Доступность ссылок

Срочные новости:

«Кармет», шинный завод и автомобили. Кто такой Андрей Лаврентьев и как он связан с властями


Андрей Лаврентьев. Фото с сайта Ассоциации казахстанского автобизнеса
Андрей Лаврентьев. Фото с сайта Ассоциации казахстанского автобизнеса

8 декабря стало известно, что новым инвестором Карагандинского металлургического комбината, которым с 1995 года управлял индийский инвестор Лакшми Миттал, стал казахстанский бизнесмен Андрей Лаврентьев. Кто он такой? Откуда у него деньги? И с кем он связан?

На пресс-конференции 8 декабря министр промышленности и строительства Казахстана Канат Шарлапаев сообщил, что акции металлургических предприятий «АрселорМиттал Темиртау» (Карагандинский металлургический комбинат) и трубного завода ArcelorMittal Tubular Products Aktau перешли государственному фонду прямых инвестиций Qazaqstan Investment Corporation. Министр озвучил и ближайшие планы, согласно которым акции двух заводов перейдут казахстанскому бизнесмену Андрею Лаврентьеву. И, возможно, не только ему, но и компании, акции которой частично принадлежат ему.

— По новому инвестору: группа компаний Allur, Андрей Лаврентьев. Они вступают в свои права владения буквально в ближайшие день-два, — сказал Шарлапаев.

Андрей Лаврентьев, как сообщил КазТАГ со ссылкой на «информированный источник», будет представлен компанией Qazaqstan Steel Group, единственным акционером которой сейчас является Лаврентьев. Компанию создали в октябре 2023 года.

Предприятия будут ребрендированы — Карагандинский металлургический комбинат, вероятно, получит название «Қармет». По словам министра, все расходы на реализацию сделки взял на себя инвестор — 286 млн долларов на покупку активов, погашение краткосрочных и долгосрочных займов перед материнской компанией ArcelorMittal в размере 700 млн долларов. Инвестор также обязался инвестировать в предприятия 3 млрд долларов в течение трёх лет.

О том, как выбирали инвестора и почему казахстанское правительство остановило свой выбор на компании, не имеющей опыта в металлургической промышленности, в правительстве объяснять не стали. Азаттык послал запросы в министерство, однако ещё не получил ответов.

ALLUR И АНДРЕЙ ЛАВРЕНТЬЕВ

Андрей Лаврентьев родился в 1979 году в Алма-Ате в семье инженера по техническим сооружениям и экономиста Государственного планового комитета Совета Министров СССР. Образование Андрей Лаврентьев получил в Высшей школе права в Алматы. Карьеру, согласно опубликованным данным, начал с работы в автоцентре. В 2003 году он вместе с двумя партнёрами открыл компанию по торговле автомобилями — её назвали Allur.

Партнёрами Лаврентьева, а после и родственниками стали Нурлан Адилов и Гафур Ихсан. Больше всех в СМИ известен именно Ихсан. Его называли «близким партнёром семьи экс-главы администрации президента Аслана Мусина» и бывшим мужем Айгуль Нуриевой — одной из богатейших казахстанок, управлявшей одним из фондов Нурсултана Назарбаева и, по некоторым данным, активами бывшего главы КНБ Карима Масимова.

В 2006 году Ихсан вместе с зятем на тот момент главы Агентства по делам госслужбы и ещё двумя людьми создал, как пишут, религиозный фонд «Фаджр».

В том же 2006 году Лаврентьев и Адилов вместе с компанией New Way Investment зарегистрировали ТОО «Allur Auto». Учредителем New Way Investment был Окаев Еркеблан Кабиевич, сын казахстанского экономиста Каби Окаева, он владел компанией до 2020 года.

Компания расширялась, обрастала связями. В 2012 году Allur Auto выкупила у россиян долю в заводе «СарыаркаАвтоПром». Сейчас это крупнейшее предприятие по сборке легковых автомобилей в Казахстане.

«СарыаркаАвтоПром» и выпускающий сельскохозяйственную технику «Агромашхолдинг», дистрибьюторская компания и дилерские центры входят в созданное в 2014 году акционерное общество «Группа Компаний Аллюр». Контрольным пакетом акций (51 процент) компании с 2019 года владеет правительство Китая (Комитет по контролю и управлению государственным имуществом Китайской Народной Республики) — до этого контрольный пакет акций принадлежал казахстанскому бизнесмену Юрию Цхаю. Лаврентьеву принадлежит 27,48 процента акций, Цхаю — 16,52 и АО «Банк Развития Казахстана» — пять процентов.

КОЛЛАБОРАЦИИ И САНКЦИИ

У Андрея Лаврентьева есть доля в «Костанайском тракторном заводе». Там же есть доля у российского «Петербургского тракторного завода» и государственного АО «СПК «Тобол». До 2019 года компания называлась СП «КазБел Лизинг» — планировалось, что это будет совместное казахстанско-белорусское предприятие, единственным акционером которого был Лаврентьев. Завод выпускает тракторы «Кировец».

В 2020 году Лаврентьев стал одним из акционеров узбекского «Узавтосаноат», выпускающего автомобили Chevrolet. Через два года бизнесмен объявил о сотрудничестве компании с Allur.

В 2021 году, как объявлялось, Лаврентьев построил Локализационный центр по производству компонентов для сельхозтехники. Сообщалось об открытии, но не о результатах.

Allur участвует и в строительстве завода по производству шин. В 2020 году сообщалось, что завод строит родственник Лаврентьева Алимханов Мухамед Талгатович через компанию QazTyreTech. Спустя два года завода всё ещё не было.

В 2022 году сообщили, что на запуск шинного завода из Нацфонда потратят 98 млрд тенге. Проект, как сообщалось, реализуют ТОО «Allur Tyres», ООО «УК «Татнефть-Нефтехим» и АО «СПК "Сарыарка"». Первая — лично Андрея Лаврентьева, вторая — российская государственная компания и третья — казахстанская государственная компания.

Антироссийские санкции строительству, насколько известно, не помешали — состав акцинеров завода, который назвали KamaTyresKZ, наоборот, пополнился российской компанией «ТатШина».

В последнем аудиторском отчёте АО «Группа компаний Аллюр» подчеркнуло, что оно продало «третьей стороне» один из дилерских центров — ООО «Allur KZ». Нынешних учредителей компании посмотреть невозможно. Также в отчёте отмечалось, что компания закрыла два российских дилерских центра «в связи с прекращением поставок автомобилей в данном направлении».

Между тем в адрес Андрея Лаврентьева звучат обвинения в том, что компания «Агромашхолдинг» способствует обходу антироссийских санкций. Речь идёт о тракторах Deutz-Fahr, которые, как и любую другую сельхозтехнику, запрещено экспортировать в Россию. С 2021–2022 годов эти тракторы собираются в Костанае и, по утверждению пользователей, продаются в России. В самой России между тем говорят, что в стране работает официальный дистрибьютор.

Сам Андрей Лаврентьев внезапно свалившийся на него актив не комментирует. По крайней мере, открытых заявлений на предмет того, как он собирается развивать комбинат и прекратить гибель шахтёров на производстве, не было. Эксперты сделку комментируют тоже весьма сдержанно: от «посмотрим, что будет», до «надеемся, что новый инвестор не будет наступать на те же грабли».

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG