Доступность ссылок

Срочные новости

«Очень тревожные сигналы». Что происходит с правами человека в Казахстане в период пандемии?


Полицейский у ворот административного здания, закрытого на карантин. Семей, 13 апреля 2020 года.

23 апреля международная правозащитная организация Human Rights Watch выпустила специальный отчет «Центральная Азия: уважение прав человека в период реагирования на COVID-19». В эксклюзивном интервью Азаттыку Хью Уильямсон, директор HRW по Европе и Центральной Азии, рассказал о том, что думает об арестах и задержаниях в период чрезвычайного положения в Казахстане, о принимаемом проекте закона о мирных собраниях и о том, как защитить права человека и гражданские свободы в текущей ситуации.

Азаттык: В условиях пандемии есть опасения, что некоторые страны могли воспользоваться чрезвычайным положением в собственных интересах. Что вы думаете о ситуации в Центральной Азии, в частности в Казахстане?

Хью Уильямсон: Безусловно, на данный момент на правительства возложена ответственность за охрану здоровья граждан, в частности за обеспечение защиты уязвимых групп населения, пожилых людей и других лиц. Учитывая столь трудные для них времена, нам следует отдать им должное за исключительные меры в попытке ограничить распространение вируса. Правительствам по всему миру приходится принимать сложные решения — не только в Центральной Азии, — например, связанные с введением карантина или изоляции, которые ограничивают возможности людей выходить на улицу, ограничивают права человека и так далее. Эти решения зачастую оправданны, потому что направлены на ограничение распространения вируса. В некоторых случаях, и в Центральной Азии, есть признаки того, что эти меры выходят за рамки целесообразных. Например, в том, что касается правил карантина, или изоляции, или ограничения свободы слова людей, если они хотят подвергнуть критике правительство. Это случилось в Центральной Азии, это имеет место и в Казахстане. Таким образом, есть некоторые доказательства того, что правительства в своих действиях заходят слишком далеко.

«Играть с огнем». Критиков власти задерживают во время карантина

«Играть с огнем». Критиков власти задерживают во время карантина
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:37 0:00

Азаттык: Что касается свободы слова, нам известны последние новости о задержаниях активистов, но что вы можете сказать о нарушении прав человека с точки зрения ограничений и карантина?

Хью Уильямсон: В Казахстане, по нашей информации, более пяти тысяч человек были обвинены в нарушении правил карантина. Это большая цифра. Кроме того, по сравнению с другими центральноазиатскими странами, правительство Казахстана очень решительно настроено применять законодательство для обвинения людей в нарушении правил карантина. Если, [например], вы выходите на улицу в неположенное время или передвигаетесь по неправильным маршрутам. Более 1 600 человек были отправлены в тюрьму за это. По мнению Human Rights Watch, согласно нашей юридической оценке, это несоразмерно. Людей не должны отправлять в тюрьму за нарушение карантина. И это очень распространено в Казахстане. Казахстану следует это прекратить. Они не должны отправлять людей в тюрьму, если для этого нет чрезвычайно веской причины. Одна из причин в том, в настоящее время это ответственность правительств — постараться ограничить пребывание людей в закрытых пространствах, как, например, в тюрьмах.

Казахстан, пожалуй, поступает странно, отправляя людей в тюрьму в такой момент в довольно большом количестве.

Это рекомендация Всемирной организации здравоохранения — разрешить заключенным покинуть тюрьму, разумеется, на контролируемых условиях, чтобы сократить их численность в заключении. Так что Казахстан, пожалуй, поступает странно, отправляя людей в тюрьму в такой момент в довольно большом количестве. И это вызывает серьезную озабоченность просто элементарно в связи с нарушениями карантинных мер.

Азаттык: Не могли бы вы вкратце рассказать о том, к каким выводам вы пришли в своем последнем докладе о COVID-19 и Центральной Азии?

Хью Уильямсон: Правительство предприняло несколько важных шагов, я уже упомянул некоторые из них. Я хотел бы добавить еще один — это шаг по поддержке в Казахстане людей с низкими доходами, которые потеряли свои рабочие места, которые переживают экономические трудности в стране, — правительство ввело довольно важную схему экстренной финансовой помощи населению, и ею в Казахстане воспользовались уже несколько миллионов людей. С другой стороны, мы наблюдаем аресты политических активистов, которые вы упомянули. Это очень тревожный сигнал. Это люди, которых, по существу, арестовали за свободу слова в высказывании мнений, комментирующих, критикующих аспекты действий правительства в данной ситуации. Эти люди не должны быть в тюрьме. Им должно быть разрешено высказываться. Свобода слова должна почитаться так, как это прописано в Конституции Казахстана.

Изоляции были подвергнуты целые жилые дома в нескольких городах. Это также является нарушением прав человека для людей, живущих в этих домах.

Также по радикальным мерам, принятым правительством Казахстана по изолированию ряда зданий из-за опасений, что там были случаи заражения COVID-19, такой изоляции были подвергнуты целые жилые дома в нескольких городах. Это также является нарушением прав человека для людей, живущих в этих домах. Правительство должно предпринимать более соразмерные шаги, пытаясь контролировать распространение вируса. В Казахстане были судебные преследования за распространение ложной информации — так называемой ложной информации, — которые вызывают беспокойство, потому что в это время для людей важно обладать свободой слова.

Азаттык: Во время нынешнего чрезвычайного положения в казахстанском парламенте продолжается процесс принятия широко обсуждаемого закона о свободе собраний. Сегодня парламент также рассматривает законопроект о политических партиях. Какова ваша оценка такого шага? Это законно?

Мы были разочарованы тем, что новое законодательство всё еще устанавливает очень много ограничений на формы проведения демонстраций.

Хью Уильямсон: Это хороший вопрос. HRW критически относится к новому законопроекту о свободе собраний. Мы были критически настроены в течение некоторого времени. У Казахстана плохая репутация в сфере свободы собраний. К сожалению, на протяжении многих лет в стране невозможно свободно и открыто протестовать на улицах. Правительство пытается пересмотреть этот закон. Мы приветствовали высказывания президента в прошлом году о том, что будет принято новое законодательство, допускающее бо́льшую свободу собраний и были разочарованы тем, что оно всё еще устанавливает очень много ограничений на формы проведения демонстраций, способы их регистрации и другие аспекты. Мы считаем проблемным и то, что этот закон обсуждается в парламенте столь поспешно и, возможно, непрозрачно.

Мы держим связь с группами гражданского общества Казахстана, которым не была предоставлена возможность прокомментировать законопроект или дать свои рекомендации по нему так, как им это было обещано. Были обещания и обязательства дать гражданскому обществу возможность работать над проектом — это оказалось невозможно из-за пандемии. Поэтому мы хотели бы призвать правительство Казахстана дать больше времени, возможность гражданскому обществу высказать свои замечания — возможно, отложить дискуссии до окончания пандемии или, по крайней мере, создать оптимальные возможности, чтобы гражданское общество могло внести свою лепту. Законодательство должно соответствовать международным обязательствам Казахстана в области прав человека. На данный момент оно, к сожалению, им не соответствует.

Азаттык: Есть ли страны, которые лучше других соблюдают баланс между правами своих граждан и необходимостью защиты здоровья населения? В чем верны их действия?

Хью Уильямсон: Human Rights Watch на самом деле не сравнивает страны по рейтинговым спискам, но такие страны есть. Так, например, страны Европы... В Германии, например, свобода собраний, свобода выражения мнений - каверзный вопрос. На прошлой неделе некоторые граждане хотели провести акцию протеста в центральной части Германии, в городе недалеко от Франкфурта. Местные власти не позволили им этого сделать, утверждая, что на улице соберется слишком много народу. Эти протестующие обратились в суд с иском, и, в конце концов, дело было направлено в Конституционный суд — высший суд страны, который постановил, что право на протест должно быть им предоставлено, если они обеспечат защиту своего здоровья: небольшая численность, протестующие должны стоять дальше друг от друга и так далее. И этот протест состоялся. Таким образом, есть способы того, как государство может найти пути обеспечения права человека.

Аналогичным образом в других странах чрезвычайное положение регулярно пересматривается. Я думаю, что это относится и к Казахстану. Но должны быть сдержки и противовесы. Парламент должен играть важную роль в обеспечении того, чтобы принимаемые решительные меры для ограничения перемещения людей демократически обсуждали и принимали на регулярной основе. Это происходит во многих странах мира, и необходимо, чтобы в Казахстане это также происходило регулярно.

Азаттык: Известны ли случаи того, как объявленное чрезвычайное положение по окончании кризиса предоставляло авторитарным государствам доступ к бо́льшим полномочиям ?

Хью Уильямсон: Это хороший вопрос. Например, в России есть примеры того, как правительство принимает законы о чрезвычайном положении, а затем эти законы остаются в силе и в действии. Аналогичным образом в других странах Центральной Азии, в Узбекистане после [завершения действия] законов о чрезвычайном положении некоторые элементы этих законов были интегрированы в национальное законодательство. Разумеется, гражданам следует проявлять осторожность и задавать вопросы правительству о том, будут ли сохранены чрезвычайные полномочия в будущем. И гражданскому обществу, и политикам надлежит следить за тем, чтобы все они были отменены после того, как кризис закончится, и всё придёт в норму. В Венгрии правительство передало [себе] чрезвычайные полномочия, не позволив при этом парламенту продолжить на законном основании их пересматривать. Мы очень обеспокоены тем, что венгерское правительство использует обстоятельства для присвоения себе большей власти на длительный срок. Так что во всем мире есть правительства, которые так поступают, и где правозащитники и другие должны выступить против этого.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан во время речи по случаю 30-летия румынской революции.
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан во время речи по случаю 30-летия румынской революции.

Азаттык: Какие наиболее распространенные нарушения, связанные с пандемией и чрезвычайным положением, вы наблюдаете в настоящее время?

Хью Уильямсон: Они разные. Проблема тюремного заключения — актуальный вопрос. Во многих странах существует ограничение свободы слова и законодательство, запрещающее распространение ложной информации, о чем я упоминал. Приоритет внимания к пожилым людям, необходимость защиты прав людей старшего возраста важны, потому что они особенно уязвимы. Также защита стариков в домах престарелых, пансионатах для пожилых людей, обеспечение их средствами индивидуальной защиты — стандартная проблема для правительств во всем мире. Также важно уважение права детей на образование. Дети, как правило, менее уязвимы к вирусу, но страдают из-за того, что их обучение прервано, как это происходит в Казахстане и других местах. Таким образом, правительства должны позаботиться о том, чтобы у всех детей был доступ к образованию во время пандемии и чтобы она не сказалась, в частности, на более бедных детях, получающих меньше обучения, чем, например, более обеспеченные дети.

Азаттык: Какие усилия, по вашему мнению, могут предпринять люди для сохранения свободы слова и доступа к информации во время пандемии?

Люди должны иметь возможность выражать себя другими способами, через Интернет, социальные сети.

Хью Уильямсон: Лучший способ для них — продолжать использовать это право, а казахстанским властям уважать их право на свободу выражения мнений. Это время, когда передвижение, физическое перемещение затруднено. Следовательно, люди должны иметь возможность выражать себя другими способами, через Интернет, социальные сети. И власти должны это уважать. Люди должны иметь возможность делиться своими проблемами, своими заботами, надеждами и страхами. А правительству нужно это принять. Кроме того, правительство должно выполнить свое обязательство делиться информацией о вирусе, его распространении, количестве заболевших, погибших. Это самое простое требование к правительствам — быть прозрачными.

Азаттык: Кто проводит черту, которая отделяет необходимые ограничения для защиты общественного здоровья от неприемлемого нарушения [прав]? Какие инструменты имеет общественность для предотвращения последнего?

Хью Уильямсон: Эту черту проводит глобальное гражданское общество, международные стандарты в области прав человека, которые Казахстан, например, принял в прошлом. Это в руках правительств, в том числе и Казахстана, создать такие условия, чтобы эта черта проводилась там, где нужно. Это еще и задача граждан - требовать свободы слова, свободы протеста. Если они выполняют свою обязанность по защите других лиц, не выходя на улицу, соблюдая карантин, они в праве ожидать того же от правительства: гарантии, что линия [между необходимыми ограничениями и необоснованным вторжением в их права] проходит в правильном месте.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG