Доступность ссылок

Срочные новости

«Правительство живет в одном Казахстане, народ – в другом»


Алматинка Мигинур Кударбекова на рынке. Алматы, 11 декабря 2018 года.

19 декабря – Международный день помощи бедным. Согласно официальным данным, в Казахстане бедные составляют около трех процентов населения. Между тем международные организации и эксперты считают, что бедных значительно больше.

ВЫЖИВАНИЕ

Жительница Алматы Мигинур Кударбекова не спеша обходит продуктовые ряды на одном из городских рынков. 65-летняя пенсионерка говорит, что вынуждена экономить.

– На базар в неделю раз ходишь. Один раз курицу купишь, в другой раз мясо. Два дня курицу едим, в субботу и воскресенье – говядину. Цены растут. Вы знаете, куриные бедра были по 750 тенге, сейчас по 850. На сто тенге подорожали за месяц. Сегодня взяла курицу на полторы тысячи. Печенье немножко взяла на 400, молоко на 720, морковь на 300, – поделилась расчетами женщина.

Пенсионерка Мигинур Кударбекова на рынке. Алматы, 11 декабря 2018 года.
Пенсионерка Мигинур Кударбекова на рынке. Алматы, 11 декабря 2018 года.

– У меня мама старенькая, у нее пенсия хорошая. Дочка инвалид. 30 тысяч тенге получает. Инвалидам платят копейки. На продукты где-то уходит тысяч 100. Моя пенсия, пенсия дочери. На лекарства около 30 процентов. Что скрывать, не хватает. Когда я работала, было хорошо, – говорит пенсионерка.

Мигинур Кударбекова считает, что, по сравнению с некоторыми постсоветскими странами, в Казахстане люди живут неплохо.

– По сравнению с другими республиками, слава богу, мы живем хорошо. Мы едим мясо, курицу. Что творится в Грузии, Украине?! Если не бросать деньги на ветер, правильно их распределять, жить можно. Но прибавка к пенсии не помешала бы, – говорит она.

Как выживают старики?

Как выживают старики
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:45 0:00

ПРОЖИТОЧНЫЙ МИНИМУМ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ

По официальным данным, в Казахстане насчитывается более двух миллионов пенсионеров. Согласно информации министерства труда и социальной защиты населения, опубликованной в июне, базовую пенсию в размере 100 процентов от прожиточного минимума (27 тысяч тенге) будут получать всего 44 процента казахстанских пенсионеров. По данным министерства, в сентябре средний размер пенсии в Казахстане составил 81 тысячу тенге.

Значение прожиточного минимума крайне важно для людей из социально уязвимых слоев населения. По статье 17 закона «О минимальных стандартах и гарантиях», который был принят в 2015 году, величина прожиточного минимума служит основой для установления минимального размера заработной платы, государственной базовой пенсионной выплаты, государственных социальных пособий по инвалидности, по потере кормильца.

Согласно статье 18 закона, прожиточный минимум – минимальный денежный доход на одного человека, равный по величине стоимости минимальной потребительской корзины.

По расчетам правительства, прожиточного минимума в размере 27–29 тысяч тенге должно хватить на минимальную потребительскую корзину, то есть на покупку самых необходимых товаров и услуг.

В официальном ответе министерства труда и социальной защиты населения на запрос Азаттыка говорится, что «минимальная продовольственная корзина с почти 20 наименованиями продуктов впервые была составлена в 1996 году». В 2005 году перечень продуктов в корзине увеличили до 43 наименований, и с тех пор ее состав не пересматривали. В утвержденной корзине указывается и суточная норма питания. К примеру, 327 граммов хлеба в день, 58 граммов крупы, 260 граммов картофеля, 114 граммов мяса и одно яйцо на три дня.

НОРМА СТРАН АФРИКИ

Эксперты говорят, что вопрос пересмотра потребительской корзины, состав которой не менялся на протяжении последних 13 лет, власти поднимали, но тема «активно не обсуждалась». Ни один из специалистов, с кем удалось пообщаться Азаттыку, не считает, что «прожиточного минимума достаточно для жизни среднего уровня». Экономист Айман Турсынкан говорит Азаттыку, что корзина из 43 наименований в свое время была разработана в рамках специальной программы ООН для голодающих бедных стран Африки. «Казахстан принял эту норму и утвердил ее», – говорит она.

– FAO (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН. –​ Ред.) считает норму, исходя из климата страны, исходя из калорий, которые необходимы для нормального питания. Наша потребительская корзина – это корзина для голодающих африканских стран с жарким климатом, где вдвое меньше потребление килокалорий, для стран, для которых хлеб является основным продуктом. Они протеинами практически не питаются. У нас совсем другой климат, резко континентальный – очень холодная зима и очень жаркое лето. Поэтому уровень потребления мяса, белков намного выше. Казахстан по международным стандартам перешел в страны со средним достатком. Соответственно, у нас сейчас потребительская корзина должна рассчитываться по стандартам Восточной Европы или стран бывшего Советского Союза. Но это не делается. Всё осталось в привязке к МРП (минимальному расчетному показателю. –​ Ред.). И это большая проблема, – говорит она.

Эксперт говорит, что в Казахстане «инфляционную составляющую считают совершенно без учета ситуации по девальвации».

– Из-за этого получается, что на деле на одного человека тратится в месяц на питание свыше 100 тысяч тенге, тогда как [официальный] прожиточный минимум составляет 28 тысяч тенге. Этого даже на одного человека не хватит. Здесь, конечно, очень большая проблема из-за методологии расчета. Методологию расчета делает наше министерство труда и защиты. А они, к сожалению, с экономикой не дружат, ценовой мониторинг не ведут. Мониторинг делают на местах акиматы. Как акиматовские проводят мониторинг? Все рынки, которые являются индикаторами цен, заведомо уведомляются о том, что «сейчас придут акиматовские», и тут же ставятся другие ценники. Они могут быть в два раза ниже, чем реальные. Лживая статистика приходит в министерство труда и социальной защиты, которое ответственно за расчет минимальной корзины, – говорит Айман Турсынкан.

Пенсионеры на рынке в Астане.
Пенсионеры на рынке в Астане.

​​Экономист Айдар Алибаев считает, что позиций в казахстанской минимальной потребительской корзине в 11 раз меньше, чем в таких странах Европы, как Франция и Германия.

– Прожиточный минимум, который вытекает из потребительской корзины (28 тысяч), – это похоронное количество денег. Как можно прожить на менее 1000 тенге в день? Это абсолютно асоциальная, античеловечная корзина. Эта корзина не позволяет человеку выживать. Как выживают люди – только Аллах знает. Ничего общего с качественной жизнью. А если взять пожилого человека, расходы которого в основном в трех направлениях – питание, квартплата и лекарства? Вот этих 28 тысяч тенге даже на одно из этих направлений не хватает. На питание только, а лекарств уже не будет. Как быть с квартплатой, тоже не понятно, – говорит экономист.

Алибаев отмечает, что в обществе поднимают эту проблему, однако со стороны правительства нет соответствующей реакции.

– Время от времени вопрос вяло поднимается. Министерство какие-то слова находит, чиновники что-то говорят. Но тема активно не продвигается, – комментирует Алибаев.

Эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента Айман Жусупова говорит, что вопрос о минимальной величине прожиточного минимума поднимают не только оппозиционные деятели, но и представители власти.

– Власть на это постоянно старается обращать внимание, в посланиях постоянно говорят, что будет рост. Как я полагаю, уже невозможно не понимать, что проблема назревшая и актуальная. Всё это отражается на низком уровне жизни, в заболеваниях, – образно говоря, «народ беднеет». Это факт. Это же всем понятно, – говорит она.

Айман Жусупова провела ряд исследований о бедности в Казахстане, разнице в доходах бедных и богатых, посвятив теме несколько статей.

– У нас статистика не фиксирует разрыв между богатыми и бедными. Он очевиден. На самом деле с этим большие проблемы. Потому что, когда народ бедный, это сказывается на развитии страны. Мы ставим глобальные амбициозные цели, но, когда народ бедный, не до этих целей, понимаете, – говорит она.

Женщина просит милостыню на улице.
Женщина просит милостыню на улице.

ИЗБЕЖАТЬ РАСХОДОВ?

Экономисты, с которыми удалось поговорить Азаттыку, считают, что проблема связана с бюджетом.

– Власти эту тему стараются обходить. Молчать. Разговор для них носит невыгодный характер. Ответить им нечего. Потому что это [пересмотр корзины] потребует за собой дополнительные бюджетные расходы. В нашей стране сегодня стараются не поднимать всё, что связано с дополнительными расходами, – говорит Айдар Алибаев.

Айман Жусупова полагает, что состав корзины не пересматривают «из-за проблем с бюджетом».

– Мне кажется, это как раз-таки связано с намерением сократить расходы бюджета, – отмечает она.

Руководитель комитета по социально-культурному развитию мажилиса парламента Гульнар Иксанова в комментарии Азаттыку сказала, что резкое повышение прожиточного минимума ляжет тяжким бременем на бюджет.

– Если поднять в два раза прожиточный минимум, просто бюджет не выдержит. Представляете, если база по всем этим выплатам, например, в два раза вырастет или меньше, увеличатся и выплаты, увеличиваются средства бюджета. Это же бюджетная политика, надо всё просчитывать – доходы и расходы. Нужно искать источники, оптимизировать, – говорит депутат.

Депутат мажилиса Гульнар Иксанова.
Депутат мажилиса Гульнар Иксанова.

Иксанова не согласна с мнением экспертов, которые назвали заложенные в потребительской корзине параметры рассчитанными «для бедных стран Африки».

– У нас есть результаты исследования Шарманова. Мы тоже задали этот вопрос о том, что такое продовольственные продукты, энергетическая мощность которых позволяет человеку жить. Ученые, например, берут продукты, сочетают, смотрят на цены и на мощность, предлагают рацион. Надо исходить из реальных цен, из реальной энергетической полезности. Ученые должны работать серьезно, не исходя из той цифры, которая у них есть – «нам нужно уложиться в 14 тысяч тенге». Сначала нужно сделать реальный подбор продуктов, а уже потом под это планировать бюджет и прочее, – говорит она.

В ответе министерства труда и социальной защиты населения Азаттыку говорится, что продовольственная корзина одобрена в соответствии с рекомендациями Института питания и что эти нормы соответствуют требованиям Всемирной организации здравоохранения.

Представитель Института питания, с которым удалось пообщаться репортеру Азаттыка, говорит: «Это государственный заказ министерства, и мы не можем давать интервью СМИ без разрешения министерства».

«ДВА КАЗАХСТАНА»

Говоря об уровне бедности в стране, эксперты Айман Турсынкан и Айдар Алибаев высказывают критику в адрес властей.

Экономист Айман Турсынкан.
Экономист Айман Турсынкан.

– Правительство живет в одном Казахстане, а народ живет в другом Казахстане. И эти два Казахстана друг с другом никак не соприкасаются. От этого все беды, – говорит Айман Турсынкан.

По словам Айдара Алибаева, «экономика должна быть развитой, чтобы влиять на прожиточный минимум, потребительскую корзину и размеры пенсии».

– Развитая экономика у нас будет только тогда, когда будет конкурентная, развитая, демократическая политическая система. Всё друг с другом связано. А до тех пор, пока у нас не будет нормальной экономики, говорить о качестве жизни через повышение пенсии, социальных выплат, пособий просто смешно, – говорит он.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев дал поручение повысить с 1 января 2019 года минимальную зарплату в полтора раза – с 28 до 42 тысяч тенге.

По официальным данным, в Казахстане за чертой бедности проживает 504 тысячи человек – это 4,7 процента населения. В качестве адресной помощи государство ежемесячно выделяет им до 14 тысяч тенге.

В докладе Всемирного банка, опубликованном минувшей осенью, говорится, что если использовать самую высокою черту бедности, принятую во Всемирном банке, которая, как правило, применяется к странам с уровнем дохода выше среднего, таким как Казахстан, то уровень бедности в стране упал с около 65 процентов (2001 год) до около 8,5 процента в 2017 году. Тем не менее сохраняется множество проблем, и Казахстан еще уязвим перед экономическими потрясениями, которые периодически задают обратный ход достижениям страны по сокращению бедности. В периоды низкого экономического роста или рецессии, как например в 2005 году и 2013–2016 годах, многие люди оказываются за чертой бедности (хотя крайняя форма бедности не встречается часто); ситуация с бедностью улучшилась только после восстановления роста в последующие годы. На самом деле, если использовать самую высокую черту бедности, Казахстан еще не вернулся к тому уровню, который был достигнут в 2013 году, отмечается в докладе.

В подготовке материала участвовал репортер Азаттыка Мади Бекмаганбетов.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG