Доступность ссылок

Срочные новости:

«Поезд, застрявший в Саксауле, и суматоха в Шу». Январские протесты в отдаленных селах


Два поезда, следовавшие по маршруту Мангистау — Алматы, остановились в селе Саксаул в ночь на 5 января и не смогли проехать дальше, так как впереди люди перекрыли железную дорогу. Сельчане, собравшиеся вначале на митинг, затем помогали пассажирам поездов с едой и лекарствами
Два поезда, следовавшие по маршруту Мангистау — Алматы, остановились в селе Саксаул в ночь на 5 января и не смогли проехать дальше, так как впереди люди перекрыли железную дорогу. Сельчане, собравшиеся вначале на митинг, затем помогали пассажирам поездов с едой и лекарствами

В Казахстане в начале января антиправительственные демонстрации проходили не только в крупных городах. Жители отдаленных районов и сёл тоже собирались, чтобы высказать свои претензии властям. Как и в городах, вначале сельчане поддерживали жанаозенцев, выступавших против роста цен на сжиженный газ, но постепенно протесты сместились в сторону местных проблем. Азаттык подготовил обзор событий в те дни в Туркестанской, Жамбылской и Кызылординской областях.

«ЗАЩИТА ШУ»

Как и во многих других регионах Казахстана, 4 января активисты в городе Шу Жамбылской области вышли поддержать жанаозенцев. По словам жителя Шу Акторе Комытова, люди вначале собирались на железнодорожном вокзале.

— Некоторые активисты были задержаны еще до начала митинга. Но когда нас стало больше 300 человек, прокурор пообещал, что отпустят тех и не будут задерживать других участников митинга. А на следующий день полиция без санкции суда обыскала мой дом, искали наркотики, — говорит 39-летний активист.

По словам Акторе, в Шу во время митингов погромов и хулиганства не было. Участники довели до местного акима социальные проблемы жителей. 5 января люди вновь вышли на митинги и здесь уже обсуждали, что «из Алматы идут грабители, и все должны защищать свои населенные пункты».

По словам другой жительницы города Шу — Алмагуль Сарсенбаевой (имя и фамилия изменены по ее просьбе. — Ред.), 5 января участники митинга прошли маршем в сторону поселка Толе-би, административного центра Шуского района.

— На главной дороге, ведущей в поселок Толе-би, было многолюдно. Некоторые люди выкрикивали лозунги, хотели сжечь офис партии «Нур Отан» и всё там уничтожить, но их остановили люди постарше, — говорит она.

По словам Алмагуль, сообщение о том, что «из Алматы идут грабители и жители сами должны защитить свои сёла», распространяли руководители госучреждений как указание сверху.

— Люди повязали на рукава белые ленты и вооружились кто чем мог. Потом они разделились на группы и контролировали дороги, ведущие в Шу. Так поступили жители всех сёл в округе. Удивительно, но нигде не было видно полиции. Позже мы заметили, что они закрыли отделение полиции изнутри и, выключив свет, держали оружие наготове. Они получили приказ охранять отделение полиции, — говорит она.

Алмагуль говорит, что среди жителей распространился слух, что «грабители разгромили Кордай и идут в сторону Шу». Некоторые позвонили родственникам в Кордае, и те им сказали, что они тоже готовятся «отразить нападение грабителей».

По словам Алмагуль, между вставшими на защиту добровольцами Шу и полицией произошел инцидент, который закончился перестрелкой.

— Полицейские сняли форму и патрулировали город в штатском и на личных автомобилях. В городе было много машин без номеров. Трудно было понять, кто есть кто. Одна из машин, в которой ехали полицейские, подъехала к месту, где стояли добровольцы, и они подумали, что это грабители с оружием, и решили скрыться, не остановившись. Добровольцы подумали, что это «грабители из Алматы», и погнались за ними. Настигли бежавших недалеко от полицейского участка и, вытащив их из машины, начали избивать. В этот момент сотрудники подразделения полиции открыли огонь и спасли своих товарищей. Сообщается, что два человека были госпитализированы. Я сама слышала выстрелы перед отделением полиции, многие в городе тоже их слышали, — говорит она.

Вопросы о событиях в Шу репортер Азаттыка задал заместителю акима Шуского района Ерболу Айманбетову. По его словам, 5 и 6 января в Шу на протесты вышло около 300 человек и между добровольцами и полицией действительно возникло «недоразумение».

— Около двух-трех часов ночи протестующие ворвались в здание партии «Нур Отан» в селе Толе-би, административном центре района, и подожгли актовый зал и два-три кабинета. Огонь потушили пожарные. Сотрудники полиции, приехавшие ночью из Тараза, действительно бежали в отделение полиции от добровольцев, которые стояли при въезде в Шу, потому что не знали, что это за вооруженные люди. Но никто не пострадал, — говорит заместитель акима.

В отделении полиции Шуского района на вопрос Азаттыка об инциденте не ответили.

В селе Момышулы, административном центре Жуалынского района, на протест вышло около тысячи человек. Протест был и в Таразе, административном центре Жамбылской области.

По официальным данным, в Жамбылской области «после массовых беспорядков» задержано более 250 человек. Возбуждено 20 уголовных дел и 104 административных дела.

ПРОТЕСТЫ В АРЫСИ И САРЫАГАШЕ

На видео, получивших распространение в соцсети, можно увидеть сотни человек, вышедших на протест в административном центре Туркестанской области, где их задержали и силой посадили в автозаки.

4 января более тысячи человек вышли на улицы Кентау с лозунгом «Шал, кет!». На видео они исполняют гимн. Тысячи человек вышли на митинги в приграничном с Узбекистаном селе Жибек Жолы (бывшая Черняевка. — Ред.), городах Шардара, Жетысай, Сарыагаш и Арысь Туркестанской области. Участники протеста вначале вышли «поддержать Жанаозен», затем их акция переросла в митинги.

Житель Арыси Нуржан Сабырхан — один из активистов, задержанных на 10 суток после митинга в Арыси. По его словам, новость о поддержке Жанаозена распространилась в социальных сетях. Вечером 5 января в центре города собралось более тысячи человек, митинг продолжился и на следующий день. Полиция и акимат не смогли разогнать участников митинга.

Житель Арыси Нуржан Сабырхан
Житель Арыси Нуржан Сабырхан

— Говорили о социальных проблемах Арыси, о том, что правительство не сдержало своих обещаний после взрывов 2019 года, что многие дома не отремонтированы. В итоге мы потребовали смены политической системы, был не только «Шал, кет!», но и требования об отставке всех других, о роспуске партии «Нур Отан», — говорит он.

По словам Нуржана, 6 января в Арыси был отключен интернет, но поступали сообщения, что в Алматы и Шымкенте стреляют в людей. 7 января группа протестующих пришла к дому Нуржана Сабырхана и поручила ему довести до акима нужды и чаяния населения.

— Меня принял заместитель акима района. А на выходе из его кабинета меня задержала полиция. «Из-за таких, как вы, полицейским отрезали головы, мы сгноим вас в тюрьме», — говорили они мне. И избили. Они взяли мой смартфон и хотели посмотреть, от кого я получил сообщения о поддержке Жанаозена и кому их дальше отправил. Но я разбил смартфон. Шесть активистов, принимавших участие в митинге в Арыси, были арестованы на 10–15 суток. Я не ожидал, что судебный процесс будет таким быстрым. Судья дал каждому из нас по минуте и приговорил к аресту, — говорит Нуржан Сабырхан.

Шестерых активистов Арыси полиция отправила в СИЗО в соседний Сарыагаш.

— Около 80 человек были арестованы. Все они вышли на митинги, в основном из Сарыагаша. Были приехавшие из Шымкента, — говорит он.

Полиция освободила Нуржана Сабырхана через восемь дней по приказу сверху. По какому приказу — ему не сказали.

Нам также удалось поговорить с Галымжаном Карабаевым, одним из активистов, задержанных на 15 суток после митинга в Сарыагаше. По его словам, 4 января на трассе Шымкент — Жетысай, проходящей через Сарыагаш, собралось около трех тысяч человек. Они выдвинули различные требования по решению проблем в районе.

— 4 января полиция просто наблюдала. На следующий день они попытались предотвратить скопление людей. Люди сами собрались на митинг. Порядок не нарушался. Я стоял среди людей и ушел в 11 часов ночи. Меня сняли на видео, а потом арестовали на 10 суток, — говорит он.

По словам Галымжана, после митинга в Сарыагаше власти арестовали семерых участников, им дали трое суток и более.

«ПОЕЗД, ЗАСТРЯВШИЙ В САКСАУЛЕ»

Во время январских событий в Кызылорде прошли многотысячные акции протеста, завершившиеся беспорядками. Власти сообщают о 25 погибших.

В большинстве райцентров, от села Саксаул на окраине Кызылординской области и до поселка Жанакорган на границе с Туркестанской областью, люди вышли «поддержать Жанаозен».

Судя по видеороликам, опубликованным в социальных сетях, в селе Саксаул с населением более 10 тысяч человек, на митинг 4 января вышли несколько сотен человек. Они держали в руках казахстанские флаги и исполняли государственный гимн.

В поселке Айтеке Би, административном центре Казалинского района, городе Аральске тысячи человек вышли на улицы с лозунгом «Шал, кет!». Участники протеста перекрыли железнодорожные пути.

Вечером 4 января в селе Торетам протестовали сотни человек во главе с активистами из Байконура, Торетама и Акая. Акция протеста также прошла 4 января на площади поселка Шиели, административного центра Шиелийского района.

Во время январских событий поступали сообщения о том, что в Саксауле жители организовали питание для пассажиров застрявшего там поезда.

По словам акима села Саксаул Сакена Торешова, два поезда, следовавшие по маршруту Мангистау — Алматы, остановились в Саксауле в ночь на 5 января и не смогли проехать дальше.

— В Аральске, Казалинске и Актюбинской областях участники митингов перекрыли железную дорогу, поэтому два поезда застряли в Саксауле на два дня. В них находилось около 720 человек, в том числе 20 малолетних детей. Люди, собравшиеся вначале на митинг, затем приходили еще раз, но уже чтобы помочь пассажирам поездов. Гостиниц в Саксауле нет. Мы зарезали около десятка овец за два дня. Рядом с вокзалом поставили казаны, возвели деревянные домики, предоставили пассажирам лекарства и трехразовое питание. Этим занимался не только акимат, но и вся молодежь Саксаула. Тех, кто очень спешил, отвезли на машинах в Кызылорду и Шымкент. Даже когда в 2019 году в Арыси произошли взрывы, в Саксауле на пять дней застряли несколько поездов. Тогда мы таким же образом организовали питание для 4590 человек, — говорит аким.

МИТИНГ В ЖАНАКОРГАНЕ

Акция протеста, начавшаяся днем 4 января в поселке Жанакорган Кызылординской области, продолжилась на следующий день и собрала около тысячи человек.

По словам активиста Муратбека Рыспанбетова, который находился среди митингующих и позже был арестован на семь суток, люди сначала вышли поддержать протесты в Жанаозене, но после прибытия руководства района стали поднимать местные проблемы.

— Руководители района призвали к диалогу и пригласили митингующих в акимат для переговоров, но люди отказались. Начали подходить люди из близлежащих сёл. По мере усиления протестов сотрудники акимата привели имама, но народ и его не стал слушать. Тогда мы еще не знали, что в Алматы начали стрелять в людей. Жанакорганцы одними из первых поддержали Жанаозен. Я прослезился, узнав, что люди проснулись, — говорит он.

По словам Муратбека, собравшиеся прошли маршем по центральной улице Жанакоргана.

— Днем 5 января полиции вообще не было. Думаю, они к тому моменту знали о событиях в Алматы и не решились выйти. Нарушения общественного порядка не было. Собравшиеся избрали четырех или пятерых молодых людей лидерами. Они не позволили сорвать собрание. Некоторые молодые люди предложили сжечь офис партии «Нур Отан», но их сразу же пресекли, — говорит он.

Протестующие в Жанакоргане своим лидером избрали Карасая Аширбекова, председателя местного независимого общественного объединения «Сыбайлас жемқорлықты жою».

Активист из Жанакоргана Карасай Аширбеков
Активист из Жанакоргана Карасай Аширбеков

— Если в Алматы проходят митинги, то полиция в Жанакоргане начинает следить за мной. Люди сами вышли на митинг. Мы выдвинули 23 требования акимату. Пригласили 15 депутатов районного маслихата, но пришел только один. Мы их не выбирали. Помимо месторождения Шалкия, в районе есть несколько крупных урановых рудников и завод по переработке. Вначале говорили, что 80 процентов работников урановых рудников будут составлять местные жители, но вышло всё наоборот. Мы потребовали выполнить это требование, — говорит он.

Участники протеста в Жанакоргане мирно разошлись на третий день. Однако позже группа лиц была привлечена к административной ответственности и арестована.

— Меня арестовали на 10 суток и этапом доставили в Кызылорду, а затем в центр Жалагашского района. Через семь дней мне стало плохо, и меня на скорой помощи доставили в больницу. Там мне поставили диагноз «бессимптомная коронавирусная инфекция» и изолировали в инфекционном отделении на 14 дней. Я не думаю, что у меня был коронавирус. Через восемь дней отправили домой на изоляцию. Но там меня ждала полиция. Меня доставили в департамент полиции Кызылординской области и поинтересовались, как я отношусь к нынешней политике Токаева, — говорит он.

Карасай Аширбеков говорит, что, пока он находился под стражей, районная полиция провела в его доме обыск без санкции суда.

— Они меня считают провокатором. Мы же, наоборот, удерживали людей от того, чтобы они поддавались на провокации, — говорит он.

Карасай Аширбеков говорит, что после митинга в январе против него было возбуждено еще одно уголовное дело.

— За последние несколько лет против меня было возбуждено семь административных и четыре уголовных дела. Я одержал победу в суде по всем этим делам. Сейчас обвиняют в «клевете». Самое обидное, последние два года все свои доходы трачу на адвокатов, — говорит он.

Протесты, начавшиеся в начале января в Мангистауской области, распространились на все регионы Казахстана и дошли до крупных городов и отдаленных сёл.

На массовые протесты, как признавались митингующие, их вывели высокие цены, безработица и нищета. Люди требовали от правительства улучшить благосостояние страны, искоренить коррупцию и осуществить политические перемены. Протесты в ряде городов закончились беспорядками и кровопролитием. Тогда президент Касым-Жомарт Токаев обратился за помощью к ОДКБ, заявив, что в стране была совершена «попытка государственного переворота» и «нападение совершили прошедшие подготовку за границей террористы из страны в Центральной Азии».

По официальным данным, во время январских событий погибло не менее 227 человек. Власти пока не обнародовали список погибших.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG