Доступность ссылок

Срочные новости

Дочь Натальи Уласик продолжает борьбу за её освобождение


Гражданский активист из Жезказгана Наталья Уласик проводит акцию протеста в центре Астаны. Архивное фото.

Дочь гражданской активистки Натальи Уласик из Жезказгана, принудительно помещённой в психиатрическую лечебницу, готовит жалобу в Верховный суд. Апелляционный суд отказался освободить Наталью Уласик, которая оказалась за решёткой после своей активности в соцсетях.

Жезказган — это небольшой, но многонациональный город в Центральном Казахстане, в котором сегодня проживает свыше 91 тысячи человек. На территории Жезказгана находятся огромные залежи медной руды. Однако, несмотря на имеющиеся природные богатства, как говорят некоторые жители, уровень жизни в этом небольшом городе едва доходит до среднего. Наталья Уласик переехала в Жезказган из Талдыкорганской области, будучи студенткой, здесь же вышла замуж и около 30 лет проработала воспитателем в детском саду.

В 2009 году Уласик рассталась со своим гражданским мужем, с которым у нее долгие годы был правовой конфликт, который был вынесен ею в социальные сети. Бывший гражданский муж в этом году подал на Уласик в суд за «клевету» и «оскорбление», в результате чего Уласик была под конвоем направлена в психиатрическую лечебницу. Правозащитники беспокоятся, что здесь имеет место традиция «карательной психиатрии» советского типа.

Автомобили на парковке рядом с обогатительной фабрикой в Жезказгане. Ноябрь 2013 года.
Автомобили на парковке рядом с обогатительной фабрикой в Жезказгане. Ноябрь 2013 года.

БОЛЬНИЦА ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Республиканская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением в поселке Актас Алматинской области — известная в стране лечебница, которую в 1972 году построили заключенные и в которой находятся изолированные от общества пациенты из числа убийц, насильников, людоедов. Как указывается в доступных источниках, учреждение рассчитано более чем на 800 пациентов. Лечебница находится за высоким железобетонным забором и колючей проволокой. Есть наружная охрана и внутренние посты. Это учреждение для лиц, признанных судом невменяемыми и, соответственно, не отвечавшими за свои действия в момент совершения ими преступления. Им назначили принудительные меры медицинского характера, направив в закрытую психиатрическую лечебницу в связи с их общественной опасностью. Такую меру принудительного лечения суд принял и в отношении 62-летней пенсионерки и гражданской активистки Натальи Уласик.

В последнее время пенсионерка Наталья Уласик проживала у себя в квартире в Жезказгане вместе со своим 34-летним сыном, который является инвалидом с детства: у него ДЦП и он нуждается в постоянном уходе. Все эти годы, говорит дочь Юлия, за взрослым сыном присматривала мать. Теперь же, когда Наталью Уласик поместили в психбольницу, все эти обязанности легли на плечи дочери Юлии, проживающей тоже в городе Жезказгане, но в отдельной квартире. Оставлять одного надолго, говорит Юлия, брата нельзя, поэтому теперь ей приходится разрываться между двумя квартирами, работой и хождением по различным инстанциям: хочет добиться, чтобы ее мать хотя бы перевели в другую лечебницу, с менее строгими условиями содержания и поближе к дому, чтобы была возможность ее навещать вообще, в поселок Актас в Алматинской области Юлия еще не ездила.

Она отказывалась ехать в Алматы, но ее насильно увезли туда под конвоем, и там признали невменяемой, назвав ее особо опасной.

По словам Юлии, ее мать судилась с бывшим гражданским мужем несколько лет. В 2010 году Наталья Уласик уже проходила экспертизу и была признана вменяемой. В этот раз комиссия признала ее «особо опасной и невменяемой».

— Это сплошное нарушение прав человека было. Очень тяжело бороться. Такое ощущение, что всё было заранее сделано. Она до этого писала гневные публикации о власти в социальной сети. И я считаю, что именно это повлияло, потому что по закону по частной жалобе ей до двух лет условно грозило либо штраф, ее не должны были так таскать, отправлять в психбольницу. Она отказывалась ехать в Алматы, но ее насильно увезли туда под конвоем, и там признали невменяемой, назвав ее особо опасной, — говорит Азаттыку дочь Юлия, законный представитель Натальи Уласик.

Вот уже несколько месяцев Наталья Уласик находится в неволе: какое-то время ее держали в следственном изоляторе, а с октября этого года пенсионерку принудительно поместили в психиатрическую лечебницу в поселке Актас.

— И хотя у мамы еще шел адаптационный период, а апелляционный суд еще не начался, ее уже пичкали всякими таблетками, от которых ей было плохо, двоилось в глазах, голова сильно болела, кружилась. Потом, когда она стала жаловаться на плохое самочувствие, ей снизили дозу. К тому же мама гипертоник, ее мучает давление. Мама сообщила мне по телефону, что ежедневно ее заставляют проходить многочисленные тесты, отвечать на разные вопросы. И психолог ей сказала, что она нормальная женщина, — рассказывает Юлия.

Наталья Уласик на даче. Лето 2016 года. Город Жезказган Карагандинской области. Фото из семейного архива Натальи Уласик.
Наталья Уласик на даче. Лето 2016 года. Город Жезказган Карагандинской области. Фото из семейного архива Натальи Уласик.

Со слов Юлии, в данный момент она имеет возможность поддерживать связь с матерью лишь по телефону: в определенные дни Наталье Уласик разрешается звонить родственникам. С недавнего времени стали разрешать и редкие свидания длительностью 15 минут. Но дочери и сыну Натальи Уласик пока не удалось увидеться с матерью. Юлия объясняет это тем, что они с братом живут в Жезказгане, а лечебница находится в другой области. К тому же Юля работает и ей приходится ежедневно присматривать за братом-инвалидом, который нуждается в постоянной опеке и уходе. Свою мать Юлия видела лишь в октябре, когда был суд в Жезказгане.

Посылки Юлия отправляет матери регулярно. В ноябре Наталью Уласик навестил в лечебнице представитель Казахстанского бюро по правам человека. В одном из разговоров Наталья Уласик сообщила дочери, что обеспокоена нахождением в одной палате вместе с особо опасными преступниками, некоторые из которых отправлены в психлечебницу за убийства.

СУДЕБНЫЙ МАРАФОН

В материалах дела утверждается, что Наталья Уласик «страдала и страдает хроническим бредовым расстройством». Вследствие чего она признана «невменяемой» в отношении инкриминируемого ей деяния, якобы «представляет повышенную общественную опасность». В октябре 2016 года постановлением Жезказганского городского суда Наталья Уласик освобождена от уголовной ответственности по статьям частного обвинения со стороны бывшего гражданского мужа. Но к ней применены меры медицинского характера: принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа, что в поселке Актас Талгарского района Алматинской области.

Стороной защиты была подана частная жалоба, дочь Натальи Уласик просила отменить данное постановление суда, считая его незаконным, а выводы суда о необходимости применения мер медицинского характера с принудительным лечением в психиатрическом стационаре специализированного типа — ошибочными. Сторона защиты затронула вопрос и о том, почему исключается возможность применения лечения в иных медицинских учреждениях? Ведущий казахстанский правозащитник Евгений Жовтис высказывал в социальных сетях мнение о том, что в случае с Уласик, возможно, имеет место «карательная психиатрия».

Эксперт, врач-психиатр высшей категории директор общественного фонда «Врачи против наркотиков» Сергей Молчанов в разговоре с репортером Азаттыка говорит, что в ситуации с Натальей Уласик он занимает нейтральную позицию. Сам он с ней лично не разговаривал, но видел ее выступления в социальных сетях и общался с людьми, которые знают Уласик.

Я считаю, что человек нуждается где-то в социальной поддержке, где-то, может быть, и в медицинской поддержке, но этот стационар — один из крайних и ненужных вариантов в данный момент.

— У меня сложилось мнение, что всё началось с неустроенной личной жизни, и пошло одно обрастать другим. Я считаю, что человек нуждается где-то в социальной поддержке, где-то, может быть, и в медицинской поддержке, но этот стационар — один из крайних и ненужных вариантов в данный момент. Вообще, конечно, всё зависит от врачей. Изучив ее состояние, они должны дать заключение: она в пограничном состоянии или у нее действительно эндогенное заболевание какое-то там психическое, или она здорова. Наши врачи диагноз иногда снимают. Как вы знаете, людоеду Джумагалиеву диагноз сняли. Поэтому всё зависит от врачей, если, конечно, на них не будет давления сверху. Я не утверждаю, что там кто-то давит или не давит, просто ситуация такая со всех сторон очень даже интересная, и тут неизвестно, что и как будет, — говорит Сергей Молчанов.

Казахстанскую психиатрию он называет «в основном карательной», где реабилитационные направления не развиты. Врач-психиатр Сергей Молчанов говорит, что, попадая в стационар, вести себя надо очень аккуратно, вежливо, держа себя в руках, потому что любое неадекватное проявление — посмеялся или поругался с другими пациентами — заносится в историю болезни.

В середине декабря суд апелляционной инстанции посчитал постановление Жезказганского суда в отношении Натальи Уласик законным и обоснованным, оставив это постановление без изменения, а жалобу представителя Натальи Уласик — без удовлетворения. Это постановление, как сказали в суде, «не подлежит пересмотру в кассационном порядке и вступает в законную силу». Сейчас Юлия Уласик готовит жалобу в Верховный суд, обратившись еще за помощью в Казахстанское бюро по правам человека.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG