Доступность ссылок

Срочные новости

«Диалог по региональной безопасности и политической среде»


Уильям​ Кортни, посол США в Казахстане в 1992–1994 годах.

С первых дней после развала Советского Союза и возникновения новых независимых стран Соединенные Штаты Америки и Казахстан выстроили уникальные отношения, — безусловно, по сравнению с сотрудничеством США с другими странами Центральной Азии. Азаттык побеседовал с Уильямом Кортни, первым послом США в Казахстане.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев с 16 по 19 января совершает официальный визит в Вашингтон.

Соединенные Штаты и Казахстан не договорились по многим вопросам, в частности о ситуации в области прав человека и приверженности принципам политического плюрализма в Казахстане, но есть много сфер, в которых обе страны имеют общие интересы. Азаттык записал интервью с Уильямом Кортни, первым послом США в Казахстане, который работал на этом посту в 1992–1994 годах и теперь является старшим научным сотрудником в корпорации RAND и исполнительным директором Форума лидеров RAND.

Азаттык: США очень быстро после распада Советского Союза установили отношения со всеми пятью центральноазиатскими государствами, но было бы справедливо заметить, что взаимодействие США с Казахстаном было гораздо более динамичным в первые годы из-за стремления Казахстана отказаться от унаследованного ядерного арсенала. США сыграли большую роль в оказании помощи Казахстану в разоружении, и тогда вы были послом. Что вы можете сказать об усилиях по вовлечению Казахстана не только в плане нераспространения, но и в целом как нового независимого государства, а также страны в Центральной Азии с уникальным географическим положением, граничащей и с Россией, и с Китаем?

Фотогалерея: Назарбаев и пять президентов США

УильямКортни: Итак, прежде всего, США стали первой страной, признавшей Казахстан. Наше посольство было создано в начале февраля 1992 года, примерно спустя пять недель после подписания Горбачевым указа [о передаче управления ядерным оружием президенту России] (25 декабря 1991 года Горбачев объявил о прекращении своей деятельности на посту президента Советского Союза. – Ред.). Стояли две первоочередные задачи. Одна из них — денуклеаризация. Казахстан пострадал от ужасных последствий ядерных испытаний в атмосфере на Семипалатинском полигоне. И поэтому казахстанцы были готовы сотрудничать с Западом и Соединенными Штатами, а также с Россией по денуклеаризации. Казахстанцы не нуждались в том, чтобы поддерживать ядерный сдерживающий фактор в отношении России, Китая или кого-либо еще.

Итак, всё прошло хорошо. Президент Назарбаев и бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер договорились об основных деталях этого, Казахстан сотрудничал и был одной из трех стран, которые имели стратегическое ядерное оружие после распада, — Казахстан, Украина и Беларусь — в дополнение к России, конечно. Казахстан первым из этих трех стран ликвидировал свое ядерное оружие, свое стратегическое ядерное оружие.

Вторым приоритетом было то, что Казахстан имеет огромные нефтяные богатства в Западном Казахстане, на Каспии, как на суше, так и на шельфе. Но нефть, которая была высокого качества, было очень трудно добывать. Она находится глубоко, ниже соляного купола, и имеет высокое содержание серы. У Советского Союза не было технологий, чтобы воспользоваться этим. Казахстан искал западные инвестиции. Американская компания Chevron изучала эту возможность, и по завершении переговоров Chevron стал первым крупным иностранным инвестором на территории бывшего Советского Союза, получившим право на разработку месторождения Тенгиз на суше недалеко от Каспийского моря в Атырау.

Поэтому эти два приоритета были очень важными, значительными, стратегическими вопросами с самого начала, и в обоих случаях сотрудничество между США и Казахстаном было действительно превосходным.

Читайте еще: «Вопросы демократии и прав человека не станут главными»

Азаттык: Если бы я мог вернуться к ядерной проблеме и если бы я мог немного перемотать события вперед до недавней ситуации на Корейском полуострове, то насколько важно решение Казахстана разоружиться в ретроспективе?

УильямКортни: В ретроспективе, конечно, Казахстан, Украина и Беларусь — все отказались от своего стратегического ядерного оружия, поэтому все они действительно стали образцовыми участниками глобального процесса нераспространения. Это принесло пользу для укрепления глобального консенсуса в отношении того, что нераспространение является важной стратегической целью. Поэтому я бы сказал, что это решение имело некоторый полезный эффект в отношении ситуации в Северной Корее и Иране в плане укрепления международного консенсуса в отношении противодействия распространению ядерного оружия. Оно не оказало особого влияния на эти два случая, но было частью более широкого развития международного консенсуса.

Азаттык: Справедливо ли будет говорить, что у США уникальные торговые отношения с Казахстаном, — безусловно, если сравнивать их с торговыми связями с другими странами Центральной Азии?

УильямКортни: Давайте разделять торговлю и инвестиции. Таким образом, нефтяные проекты — действительно инвестиционные проекты. Есть два очень больших: проект Тенгиз, а другой — Кашаган, который находится в том же геологическом образовании, что и Тенгиз, но на шельфе. Его разработка была отложена, но сейчас производство идет. Он управляется крупным международным консорциумом, в том числе американской компанией ExxonMobil. Эта компания также участвует в проекте Тенгиз. Таким образом, эти два проекта на сегодняшний день являются доминирующими крупными инвестициями западных компаний в Центральной Азии. В Казахстане существует третий проект под названием «Карачаганак», он также важен. Если посмотреть на Центральную Азию, то большая часть западных инвестиций действительно приходится на Казахстан.

Есть и другие проекты. У General Electric есть локомотивный завод, недалеко от Астаны, есть и другие проекты, но энергетические проекты являются доминирующими.

Азаттык: Не могли бы вы рассказать о решении Казахстана отправить небольшое количество войск в Ирак?

УильямКортни: Военное сотрудничество США и Казахстана создавалось постепенно, чтобы стать довольно позитивным фактором. Казахстан в рамках своей общей стратегии нацелен играть не только региональную, но и глобальную активную роль в целом ряде областей. Одна из них, конечно, заключалась в участии в миротворчестве. Казахстан был первой страной на постсоветском пространстве, которая возглавила Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Казахстан возглавляет Организацию Исламская конференция. Президент Назарбаев предложил в начале 1990-х годов создать Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). В настоящее время более 25 стран участвуют в этой организации. Казахстан сыграл ключевую роль в Шанхайской организации сотрудничества и в какой-то момент предоставил исполнительного секретаря. Таким образом, Казахстан как часть своей стратегии рассматривал не только тесные отношения с соседями, но и поиск способов заинтересовать глобальное сообщество. Это помогает желанию Казахстана повысить уважение к своей независимости и суверенитету, а также помогает экономике, потому что Казахстан способен заинтересовать больше экономических партнеров, поскольку он имеет более тесные политические связи с более широким кругом стран.

Азаттык: Какую квалификацию представляет Казахстан для Совета Безопасности ООН?

УильямКортни: Казахстан на текущий двухлетний срок полномочий избран в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН. У Казахстана есть несколько сильных сторон. Во-первых, Казахстан относительно хорошо информирован об Афганистане и тонкостях политической, экономической жизни и безопасности. Во-вторых, Казахстан также относительно информирован об «Исламском государстве» и о деятельности группировки в Ираке и Сирии. Таким образом, в обоих случаях Казахстан может привнести дополнительные знания, если хотите и опыт, в решении обоих вопросов в Совете Безопасности ООН.

Казахстан, поскольку он был образцовым исполнителем в глобальной структуре нераспространения, способен обеспечить реальное лидерство в Совете Безопасности ООН в деле укрепления ядерного нераспространения. Например, его последний вклад в глобальную структуру нераспространения заключается в том, что в настоящее время он разместил у себя банк ядерного топлива Международного агентства по атомной энергии, МАГАТЭ. Банк обеспечивает последнее применение поставок низкообогащенного урана для ядерных энергетических реакторов в мире. Если страна не может купить уран на мировом рынке, у Казахстана есть банк ядерного топлива, который может обеспечить ураном, чтобы быть уверенным, что у страны может быть запас урана, который необходим для его ядерных энергетических реакторов.

Таким образом, за последнюю четверть века Казахстан внес большой вклад в нераспространение, что дает ему определенный моральный авторитет в Совете Безопасности ООН по этим вопросам.

Азаттык: Президенту Назарбаеву в этом году исполнится 78 лет. Каких соглашений он может достичь в Вашингтоне на встречах с президентом Трампом?

С самого начала Казахстан подчеркнул этническую толерантность, и это было важно, конечно, потому что вначале около 35 процентов страны составляли этнические славяне, и до сих пор значительное меньшинство Казахстана — это этнические славяне, но есть много других — от чеченцев до корейцев и другие. Но Казахстан был относительно открытым на международном уровне и относительно толерантным внутри страны, и это хорошая комбинация для укрепления политической стабильности в Казахстане.

УильямКортни: Я не могу строить догадки по конкретным соглашениям, но поскольку сотрудничество США с Казахстаном настолько близко, то, скорее всего, будет некоторый диалог по ряду областей, включая нераспространение, более широкие аспекты региональной безопасности, политической среды и развитие дальнейшего энергетического сотрудничества. Казахстан, вероятно, будет оставаться одним из десяти крупнейших производителей нефти в мире в течение нескольких лет, в значительной степени из-за Тенгиза и Кашагана. Таким образом, Соединенные Штаты также являются крупным производителем нефти и будут иметь стратегический интерес к поддержанию тесного диалога с Казахстаном по этим вопросам.

Азаттык: Что-нибудь еще хотите добавить?

УильямКортни: Люди часто спрашивают о будущем казахстанской действительности. Одной из сильных сторон Казахстана является то, что страна имеет умеренные традиции, если хотите, в экономической политике, политической политике, других сферах. И умеренность в политике Казахстана, вероятно, является хорошим знаком для будущего страны: какие бы изменения ни произошли в регионе и вокруг, можно рассчитывать на то, что Казахстан будет придерживаться умеренного, прагматичного подхода. Второй аспект — с самого начала Казахстан подчеркнул этническую толерантность, и это было важно, конечно, потому что вначале около 35 процентов страны составляли этнические славяне, и до сих пор значительное меньшинство Казахстана — это этнические славяне, но есть много других — от чеченцев до корейцев и другие. Но Казахстан был относительно открытым на международном уровне и относительно толерантным внутри страны, и это хорошая комбинация для укрепления политической стабильности в Казахстане.

Перевела с английского Анна Клевцова.

Ваше мнение

Показать комментарии

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG