Доступность ссылок

Срочные новости:

«С оглядкой на Россию». Что говорят эксперты о заявлении Ашимбаева о Голоде?


Документальное изображение Голода на территории Казахстана в 1930-х годах.

17 февраля на встрече в Нур-Султане спикер сената Маулен Ашимбаев призвал «не политизировать» Голод в 1920–1930-х годах. Речь спикера сената не осталась без внимания общественности.

Спикер сената заявил, что государство будет уделять особое внимание 100-летию Голода 1921–1922 годов и 90-летию Голода 1931–1933 годов и что Голод 1920–1930-х годов в Казахской степи не был «преступлением против определенной нации».

«В первую очередь, это тяжелейшие последствия политики, проводимой властями того времени. Ашаршылық — это трагедия, через которую прошел не только казахский народ, это страшное гуманитарное бедствие для всех стран бывшего Союза. По этой причине мы к проблеме Ашаршылық должны подходить, прежде всего, с научной точки зрения, не придавая вопросу политическую окраску», — сказал Маулен Ашимбаев.

В работе круглого стола «Тернистый путь к свободе: исторический взгляд на последствия Ашаршылық» в Национальной академической библиотеке в Нур-Султане участвовали депутаты сената, министры и ученые-историки.

Постсоветские исследования показали, что в результате Голода, вызванного политикой большевиков в начале 20-го века, Казахстан потерял более половины своего населения. В стране периодически звучат призывы о признании Голода «геноцидом» на государственном уровне.

«ПРЕДАЛИ АРУАХОВ»

Некоторые комментарии в Facebook᾽е показывают, что заявление Маулена Ашимбаева подверглось критике со стороны общественности. Активист из Караганды Айткожа Фазыл пишет следующее: «Если по Вашему "не политизировать Голодомор", то выходит, что не надо политизировать ни Малый террор, ни Большой террор, ни конфискацию, ни 1937 год, ни расстрел всего цвета казахской нации, ни войну 1941-1945 годов, ни пакт Рибентропа-Молотова, ни Финляндскую войну, ни нападение на Польшу, положившего начала второй мировой, ни расстрел 22 тысяч польских офицеров, ни "афганскую резню", ни декабрь 1986 года, ни "у казахов не было государственности", ни "Земли Казахстана – подарок России", ни Независимость и территориальную целостность РК?»

Гражданский активист Мухтар Тайжан заявил: «Голод считаю заговором против казахского народа. Это искусственно организованный геноцид, как Холокост, Голодомор. Если у нашего поколения не хватит смелости дать такую официальную оценку великой трагедии нации 20-го века, можно сказать, что мы предали своих аруахов».

Голод в Казахской степи — геноцид или нет?
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:30 0:00

«БЫЛО ЗАМЕТНО, ЧТО НЕ ХОТЯТ НАЗЫВАТЬ ГЕНОЦИДОМ»

Историк Бейбит Койшыбаев, участвовавший в онлайн-встрече по проблеме Голода, говорит, что заявление о том, что «Голод не следует политизировать», «было сделано с оглядкой на позицию России».

— Мы не хотим обвинять Россию за историческое прошлое. Советской власти сейчас нет. Следовательно, Голоду можно дать политическую оценку. Однако было заметно, что участники круглого стола не хотели, чтобы Голод называли геноцидом. Я охарактеризовал это как государственное преступление, — говорит он.

Изучавший проблему Голода историк Талас Омарбеков, который выступил на заседании круглого стола с докладом, считает, что «Голод нельзя назвать геноцидом».

В 1929–1930 годах в Казахстане произошло более 300 восстаний. Если бы стояла задача истребить казахов, истребили бы в то время.

— Бесспорно, голод в первой половине 20-го века был особенно жестоким. Но есть условия, при которых действия подпадают под определение «геноцида». Конвенция ООН о геноциде 1948 года гласит, что «политика, направленная на преднамеренное истребление определенной нации, называется геноцидом». Украина, в которой, как и казахи, люди умирали от голода, расценила голод Голодомором, но ООН не признала это геноцидом. Потому что не было политики убивать только украинцев. Поэтому и мы не можем назвать Голод в Казахстане геноцидом. Нет специального приказа или партийного решения об истреблении только казахов. В 1929–1930 годах в Казахстане произошло более 300 восстаний. Если бы стояла задача истребить казахов, истребили бы в то время. Можно с уверенностью сказать, что советское правительство проводило политику геноцида в отношении казахской интеллигенции, а не против казахского народа, — говорит он.

Талас Омарбеков считает, что «иностранные ученые, изучавшие Голод в Казахстане, также воздерживаются называть его геноцидом».

Американский исследователь Сара Кэмерон, на которую сослался историк, также участвовала в этом заседании. Книга Кэмерон «Голодная Степь: голод, насилие и создание Советского Казахстана» была опубликована на казахском языке в 2020 году.

В своей книге Сара Кэмерон отмечает, что произошедшее отвечает ряду определений геноцида в Конвенции ООН. «Целью режима было радикальное изменение казахстанского общества и создание совершенно нового социального сообщества. Однако его не волновало, сколько людей пострадает от строительства. Найти доказательства того, что этот план принудительной модернизации был направлен на истребление казахов как целой этнической группы, трудно», — говорит она.

По словам Таласа Омарбекова, народы, столкнувшиеся с голодом из-за советской политики, должны выступить с предложением о внесении изменений в определение геноцида в конвенции ООН — «считать геноцидом преступление, возникшее в результате реформы, которая не принимала во внимание особенности жизни населения и допустила его истребление».

По словам автора монографии «Голодная трагедия» о Голоде 1921–1922 годов, историка Светланы Смагуловой, советское правительство сообщало о голоде 1921–1922 годов, а во время голода, который начался в 1930 году, прессе было запрещено писать о нем.

— Здесь мы видим, что [голод 1930-х годов] рассматривался как политическая проблема. Советское правительство знало о голоде и не спешило на помощь. Оно конфисковало у людей зерно и скот, подтолкнув их к смерти. Поэтому этот вопрос всё еще необходимо рассматривать и оценивать на государственном уровне как политический, — говорит она.

«ВЛАСТИ НЕ ХОТЯТ ДАВАТЬ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ОЦЕНКУ»

По словам политолога Казбека Бейсебая, Казахстан, имеющий тесные связи с Россией, старается не делать того, что может не понравится Москве.

— Когда Украина на государственном уровне дала оценку катастрофическому голоду 1920-х годов и объявила его Голодомором, Россия возразила, ей это не понравилось. Сказали, что тогда погибли не только украинцы. Казахстан это видит. Поэтому очевидно, что они не хотят давать политическую оценку, хотя говорят, что эта тема требует дальнейшего изучения. С одной стороны, возможно, это нельзя назвать геноцидом. Но есть и другая проблема: если Голоду будет дана открытая политическая оценка и к архивам будет открыт доступ, то, вероятно, многие советские деятели получат иную оценку, — говорит он.

Казахстанские власти ранее заявляли, что в 2020 году будет создана специальная комиссия историков для изучения и оценки исторических пробелов, которые не были исследованы в советское время.

В январе президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в своей статье, опубликованной в государственной газете «Егемен Қазақстан», высказался за детальное изучение историками «белых пятен», в числе которых он упомянул Голод. «Необходимо, чтобы квалифицированные специалисты системно занимались такими исследованиями, на основе которых государство могло бы дать объективную оценку данной трагедии. К этому сложному вопросу мы должны подходить сдержанно и ответственно. В целом такую работу нужно проводить с выверенных научных позиций, без громких лозунгов и популизма», — написал Токаев.

Это не первый раз, когда вопрос оценки Голода поднимается на государственном уровне. Комиссия, возглавляемая историком Манашем Козыбаевым, была создана в ноябре 1991 года в Верховном Совете и работала до декабря 1992 года. Члены комиссии охарактеризовали Голод как «злой умысел против казахского этноса», «этноцид».

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG