Доступность ссылок

Срочные новости

В Южно-Казахстанской области, по официальным данным, насчитывается более ста тысяч человек, доходов которых не хватает на еду, одежду, жилье и всё необходимое.

49-летняя жительница Шымкента Гульнар Омиралиева говорит, что она и ее муж пятый месяц не могут заплатить за аренду небольшого дома из двух комнат (10 тысяч тенге в месяц). Она стала нетрудоспособной из-за потери зрения. Говорит, что их жизнь, и без того нелегкая, стала еще хуже.

— Сна нет. Не могу уснуть без лекарств. Нет еды. Беру в долг у соседей. Муж перенес инсульт, у него больное сердце, хромая нога. Но несмотря на это, ходит на работу по найму, — говорит Гульнар Омиралиева.

Жительница Шымкента Гульнар Омиралиева.
Жительница Шымкента Гульнар Омиралиева.

Женщина говорит, что не знает, куда им деваться, если владелец квартиры, за которую они платили почти полгода, попросит их выселиться. Другого выхода, кроме как попроситься жить у дочери с двумя детьми, у них нет. Ее дочь проживает в съемной квартире в другой части города.

— Они и сами живут плохо. Кроме вареных макарон ничего не едят. Ее трехлетний ребенок никогда не ел мяса. В гостях он не прикасается к мясу, говорит, что это «еда с запахом». Да что о нас говорить, у меня душа болит, когда думаю о дочери, — говорит женщина.

По словам Гульнар Омиралиевой, ее дочь, беременную третьим ребенком, бросил муж. От акимата малообеспеченная семья помощи не получила.

НА 37 ТЫСЯЧ ТЕНГЕ

51-летняя мать-одиночка Жанбота Боранбаева, двое ее сыновей, невестка, дочь и внуки — всего восемь человек — живут в ветхом однокомнатном домике в Шымкенте за пять тысяч тенге в месяц. В комнате, площадь которой составляет 16 квадратных метров, семья живет около десяти лет.

Жанбота Боранбаева с внуком.
Жанбота Боранбаева с внуком.

— Мы не стесняемся ни невестки, ни детей. Куда деваться? Нам некуда идти, — говорит женщина.

По словам Жанботы Боранбаевой, двое ее сыновей и невестка на протяжении всей зимы не могли найти работу и вся семья жила на одну зарплату.

— Жили на зарплату дочери. Восемь человек жили на 37 тысяч тенге. Мы не могли позволить себе даже яйца, не говоря о мясе, — говорит женщина.

Зимой ночами собирали дрова и выжили в холод, растапливая ими печь в небольшом домике.

— В какой бы части города ни лежало дерево, мы приволакивали его и растапливали им печь. Потому что у нас нет денег на уголь. Мы могли бы перетерпеть холод, но детей жалко, — говорит Жанбота Боранбаева.

Дом семьи Жанботы Боранбаевой. Шымкент, 18 марта 2017 года.
Дом семьи Жанботы Боранбаевой. Шымкент, 18 марта 2017 года.

Дети и невестка Жанботы Боранбаевой, которые не смогли найти постоянную работу, с наступлением весны пошли на работу по найму. Женщина переживает за состояние здоровья внуков.

— Оба внука болеют. У одного больное сердце, у другого простужены легкие. Все это из-за отсутствия дома и условий. Мы должны всем магазинам и аптекам в округе. Погрязли в долгах. Удостоверения личности всех членов семьи оставлены в залог, — сокрушается женщина.

По словам Жанботы Боранбаевой, она потеряла мужа, когда старшему из детей было четыре, а младшему полтора года, и за всё это время она не получала помощи от государства. Рассказывая о пережитых сложностях, женщина говорит, что сейчас рада тому, что у нее есть.

Зеркало, рядом ванные принадлежности в доме Жанботы Боранбаевой.
Зеркало, рядом ванные принадлежности в доме Жанботы Боранбаевой.

— Сейчас я хоть живу как человек. Если поверите, в первые годы, когда мы приехали в город, мы не могли найти съемное жилье и были дни, когда я летом ночевала с детьми на улице. Сейчас мы еле находим деньги на пропитание, но у нас есть хоть и маленькое, но место, где мы можем переночевать, — говорит она.

ТЫСЯЧИ МАЛООБЕСПЕЧЕННЫХ ЛЮДЕЙ

По данным руководителя отдела управления координации занятости и социальных программ Южно-Казахстанской области Назиры Сейдуллаевой, в регионе насчитывается более 141 тысячи человек, которые, подобно Гульнар Омиралиевой и Жанботе Боранбаевой, живут в тяжелых бытовых условиях.

Социальные учреждения таких людей, входящих в категорию «малообеспеченных», подразделяют на три группы: лица, имеющие совокупный доход ниже прожиточного минимума (в 2017 году — 24 тысячи 459 тенге); лица, имеющие совокупный доход ниже величины продовольственной корзины (60 процентов от размера прожиточного минимума); лица, имеющие совокупный доход ниже черты бедности (40 процентов от прожиточного минимума).

Печь в дома Жанботы Боранбаевой.
Печь в дома Жанботы Боранбаевой.

— В области в количественном отношении больше лиц, имеющих совокупный доход ниже величины продовольственной корзины. На грани бедности живут 886 человек. Лица, относящиеся к этой категории, имеют право на получение социальной помощи, — говорит Назира Сейдуллаева.

По словам представителя управления координации занятости и социальных программ Южно-Казахстанской области, в 2016 году шесть тысяч семей, имеющих совокупный доход ниже прожиточного минимума, получили государственную помощь на оплату жилищно-коммунальных услуг.

68 тысяч 500 семей в области получили пособие в размере 2 383 тенге на каждого ребенка до 18 лет в прошлом году. По словам Назиры Сейдуллаевой, в Южно-Казахстанской области высокий уровень рождаемости, поэтому число получающих такие пособия растет с каждым годом. К примеру, в регионе в 2016 году такие пособия выплатили 260 тысячам семей.

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG