Доступность ссылок

Срочные новости:

«Ритуал приматов». Как в России граждане извиняются перед властью


Видео с губернатором Ведерниковым на вечеринке в псковском клубе

Спасаясь от оскорблений со стороны избирателей, власть пользуется не только уголовными и административными статьями, но и современными медиатехнологиями: в отделениях полиции россиян заставляют извиняться на камеру. Раньше это практиковали только в Чечне, но некогда эксклюзивное ноу-хау Рамзана Кадырова пошло в массы и применяется теперь и на северо-западе России, в частности в Пскове, выяснила корреспондент «​Север.Реалии»​.

Виктор «Тошич» Агафонов
Виктор «Тошич» Агафонов

Виктору Агафонову из Пскова 27 лет, из них 10 он занимается электронной музыкой. Начинал диджеем, сейчас приобрел аппаратуру и сам пишет электронную музыку (псевдоним — Виктор Тошич). В ноябре 2019 года Виктор организовал творческое объединение «Псковское техно», договорившись с несколькими площадками в городе. На вечеринках совмещались танцы и выставки фотографий, скульптур и картин — творчество местной молодежи. В 2020 году, когда грянула пандемия, «Псковское техно» смогло остаться в офлайне.

— Мы провели более десяти вечеринок с момента начала карантина, — признаётся Агафонов. — И на свежем воздухе, и в других локациях, к которым люди получали доступ только при оплате. Информацию о том, где будет вечеринка, нельзя было найти в открытых источниках. Но в 2021 году я все-таки проморгал двух сотрудников полиции — они купили билеты и узнали, где мы собираемся. Контроль получился не тотальным.

Вечеринка объединения «Псковское техно»
Вечеринка объединения «Псковское техно»

На техно-вечеринку 17 апреля, когда восемь человек танцевали на арендованных 50 квадратных метрах завода «ЗЭТО» и еще 20 бродили по производственной территории, ворвались СОБР и полицейские.

— СОБР двоих человек сразу лицом к стенке, музыку остановили. Я в этот момент тоже был у входа, наблюдал: влетает спецназ в масках, с собаками, камерами, — вспоминает участник вечеринки Александр Захаров.

Набежала оперативников целая толпа, и начали распределять всех по двум углам.

Экипированные спецназовцы в начале даже не стали объяснять, что происходит.

— В касках, в броне, с оружием, собровцы практически не разговаривали ни с кем, — уточняет Агафонов. — Набежала оперативников целая толпа, и начали распределять всех по углам. И пустили овчарку. Собака начала обнюхивать всё на предмет наркотиков. А старый, седой оперативник ходил и всматривался всем в глаза, думал, что у нас кто-то под наркотиками. «Кто еще с нами поедет на Чудскую в наркологический диспансер? Может, ты хочешь?!» — ко всем с таким вопросом подходил. Ребята на панику не поддавались, смеялись.

Вечеринка объединения «Псковское техно».
Вечеринка объединения «Псковское техно».

Двух диджеев увезли в диспансер на освидетельствование (анализы оказались чистыми). На оставшихся начали составлять протоколы за нарушение санитарных норм.

— Бедная собака потом еще несколько часов, пока всех оформляли, сидела в машине и выла. Три смены машин сменилось, потому что у них не хватало протоколов. Когда я сидел в машине — меня под самый конец пускали, — полицейский ругался сильно: «У меня поножовщина, два вызова горят по моему району. А я тут сижу с вами, фигней какой-то занимаюсь», — рассказывает Виктор.

Во время этой долгой и нервной процедуры в телеграм-канале «Псковского техно» появилась запись, где автор грубо обозвал полицейских и предложил им с «вашим Ведерниковым» заняться оральным сексом. Кто автор — точно сказать нельзя, доступ к администрированию есть у нескольких человек. На следующий день запись из канала исчезла.

«ЕСТЬ ТАКАЯ ОПЦИЯ»

На гостей вечеринки составили 28 протоколов, большинство в суде получило штраф в 1000 рублей, в том числе и Агафонов. А 22 апреля за ним приехали двое в штатском и отвезли «в какой-то странный пункт для участковых, где ни таблички, ничего нет». Телефон на входе попросили сдать.

«Может быть, если ты честно признаешься, он тебя простит».

— Завели в кабинет и тут же начали на меня орать очень сильно, что я обзываюсь на власть (имели в виду ту запись в телеграм-канале), замахиваться на меня. Начали требовать пароль от телефона, выпытывать, где я работаю, чем занимаюсь. Кричали: «Думаешь, мы ничего не знаем, кто этот канал ведет, кто эти вечеринки организовывает?» Потом говорят, что надо писать признание, что канал мой, иначе не отстанут. «Может быть, если ты честно признаешься, он тебя простит», — говорят. Спрашиваю: «Кто он?» — «Неужели ты не понимаешь?!» Потом пошла игра в добрых полицейских: «Давай покурим, ты же понимаешь, мы тоже обиделись, мы же сотрудники», — вспоминает Виктор Агафонов.

Затем его перевезли в отдел применения административного законодательства, там уже, с его слов, составили протокол с признанием вины.

— Было написано, когда я создал этот канал, сколько на нем было человек, типа я раскаиваюсь в своем поступке и так далее. Я сильно жалею, что всё это подписал. Но я впервые попал в такую ситуацию, ошарашен был, неопытен совсем. Боялся всех подставить. И тут полицейский говорит: «Есть такая опция — видеоизвинение можно записать». Я засмеялся чуть ли не в открытую. А сотрудник продолжает: «Он смотрит и решает — прощать тебя или нет». — «Кто он?» — не понимаю. Полицейский в ответ показывает пример: видео какого-то парня, которого снимают в машине. Он извиняется, что оскорбил губернатора и Путина, — вспоминает Агафонов.

Пришлось взять на себя вину, чтобы побыстрее отстали от остальных.

Сначала он сказал, что не будет так делать, но через несколько минут передумал.

— Полицейские оказывали на меня давление — говорили, что не отстанут, что будут приходить на каждую вечеринку, что передадут в налоговую, что я официально безработный и не плачу налоги, что будут регулярно проверять всех наших на наркотики — возить писать в банку. Пришлось взять на себя вину, чтобы побыстрее отстали от остальных: на видео сказал, что сожалею о своем поступке, что вел себя некрасиво, — объясняет музыкант.

Извинения на видео не помогли. Сначала «Псковское техно» выселили из помещения на заводе. По словам Агафонова, «якобы был личный звонок Ведерникова с требованием нас выгнать», а буквально на днях Агафонова вызвали прокуратуру и объявили о возбуждении административного дела за оскорбление (часть 2 статьи 5.61 КоАП). Это еще один штраф, уже 10 тысяч рублей.

Агафонов за пультом
Агафонов за пультом

Неприятности заработал и псковский клуб «Тир», который решил поддержать коллег-музыкантов. В один из вечеров через проектор вывели на стену зацикленное видео с крутящимся губернатором Ведерниковым. Прикол публике понравился, запись выложили во «ВКонтакте» и в Instagram. Буквально через день в «Тир» пришла полиция в штатском и оштрафовала барменов за приспущенные маски.

Может, это было совпадением, но теперь мы решили пока так не делать больше, не ворошить это гнездо.

— Сначала штрафовали барменов и официантов, потом прилетело и клубу как юрлицу. Очень часто стали заходить люди в гражданском и проверяли сотрудников «Тира». Это были сотрудники МВД. Длилось неделю, сейчас поутихло. Может, это было совпадением, но теперь мы решили пока так не делать больше, не ворошить это гнездо. Ведь до фотографии проверок не было, — рассказывает сотрудник клуба Виталий Авдеев (имя изменено по просьбе собеседника).

ИМПОРТ НЕЗАКОННЫХ ПРАКТИК

Губернатор Михаил Ведерников с декабря 2012 года по февраль 2017 года работал в должности заместителя полномочного представителя президента России в Северо-Кавказском федеральном округе. Оттуда он, видимо, и привез на землю Псковской вечевой республики практику публичных извинений, предполагает Александр Захаров.

Я сомневаюсь, что псковичам понравятся эти карикатурные попытки копировать кавказские методы здесь, в Пскове.

— Я думаю, что у любого нормального человека подобная практика может вызывать только возмущение, — говорит он. — Всем же понятно, что подобные «извинения» делаются не добровольно. Тогда для кого эти ролики? Показать власть своему ближнему кругу, самоутвердиться? То есть это такой ритуал приматов. Складывается впечатление, что по приказу губернатора сотрудники полиции участвуют в целой спецоперации, чтобы записать видосик. Я сомневаюсь, что псковичам понравятся эти карикатурные попытки копировать кавказские методы здесь, в Пскове. Они не хотят публичить истории, связанные с оскорблением губернатора, потому что это имиджевые потери, поэтому нет уголовных дел по статье 319 УК РФ. Думаю, просчитали, что это вызовет негативную реакцию: обиженные чиновники против обычных людей — плохая для выборов история. Но наказывают штрафами и видео.

Александр Захаров
Александр Захаров

Муниципальный депутат Николай Кузьмин говорит, что ему не нравится «силовой стиль работы» губернатора.

— Мне непонятен способ решения проблем в стиле чеченского «извинись!». Возможно, это какие-то комплексы. Считаю, что любая критика губернатора возникает не на пустом месте, лучше попытаться её трезво оценить и принять к сведению, а не натравливать своих силовиков для получения неискренних извинений под угрозой административного (а может быть, даже и уголовного) преследования. Сильный руководитель в ответ на любую критику (за исключением откровенно оскорбительной) способен объяснить свою точку зрения и не бояться выйти в народ или даже позвать к себе на разговор оппонента, — считает Кузьмин.

Теперь эта позорная практика начала давать метастазы по нашей стране.

— Могу только констатировать импорт юридически незаконных практик, — комментирует псковский правозащитник, член «Группы помощи задержанным», координатор движения «Голос» в Псковской области Владимир Жилинский. — Раньше нам было известно только об одном регионе, где любой конфликт заканчивался выбиванием извинений перед главой этой республики, но теперь эта позорная практика начала давать метастазы по нашей стране. Это, несомненно, тревожно. У каждого есть право обращаться в суд в связи с оскорблением, и это несомненно признак цивилизованного общества. Но в данных случаях более значительным фактом, на мой взгляд, являются действия полиции, очень похожие на состав статьи 117 УК РФ («Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями»).

В пресс-службе УМВД России по Псковской области не смогли оперативно ответить на вопрос, почему сотрудники полиции предлагают псковичам извиняться на камеру перед губернатором региона. «Это очень интересная информация, подготовьте официальный запрос, и мы с удовольствием вам прокомментируем», — сказал официальный представитель ведомства Алексей Баранов. В управлении информационной политики администрации региона также попросили выслать письменный запрос. Корреспондент «Север.Реалии» запросы направил, ответов пока нет.

«ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ У ВСЕХ»

Практика публичных извинений на видео зародилась в Чечне. Жители республики извинялись на видео за передачу родственниками во Францию справки об избиениях чеченскими силовиками, признания в гомосексуальности, за сюжеты компьютерных игр, оказание магических услуг, за слезы на свадьбе сестры, приход на свадьбу к племяннице, оскорбления футбольных судей, поступки детей и критику социальной политики в регионе.

Одним из самых прогремевших случаев на Северном Кавказе стало извинение в эфире телеканала «Грозный» Хутмат Довлетмирзаевой, матери погибшей чеченки Мадины Умаевой. Хутмат считала дочь жертвой семейного насилия. Местные жители в мессенджерах пересказывали трагедию, обвиняя в смерти Мадины ее мужа: якобы он до смерти избил жену за то, что она потратила девять тысяч рублей из детского пособия на телевизор, вызвав этим недовольство свекрови. Хутмат Довлетмирзаева извинилась за слова о насильственной смерти дочери на собрании с участием главы Чечни Рамзана Кадырова. «Я прошу прощения, что послушала всякие сплетни, прошу прощения у падишаха», — произнесла она на камеру.

Прощу прощения у всех, кто с этим связан — у госслужащих, у полицейских — у всех, кто с этим связан и не связан. И больше такого сто процентов не повторится.

В российских отделениях полиции и Следственного комитета граждане начали массово извиняться на камеру после январских протестов в поддержку политика Алексея Навального. Одним из первых перед следователями извинился 18-летний тиктокер Константин Лакеев (он же Костя Киевский). По версии следствия, он на митинге в Москве «начал обкидывать снегом и несколько раз пнул» автомобиль ФСБ со спецномерами и мигалкой. «Прощу прощения у всех, кто с этим связан — у госслужащих, у полицейских — у всех, кто с этим связан и не связан. И больше такого сто процентов не повторится», — на камеру сказал блогер, но от ареста это его не спасло. Лакеев до сих пор в СИЗО «Матросская тишина». Его обвиняют в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК) и умышленной порче чужого имущества (часть 2 статьи 167 УК).

Просили прощения после январских акций жители разных регионов России: 37-летний IT-специалист из Петербурга Николай Девятый, 36-летний бизнесмен из Москвы Тимур Салихов, 35-летняя москвичка Ольга Бендас, 23-летний красноярец Виталий Бердников, неназванный 14-летний подросток, чьи извинения показали в эфире телеканала «Россия-24», 33-летний житель Краснодара Владимир Егоров.

Екатерина Беляева
Екатерина Беляева

В Пскове извинялась 32-летняя Екатерина Беляева. После январских акций протеста она положила пакет с грязным бельем и запиской «Постирать до завтра» у здания ФСБ и, проезжая на машине, нецензурно выругалась на полицейских, назвав их «копами». Оба ролика она выложила в тик-ток. Просуществовали они там недолго: в феврале Беляеву выловили полицейские и привлекали к ответственности за оскорбление власти. Помимо протоколов, ее убедили записать видео с извинением, пообещав, что оно поможет избежать уголовного дела и будет храниться только в архивах МВД. Обманули по всем пунктам: за оскорбление «копов», в которых правоохранители с помощью лингвиста опознали себя, псковичке выписали штраф в 30 тысяч рублей, пусть и административный, а видеоролик был выложен в популярных местных пабликах во «ВКонтакте».

В марте штраф в 3000 рублей получил Павел Агафонов из города Пыталово в Псковской области за то, что отправил в интернет-приёмную обращение с оскорблением губернатора Михаила Ведерникова (запись не видел никто, кроме админов сайта). Извинялся ли Агафонов на видео, неизвестно.

Большинству извинившихся покаянные видео не помогают скостить срок, а следователи и полицейские используют ролики для пропаганды. Более того, «оправдания в отделении полиции» МВД использует как угрозу, чтобы отговорить от выхода на улицу потенциальных участников акций протеста, как это было в Москве накануне акции 31 января.

Мем из поста московского УМВД в «Твиттере» накануне акции 31 января
Мем из поста московского УМВД в «Твиттере» накануне акции 31 января

«С ЭТИМИ ТАМАМИ ШУТИТЬ НЕ НАДО»

Юрист «ОВД-Инфо» Денис Шедов говорит, что в прошлом году россияне просили прощения на камеру не только за политические акции, но и когда их привлекали за якобы фейковые публикации о коронавирусе.

— К 2021-му это стало частой практикой. Думаю, такие публичные извинения скорее пиар-история, нежели юридическая. В чувствительных для власти ситуациях сотрудники силовых структур хотят направить обществу месседж, что с этими темами шутить не надо и что здесь помимо правовых средств воздействия будут применяться подобные унижающие человеческое достоинство методы, — полагает Шедов.

Впрочем, собой юридической силы у таких покаянных роликов нет, как нет и необходимости их записывать для суда и следствия.

— Если речь идет об административном правонарушении, то там стандарты доказывания довольно низки. Силовикам незачем так сильно заморачиваться и видеоизвинениями фиксировать признание вины. Практика показывает, что достаточно рапорта полицейского и протокола, а показания привлекаемого лица суд расценивает как стратегию избегания наказания, — говорит Шедов.

Доказать факт психологического воздействия на человека непросто, особенно в ситуации диспропорции власти.

По его мнению, привлечь силовиков к ответственности теоретически возможно: если сотрудник органов получает такой ролик, используя свои должностное положение и авторитет, то здесь можно усмотреть признаки превышения должностных полномочий и нарушения конституционного права на выражение мнения. Шедов рассказывает, что его коллеги из «Правовой инициативы» обжаловали отказ в возбуждении уголовного дела по следам одного из кавказских извинений в российских судах, получили отказ, и сейчас документы находятся в ЕСПЧ.

— Возможно, после решения ЕСПЧ российским властям придется его комментировать и в нашей правовой системе появится инструмент, чтобы противостоять такому принуждению к извинению, — надеется Шедов. — Но доказать факт психологического воздействия на человека непросто, особенно когда у него в ситуации диспропорции власти нет возможности записать происходящее на диктофон или на видео. Однако показания человека — уже доказательство.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG