Доступность ссылок

Участники протестов в Иране. Кто они такие?


Иранские студенты на антиправительственных протестах у здания университета в Тегеране. 30 декабря 2017 года.

Кто стоит за самыми крупными антиправительственными протестами в Иране? Ответить на этот вопрос не так-то просто.

Спустя несколько дней после того, как в Иране вспыхнули антиправительственные митинги, всё еще сложно конкретно сказать, кто же они такие, эти протестующие, и чего именно они хотят.

Демонстрациями без централизованного волеизъявления охвачены большие территории и различные регионы. В них участвуют иранцы разных социальных слоев, из-за чего сложно выделить превалирующие пол, возрастную группу или экономическое положение протестующих.

Это резко контрастирует с массовыми протестами 2009 года, которые вспыхнули после спорного переизбрания Махмуда Ахмадинежада. Причина тех протестов крылась в массовом гневе из-за создавшегося впечатления о фальсификациях на выборах. Теми митингами руководили лидеры оппозиционного «Зеленого движения», и поддерживались они главным образом образованным средним классом Тегерана.

Протесты в Иране (видео из иранских социальных сетей):

В попытке вписать нынешние протесты в какие-то имеющиеся в современной истории Ирана шаблоны все сравнения сводились к волнениям 2009 года. Однако пять дней демонстраций уже показали, что четких соответствий между ними установить не удается.

— Данные протесты нельзя преподнести так, как это пытался сделать режим в 2009 году, — как феномен северного Тегерана из беспокойных, обеспеченных, хорошо образованных активистов, — говорит специалист по Ирану Бирмингемского университета в Великобритании и редактор веб-сайта EA World View Скотт Лукас. — Распространение протестов на всю страну, на почти что каждый иранский город подводит к часто встречающемуся вопросу о том, что режим делает с экономикой, внешней политикой и военными вмешательствами, а также политическими и социальными вопросами.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ СРЕЗОВ

Тегеран попытался возложить вину за нынешние протесты в основном на молодежь. Заместитель министра внутренних дел Хоссейн Золфагари заявил, что 90 процентов задержанных по всей стране протестующих — младше 25 лет.

Но в то время как свидетельские показания и кадры протестов действительно указывают на молодой возраст многих участников, предположения, что протестует лишь молодежь, были бы слишком примитивными и вводящими в заблуждение.

Учитывая, что люди в возрасте до 25 лет родились после революции 1979 года, в результате которой была основана Исламская Республика, Тегерану было бы легко списать нынешние протесты на юношеский максимализм участников, еще слишком молодых, чтобы что-то понимать.

Участники протестов после применения против них слезоточивого газа. Тегеран, 30 декабря 2017 года.
Участники протестов после применения против них слезоточивого газа. Тегеран, 30 декабря 2017 года.

Но 25-летний протестующий достиг совершеннолетия, когда клерикальные правящие круги жестко отреагировали на мирные протесты 2009 года. Многие предположительно голосовали на выборах 2013 года, когда избрали преемника Ахмадинежада Хасана Роухани.

Позиционировавший себя как представитель относительно умеренных взглядов Роухани одержал победу, дав обещания улучшить отношения с Западом, обеспечить больше свобод для иранцев и оживить экономику, пострадавшую от спада. Роухани вновь одержал победу в 2017 году, отчасти благодаря заключенному с западными державами соглашению по поводу спорной ядерной программы Ирана и обещаний, что страна станет более открытой, так как Иран избавляется от ярлыка международного изгоя.

Но несмотря на снятие международных санкций в рамках сделки, выросли разочарования в связи с неспособностью Роухани исполнить обещание об экономических выгодах.

Безусловно, высокий уровень безработицы в Иране и тяжелая экономическая ситуация сильно бьют по молодому поколению страны. Более 50 процентов населения моложе 30 лет. Хотя, по официальным данным, уровень безработицы среди молодежи составляет около 20 процентов, считается, что цифра в 40 процентов будет более верной.

Но молодежь — далеко не единственный бесправный сегмент общества.

— Люди, которые участвуют в протестах, — представители всех социальных классов, регионов и демографических срезов в обществе. Участвуют и бедные, и средний класс, и богатые. Определенную роль играют женщины, — отметил аналитик из Ирана Раман Гавами.

Ссылаясь на видеокадры о том, как силы безопасности отказываются проводить аресты и солидарно стоят с демонстрантами в провинции Лорестан, Гавами отмечает, что «некоторые представители сил безопасности отказываются исполнять приказы».

Сотрудники полицейского спецназа стоят вдоль улицы в Тегеране. 2 января 2018 года.
Сотрудники полицейского спецназа стоят вдоль улицы в Тегеране. 2 января 2018 года.

ДОМИНИРУЮЩЕЙ ПРОБЛЕМЫ НЕТ

Нет какой-то одной-единственной проблемы, которая бы провоцировала протесты.

Сначала протесты разразились 28 декабря в городе Мешхед, где демонстранты выступали против роста цен на основные продовольственные товары, такие как яйца и домашняя птица.

Но по мере роста масштабов протестов демонстранты обратили свой гнев на политическое руководство Ирана, скандируя «Смерть Роухани» и «Смерть [верховному лидеру аятолле Али] Хаменеи». Некоторые протестующие даже призвали к возвращению к монархии, которая была свергнута в результате исламской революции в 1979 году.

Некоторые из них также скандировали лозунги против внешней политики Ирана, включая поддержку режима президента Сирии Башара Асада, которая, по мнению некоторых, считается дорогостоящим и расточительным делом, учитывая собственные нужды Ирана.

Аналитики полагают, что протесты в Мешхеде, возможно, были вызваны внутренними расколами в клерикальной системе, которые дали толчок стихийным протестам, разразившимся по всей стране. Мешхед, второй по величине город страны, является вотчиной бывшего конкурента Роухани, жесткого консервативного священнослужителя Эбрахима Раизи.

— Некоторые сторонники жесткой линии приветствовали первоначальные протесты, они, возможно, надеялись, что в краткосрочной перспективе они смогут сыграть на руку их фракционным интересам, но, по всей видимости, это вывело на поверхность более существенные недовольства, гораздо более глубокие, — говорит аналитик «Международной кризисной группы» Найсан Рафати.

Акция в Тегеране в поддержку курса властей и аятоллы Хаменеи. 30 декабря 2017 года.
Акция в Тегеране в поддержку курса властей и аятоллы Хаменеи. 30 декабря 2017 года.

Иными словами, то, что, возможно, началось как попытка раскритиковать Роухани и его ядерную сделку, возможно, пробудило широкое, но скрытое до той поры недовольство.

Протесты не так уж беспрецедентны в Иране: в последние несколько лет на демонстрации выходили водители такси, работники автоиндустрии, учителя и экологи. Но демонстрации, как правило, имели конкретные цели, и в них присутствовал некоторый элемент официального согласия.

ОТСУТСТВИЕ ОЧЕВИДНЫХ ЛИДЕРОВ

В отличие от массовых митингов 2009 года, которыми руководило оппозиционное «Зеленое движение», — его лидеры продолжают находиться под домашним арестом — нынешние протесты не имеют какого-то очевидного лидера или стоящего за ними движения.

«[Протесты] производят впечатление совершенно спонтанных и, насколько я могу судить, не имеют лидера», — пишет в Twitter’е Алиреза Надер, старший политический аналитик Rand Corporation.

По мнению аналитиков, отсутствие главного идейного послания усложнит властям задачу разгона протестов.

— Очевидное отсутствие лидера в протестах — это и благословение, и проклятие для властей: с одной стороны, правительство может видеть отсутствие четкой организации как повод для надежды, что рано или поздно они затихнут — или будут подавлены. С другой стороны, масштабы и размах беспорядков, а также различные требования, предъявляемые протестующими, затрудняют достижение конкретного компромиссного решения, которое могло бы удовлетворить их жалобы, — говорит Найсан Рафати.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG