

Карагандинский правозащитник Абильда Абдикаримов считает необоснованным отказ судов в удовлетворении требований получателей регрессных выплат.

Правозащитник Абильда Абдикаримов.
Правозащитник Абильда Абдикаримов.

— Это необоснованный отказ, нарушение конституционных прав. Это нарушает и международное право рабочих тяжелой промышленности. Суды зачастую лоббируют интересы работодателей. Если есть ранние решения суда (в пользу регрессников), то их обязаны выполнять. Если человек работал когда-то, на сегодня он должен получать ту сумму возмещения ущерба по сегодняшней зарплате, — говорит Азаттыку Абдикаримов.

Получившие инвалидность на производстве шахтеры из Карагандинской области ранее обращались к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву. Они писали, что «доведены до отчаяния» и что положение людей, которые потеряли здоровье на тяжелой работе, ухудшилось. Но изменений после этого обращения не произошло.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG