Доступность ссылок

Акимат Мангистауской области, подав в суд на 139 семей, которые с 2011 года проживают в центре оралманов в городе Актау, намерен выселить их из общежития. Местные власти говорят, что «через шесть месяцев оралманы должны позаботиться о себе самостоятельно». Между тем сами оралманы говорят, что переехали по программе «Нурлы кош» и всё, что они получили от государства, – это жилье. «Нам некуда податься, и мы не освободим общежитие», – говорят они.

Оралманы из Ирана, Афганистана, Монголии, Туркменистана, Узбекистана и России, проживающие с 2011 года в бывшем Центре адаптации и интеграции оралманов в городе Актау, который с прошлого года переименовали в государственное учреждение «Социальное общежитие», с августа 2017 года начали получать судебные предписания о том, что срок их проживания в центре истек в 2012 году.

В документе со ссылкой на закон о миграции пишется, что «со дня получения гражданства Казахстана и истечения срока статуса оралмана прекращается их право проживания в общежитии». На основании заявления руководства общежития в Актауском городском суде № 2 с октября продолжается судебный процесс в отношении незаконно проживающих в общежитии оралманов, их выселения и взыскания ущерба, причиненного государству.

«НАВЕРНОЕ, ВЕРНЕМСЯ ТУДА, ОТКУДА ПРИЕХАЛИ»

Молодые супруги Мустафа Бейки и Мехрназ Табнай переехали в Мангистаускую область из иранского города Горган в апреле 2011 года. Они говорят, что, как и другие 24 человека, переехавшие из Ирана по программе «Нурлы кош», до сих пор не получили ни одно из обещанных государством благ.

Мустафа Бейки в суде Актау.
Мустафа Бейки в суде Актау.

По словам оралманов из Ирана, «представитель правительства, приехавший из Казахстана, собрал их в мечети в Горгане и пригласил в страну». Иранские казахи говорят, что поверили обещаниям о поддержке при переезде на историческую родину, об обеспечении работой и предоставлении жилья, поэтому и переехали «не раздумывая».

Мы получили только это жилье, никакой другой помощи не видели. Нам сложно куда-то выходить, потому что мы не знаем здешних законов, письменности. Какая польза от всего, если мы не умеем читать и писать и не понимаем законы?

– Мы приехали по программе «Нурлы кош». Нас восемь семей. Мы переехали в 2011 году. Мы получили только это жилье, никакой другой помощи не видели. Нам сложно куда-то выходить, потому что мы не знаем здешних законов, письменности. Какая польза от всего, если мы не умеем читать и писать и не понимаем законы? Когда мы обращаемся в какие-либо учреждения, то просим заполнить те или иные документы, но нас не понимают и долго смотрят в лицо. В Иране, когда обращаешься за помощью, все бегают и исполняют твои просьбы, – говорит Мехрназ.

36-летняя Мехрназ Табнай говорит, что у них была одна только дочь, когда они приехали в Казахстан. По приезде в Мангистаускую область у них родились еще две дочери. Старшая дочь сейчас учится во втором классе, средняя дочь – в подготовительном классе, младшей еще нет трех лет. Мехрназ Табнай – IT-специалист, окончила технический университет в городе Горган в Иране. Ее муж Мустафа – мастер-строитель и сварщик. С их семьи в качестве долга за коммунальные услуги требуют выплатить 319 167 тенге. Мустафа Бейки в суде 8 ноября заявил, что категорически не согласен с этим требованием.

Мехрназ Танбай с маленькой дочерью. Актау, 11 ноября 2017 года.
Мехрназ Танбай с маленькой дочерью. Актау, 11 ноября 2017 года.

– Всё, что нам удалось получить, – это жилье. Если нас выселят, у нас не останется другого выхода, как вернуться обратно. Потому что мой муж тоже безработный. Он купил в кредит автомобиль, чтобы прокормить семью. Мы еле выплачиваем этот кредит, и ясно, что не сможем выплатить еще и эти долги, – говорит Мехрназ Табнай.

По словам Мехрназ Табнай, «большинство иранских казахов – безработные». «Если мы останемся еще и без жилья, то нам ничего не остается делать, кроме как вернуться обратно, другого выхода из тупиковой ситуации нет», – говорит она.

Со сказанным Мехрназ соглашаются приехавшие из Ирана Абдрахман Бабык и Носратбиби Казах.

«СТАНЕМ ПОСМЕШИЩЕМ»

Приехавший из Каракалпакстана Кабар Ажиюаев говорит, что в качестве оралмана он «от государства не получал никакой помощи» и это жилье считает «предоставленной ему собственностью».

– Нас ежегодно просят освободить жилье, мы и сами устали от этого. Около месяца назад мы обратились к акиму области с просьбой о легализации нашего жилья, ответа всё еще нет. Нам было нелегко собрать документы для выезда в Казахстан. Нам не выдавали подъемные, квоту, земельные участки. С учетом этого, как мы думаем, государство предоставило нам это жилье в качестве собственности, – говорит он Азаттыку.

Вход в социальное общежитие. Актау, 11 ноября 2017 года.
Вход в социальное общежитие. Актау, 11 ноября 2017 года.

Он считает, что их возвращение будет унизительным. Кабар говорит, что «ради будущего детей не может вернуться обратно». Если они вернутся обратно, то больше не смогут называться казахами, считает он.

– Мы не можем вернуться обратно, потому что там закрыли казахские школы. Если мы вернемся туда, то близки к тому, чтобы лишиться своей национальности. К тому же там уже наслышаны о том, с какими сложностями нам в Казахстане приходится сталкиваться. Мы станем посмешищем, если вернемся, – говорит Кабар.

По словам Кабара Ажиюаева, семь семей оралманов, которые так же, как и он, были привлечены к суду, отказались признать, что «незаконно проживают в общежитии». С них также потребовали выплату долгов за коммунальные услуги за 2016–2017 годы в размере от 300 до 800 тысяч тенге.

ДОВОДЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЛАСТИ

Директор государственного учреждения «Социальное общежитие» Насреддин Кожырбаев категорически не согласен с тем, что «общежитие оралманам было предоставлено в качестве собственности». По его словам, через шесть месяцев проживания в общежитии оралманы обязаны освободить центр и в свое время все они получили различную помощь.

Директор "Социального общежития" Насреддин Кожырбаев. Актау, 11 ноября 2017 года.
Директор "Социального общежития" Насреддин Кожырбаев. Актау, 11 ноября 2017 года.

– Бюджетные деньги должны использоваться эффективно. Гособеспечение у нас только у президента, для других гособеспечения нет. Вы согласны с этим? Поэтому в течение шести месяцев они должны адаптироваться и интегрироваться в общество, получить квартиры и в качестве граждан страны самостоятельно позаботиться о себе. В свое время у них были квоты и другие виды помощи, – говорит директор.

Это общежитие, а не филиал министерства миграции. Откуда мне знать, почему оралманы не обеспечиваются. И почему они должны обеспечиваться?

Он говорит, что этот вопрос, который на протяжении многих лет вызывает споры, решит специальная комиссия при акимате области. Комиссия изучит социальное положение каждой семьи и решит проблему со всеми в индивидуальном порядке. Он напоминает, что до конца зимы никто из общежития не будет выселен.

– Это общежитие, а не филиал министерства миграции. Откуда мне знать, почему оралманы не обеспечиваются. И почему они должны обеспечиваться? Они прожили здесь не шесть месяцев, а пять лет. Они и дальше здесь должны жить? – говорит он.

На вопрос репортера Азаттыка, почему только сейчас вспомнили о том, что на протяжении пяти-шести лет они проживали здесь незаконно, он ответил так:

– Почему вы задаете такой вопрос? Я работаю в рамках закона. Не нужно задавать мне такие щепетильные вопросы и тянуть меня за язык. Никакой пользы от этого нет.

По словам Насреддина Кожырбаева, в 2014 году также было вынесено решение суда о выселении из центра некоторых оралманов. Оно было исполнено в этом году.

Репортер Азаттыка за комментариями также обратилась к руководителю управления координации занятости и социальных программ Мангистауской области Звире Есбергеновой. Однако сам руководитель ведомства и его секретарь сообщили, что «она находится на совещании».

В департаменте труда, социальной защиты и миграции по Мангистауской области на наши звонки никто не ответил.

«В ЗАКОНЕ ЧЕТКО ПРОПИСАНО»

По поводу спора между местными властями и оралманами репортер Азаттыка обратилась за комментариями и к экспертам. Гражданский активист Ауыт Мукибек, который занимается проблемами оралманов, считает требование местных властей законным. «Вопрос длительности проживания в центрах адаптации находится в компетенции местных властей», – говорит он.

Они не могут там жить всю жизнь. Переселение еще не закончилось. Другие переселенцы тоже должны воспользоваться такой возможностью пожить там.

– Требование местных властей законно. В статьях 24 и 26 закона о миграции это четко прописано. Оралманы обязаны освободить предоставленные места через определенное законом время. Они не могут там жить всю жизнь. Переселение еще не закончилось. Другие переселенцы тоже должны воспользоваться такой возможностью пожить там. Количество мест для временного проживания ограничено. Здесь есть еще один момент. Если они переехали в 2011 году, то теперь должны выживать самостоятельно. Им необходимо обратиться в управление жилья и встать в очередь на получение жилья, рассмотреть возможности получения кредита в банках и позаботиться таким образом о приобретении собственного жилья, – говорит он.

Ауыт Мукибек в сложившейся ситуации, когда дело дошло суда, виновными считает как местные власти, так и оралманов.

– Оралманам не хватает услуг по разъяснению законов и их прав. Закон сам по себе исполняться не будет. Исполнения также не хватает и со стороны местных властей. Во-вторых, оралманы также должны к чему-то стремиться. Здесь мы наблюдаем низкий уровень юридической грамотности. Виновны обе стороны, – говорит гражданский активист.

Оралманам не хватает услуг по разъяснению законов и их прав. Закон сам по себе исполняться не будет. Исполнения также не хватает и со стороны местных властей. Во-вторых, оралманы также должны к чему-то стремиться.

В казахстанском законе о миграции пишется, что временные центры адаптации оралманов организовываются местными властями. При отсутствии жилья оралманы имеют право зарегистрироваться в центрах адаптации или временного проживания на срок не более одного года, пишется в законе. Кроме этого, оралманы по истечении срока, обозначенного уполномоченным органом, обязаны освободить предоставленное жилье.

В законе также указывается, что оралманам для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства, дачного строительства предоставляются земельные участки на праве временного безвозмездного землепользования из земель сельских населенных пунктов. Оралманам также предоставляется право на получение потребительского кредита и ипотечного займа на строительство жилья.

Центр адаптации и интеграции оралманов в городе Актау был построен в 2010 году. С декабря 2016 года учреждение было переименовано в коммунальное государственное учреждение «Социальное общежитие». Его непосредственным учредителем считается акимат Мангистауской области. По последним данным, в учреждении, рассчитаном на 200 человек, проживает 139 семей оралманов, это 675 человек. Большинство из них – оралманы из Узбекистана и Туркменистана.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG