Доступность ссылок

Срочные новости

«В глухонемых видят лишь дворников и швей»


Выступление людей с ограниченными возможностями на сцене городского парка культуры и отдыха в Темиртау. Иллюстративное фото.

В Казахстане насчитывается более 18 тысяч человек с нарушениями слуха. Власти говорят, что их права гарантированы несколькими конвенциями и законами. Люди с ограниченными возможностями и эксперты рассказывают о нелегкой жизни инвалидов.

61-летний Александр Ковалев, уроженец Усть-Каменогорска, живет сейчас в Алматы. Проблемы со слухом у него начались в трехлетнем возрасте, с годами ситуация ухудшалась, в зрелом возрасте мужчина перестал слышать. Сейчас он общается с окружающими при помощи жестов.

«НА РАБОТУ НЕ БЕРУТ»

– В Усть-Каменогорске нет специализированной школы-интерната для людей с нарушением слуха. Я приехал в Алматы, чтобы учиться, остался здесь. В университете не учился, окончил только школу. Я был женат, но развелись с супругой из-за некоторых проблем. У меня есть сын и дочь. Сын слышит и хорошо говорит. У дочери есть проблемы со слухом, – говорит он.

У Александра никогда не было постоянной работы. В разные годы он работал плотником, грузчиком. По его словам, найти работу тяжело. Сейчас он работает мойщиком посуды.

– Я ходил во многие места в поисках работы. Все отказывают, говорят, что мест нет. Когда видят, что я не слышу и не могу говорить, на работу не берут. Говорят, что с нами тяжело общаться. Найти работу трудно, да и заработная плата низкая, ее ни на что не хватает. Сейчас заработанного едва хватает на питание. Бывают моменты, когда заболеваешь, а денег на лекарства нет, – рассказывает он.

Житель Алматы Александр Ковалев.
Житель Алматы Александр Ковалев.

Александр более 20 лет не видел сына и дочь. Он мечтает встретиться с детьми. Но у него нет средств для поездки к ним.

– Дети с матерью живут в России. Я хочу съездить к ним, нужны деньги на дорогу в Россию, на проживание там, – говорит Александр Ковалев.

По мнению Елены Рыжей, сотрудницы неправительственной организации «Умит», занимающейся оказанием помощи лицам с нарушениями слуха в Алматы, создание рабочих мест – вопрос, находящийся на контроле государства.

– Невозможно работодателей заставить принимать инвалидов. Должно быть внутреннее убеждение у них, чтобы они сами изменили отношение к таким людям и принимали их на работу. А пока работодатели в глухонемых видят лишь техничек, дворников и швей. Редко предлагают хорошую работу, – сетует она.

Наталья Колесникова, работающая сурдопереводчиком в Казахском обществе глухих, тоже называет одной из главных проблем трудоустройство.

– Мужчины занимаются в основном ремонтом обуви, а женщины работают техничками, швеями. Приходят, чтобы найти работу. Просим принять на работу неслышащую женщину с опытом работы. Берут, но на следующий день звонят: «Ой, извините, нам некогда сидеть и писать друг другу». Никто не хочет «нянчиться», – объясняет сурдопереводчик.

Елена Рыжая, сотрудница неправительственной организации «Умит».
Елена Рыжая, сотрудница неправительственной организации «Умит».

По данным министерства труда и социальной защиты населения, в Казахстане из 18,4 тысячи инвалидов по слуху трудоустроены лишь 28 процентов, то есть 5,2 тысячи человек. Из 4,7 тысячи слышащих людей с нарушениями речи работой обеспечены всего более тысячи человек.

«ЛЬГОТ ВСЁ МЕНЬШЕ»

Елена Рыжая считает социальную поддержку людей с ограниченными возможностями слабой. Она говорит, что у инвалидов по слуху мизерное пособия.

– Льгот с каждым годом всё меньше и меньше. Но что поделаешь, на всех денег не хватает. В Казахстане самая большая группа инвалидов – с третьей группой инвалидности (лица с поражением слуха относятся к этой группе. – Ред.). Сейчас не советское время, чтобы все льготы получали. Сейчас всё сложнее. Государству тоже тяжело, – говорит она.

Фонд «Умит», в котором работает Елена, создан в 1997 году по инициативе родителей детей с нарушениями слуха. В организации работают родственники инвалидов по слуху. У большинства сотрудников не слышат и не говорят родители или другие близкие родственники.

– Поэтому мы хорошо знаем ситуацию изнутри. Нам никто не указывал, как делать. Мы выживаем сами, боремся. Часто приходят родители детей с нарушениями слуха. Здесь они учатся, адаптируются и потом устраиваются на работу, – рассказывает она.

Елена Рыжая говорит, что проблем достаточно, но, тем не менее, «они благодарны государству».

– Улучшается сурдотехника. Мы замечаем, что государство постепенно обеспечивает всем. Старается улучшить качество жизни. Однако общество не всегда принимает инвалидов. Не открывает им двери. Мы обращаемся к [работодателям] и просим их устроить на работу. Однако они говорят, что не могут с ними общаться, не понимают [инвалидов]. Не берут, – говорит она.

МАТЬ И ДОЧЬ

46-летняя Разия Муратбекова не слышит с рождения. До 11-го класса она училась в специализированной школе-интернате, затем пошла в колледж. Она работала швеей, вышла замуж и родила дочь.

– [После рождения дочери] никаких проблем не было. Я всё время за ней смотрела сама. Покупала необходимое, делала всё возможное. Я не отдавала ее на воспитание чужим людям. Сама вырастила ее, – говорит женщина.

Швея Разия Муратбекова.
Швея Разия Муратбекова.

Разия работает швеей с начала 1990-х годов, в марте прошлого года она устроилась в частную компанию.

Общаться с репортером Азаттыка Разие помогала ее дочь Айнур Муратбекова, работающая сурдопереводчиком в центре «Умит». Айнур, мать которой не слышит с детства, говорит, что знает язык жестов с младых ногтей.

– Сейчас по мере возможностей помогаю инвалидам по слуху. Мы из южного региона страны. Я хотела приехать в Алматы, чтобы выучиться языку жестов и развивать свои умения. Я знала слова, используемые в ежедневном быту. Сейчас выучила новые слова, продолжаю учиться, – говорит она.

Айнур считает, что людям с нарушениями слуха необходимо создавать благоприятные условия.

– Одна неслышащая девушка предложила, чтобы в кинотеатрах были субтитры. Она полагает, что «это [субтитры] не помешает людям, которые слышат и видят», – сказала Айнур.

Разия Муратбекова с дочерью Айнур.
Разия Муратбекова с дочерью Айнур.

ГАРАНТИИ ВЛАСТЕЙ

В официальном ответе министерства образования и науки на запрос Азаттыка говорится, что права инвалидов по слуху гарантированы законами «О ратификации Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования», «Об образовании» и «О социальной и медико-педагогической коррекционной поддержке детей с ограниченными возможностями».

По данным министерства, в Казахстане насчитывается 19 специализированных школ для детей с поражением слуха. По стране зарегистрировано более шести тысяч неслышащих и слабослышащих детей, более двух тысяч из них учатся в спецшколах.

Ляззат Абилова, заместитель директора по воспитательной работе одного из таких учебных заведений – специальной школы-интерната № 1 для слабослышащих детей города Шымкента, говорит, что большинство выпускников поступают не в университеты, а в колледжи.

– Поступают учиться на дизайнеров, швей, программистов. Возможности поступить в вуз нет, потому что на вступительных экзаменах сурдопереводчик не предусмотрен, – говорит она.

По официальным данным, в прошлом году в стране было зарегистрировано 6 357 детей с проблемами слуха, в том числе 1 917 неслышащих детей, 4 440 слабослышащих. Согласно приказу министерства труда и социальной защиты населения, инвалидность получают дети, имеющие справку о тугоухости 3–4 степени с детства.

Ляззат Абилова говорит, что слышащие немые живут на небольшие пособия и зарабатывают мытьем машин, ремонтом обуви. По ее словам, на работу в основном принимают лиц с высшим образованием, а с дипломом колледжа устроиться получается не всегда.

ДЕФИЦИТ СУРДОПЕРЕВОДЧИКОВ

Наталья Колесникова говорит, что некоторые выпускники школ-интернатов поступают в спортивные академии. Они не могут подать документы на другие специальности.

– Говорят: «Как они будут учиться? Не смогут». Потому что в штате университета нет сурдопереводчика. Если возьмут, то ему нужно платить. Во время вступительных экзаменов не бывает переводчиков. Нанимают сами [глухонемые сурдопереводчика], сами оплачивают его услуги, – рассказывает она.

До 2018 года на каждого глухонемого государство выделяло по 30 часов бесплатного сурдоперевода в год. По словам Натальи, в прошлом году начали выделять по 60 часов сурдоперевода, но этого тоже мало.

– В сутках 24 часа. Между тем глухонемым предоставляют 60 часов сурдоперевода в год. Это очень мало. Они эти 60 часов используют по поликлиникам, по больницам, по нотариусам, – говорит Наталья.

По словам сотрудницы фонда, слабослышащие люди выбирают слуховой аппарат или сурдопереводчика. Наличие слухового аппарата не говорит о том, что они хорошо слышат и могут говорить. Однако после предоставления им аппарата сурдопереводчик не полагается. «Это еще один барьер», – считает она.

«НЕДОСТУПНОСТЬ ИНФОРМАЦИИ»

Активист, советник акима города Алматы по делам инвалидов Вениамин Алаев считает, что огромная проблема глухонемых – недоступность информации.

– В общественном транспорте нет бегущей строки, оповещающей об остановках. То есть лица с проблемами слуха не слышат объявления об остановке. Они не могут спросить. Понимаете? Нет доступа к информации в удобной форме, поэтому они не могут получить качественное образование, – говорит Алаев.

Нет доступа к информации в удобной форме, поэтому они не могут получить качественное образование.

Наталья Колесникова отмечает, что в эфире некоторых республиканских телеканалов до сих пор нет сурдоперевода. На телеканалах, где есть сурдопереводчики, говорит Елена Рыжая, не всегда придерживаются стандартов, регламентирующих внешний вид.

– Они могут надеть одежду не того цвета. Почему это важно? Потому что глухие смотрят глазами, и если цвет яркий, то в глазах рябит и таким людям тяжело смотреть. То есть одежда должна быть соответствующей, темного цвета. Не сливаться с задним фоном. Не должно быть никаких украшений. Потому что они отвлекают, мешают смотреть. Одежда не должна быть очень светлой, потому что на ее фоне не видно рук. И когда переводчики надевают пиджак и белую рубашку, то жестов не видно из-за белой рубашки. Всё сливается. Еще нужны большие рамки. Из-за узких рамок глухие не видят жестов. Потому что не все могут приобрести большой телевизор. Прически также не всегда соответствуют стандартам. Переводчики иногда без конца поправляют прически, если им мешают волосы, – говорит она.

Елена говорит о необходимости создания специальной экспертной комиссии.

– Хотелось бы, чтобы у этой комиссии были определенные полномочия, чтобы она взяла на себя функции по контролю за выполнением всех этих требований и чтобы телекомпании учитывали мнения, – говорит она.

Права глухонемых людей прописаны в Конвенции о правах инвалидов и в законе о социальной защите инвалидов. Согласно статье 9 Конвенции, ратифицированной Казахстаном, государство обязано принимать надлежащие меры по обеспечению инвалидов доступом к физическому окружению, транспорту, информации и связи, чтобы они могли вести независимый образ жизни. В статье 14 закона говорится, что инвалиды имеют права на обеспечение доступа к информации, на образование и свободный выбор рода деятельности, в том числе трудовой.

В подготовке материала участвовали Айтолкын Райхан и Балнур Куанышова.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG