Доступность ссылок

Срочные новости:

«Зачастую в полиции видят угрозу, а не защиту». Почему реформа МВД идет медленно?


Полицейские на открытии памятника фигуристу Денису Тену, Алматы, 22 июня 2019 года. Именно после жестокого убийства фигуриста власти Казахстана объявили о реформах в структуре полиции.

В начале ноября министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев рассказал о реализации реформы МВД, объявленной после смерти казахстанского спортсмена Дениса Тена летом 2018 года. На всемирно известного спортсмена напали в Алматы средь бела дня грабители, которые похищали зеркала его машины. Что изменилось за три с половиной года и почему реформа полиции продолжается до сих пор?

НОВАЯ ФОРМА, СОКРАЩЕНИЕ ШТАТА И БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ

Реформу полиции власти начали с внешнего вида — переодели патрульных и участковых полицейских, а затем и офисных сотрудников. Главное условие формы — темно-синий цвет.

МВД рапортовало о сокращении численности полицейских. За два года штат сократили на 13 500 человек. На 2021 год запланировали сокращение трех тысяч сотрудников. В результате сейчас на 100 тысяч казахстанцев приходится 369 полицейских. По этому показателю Казахстан расположился между Бельгией (412) и Францией (340). Ранее был 471 полицейский на 100 тысяч населения.

Также МВД доложило о проведении реформы в части повышения образовательного уровня полицейских. Количество вузов сократили с 12 до 5. В этом году открыли факультет по обучению руководящего состава, а с сентября — факультет по обучению контактированию с населением, это шестимесячные курсы.

МВД отчиталось, что за два года в ведомстве усилили борьбу с коррупцией. На сегодня, если верить официальным данным, количество коррупционных преступлений среди полицейских снизилось на 40 процентов.

На прошлой неделе на заседании комитета по конституциональному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев заявил, что продолжается реформа местной полицейской службы, расширены полномочия участкового инспектора полиции. В рамках реализации принципа «полиция в шаговой доступности» ведется работа по обеспечению «эффекта постоянного присутствия в местах, где это необходимо».

По опыту развитых стран на наиболее криминогенных участках городов устанавливают модульные посты полиции для круглосуточной работы. Уже построили 71 такой пост, в течение пяти лет планируется построить еще 143.

В регионах в общественных местах и на автомагистралях тестируют и поэтапно подключают устройство «Тревожная кнопка "Полиция"», чтобы мгновенно связаться с сотрудником центра оперативного управления полиции. С помощью встроенной камеры обеспечивается видеосъемка, а динамики позволяют офицеру ЦОУ поддерживать аудиосвязь с тем, кто обратился за помощью. Устройства планируют запустить в конце года.

Также депутатам представили новые проекты по реформированию правоохранительной системы. Им показали изменения в работе дорожной полиции, обновленную систему видеонаблюдения, электронные браслеты и перечень государственных услуг в электронном формате.

Сотрудники ОМОНа во время акции протеста против правительства президента Нурсултана Назарбаева и предложенной им земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года
Сотрудники ОМОНа во время акции протеста против правительства президента Нурсултана Назарбаева и предложенной им земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года

«ГЛАВОЙ МВД ДОЛЖНО БЫТЬ ГРАЖДАНСКОЕ ЛИЦО»

После смерти спортсмена Дениса Тена в центре Алматы в Facebook'e появилось движение «За реформу МВД». Участники группы позиционируют себя как гражданских активистов, которые являются модераторами между обществом и МВД. Энтузиасты собирали запросы общества о том, что нужно изменить в работе полиции, и передавали их в МВД.

— Одно из наших предложений: главой МВД должно быть гражданское лицо, потому что полиция служит народу, кто-то из заместителей может быть из полиции. Мы говорили об открытости, подотчетности населению. У нас в стране невысокий уровень доверия к полицейским. Зачастую в полиции видят угрозу, а не защиту. Мы хотим конструктивных изменений, критикуя, предлагаем предложения, — говорит Гульшат Нурпеисова, гражданская активистка, предприниматель, участница движения «За реформу МВД».

По ее словам, примерно 40 предложений движения были приняты в МВД к рассмотрению, среди них «ориентир на сервисную полицию, передача несвойственных полиции функций». Но, отмечает Нурпеисова, есть «большие сложности, так как ведомство закрытое».

— Мы долго бились, пытаясь получить документы, пытались узнать, чтобы понять, по каким критериям оценивают работу полицейских. Но поскольку всё секретно и закрыто, эксперты предложили такой вариант: во многих странах Европы в свое время придумали межведомственную модель по обеспечению безопасности. В эту группу входят представители нескольких служб. Наша полиция зашивается, занята, потому что неправильно выстроена система. Сама полиция одна не может обеспечивать безопасность. Комиссия направлена на то, чтобы изменить саму парадигму работы полицейских — от борьбы с преступлениями к профилактике. В эту группу входят по задумке представители службы пробации, соцзащиты, прокуратуры, Минздрава, и полиции, и акимата. Мы смотрим, что в каком-то конкретном сообществе, участке есть конкретная криминогенная обстановка. Например, в центре города может быть картина с кражами, а на окраине, где менее благополучная картина, — с наркотиками, убийствами или семейным насилием. Комиссия на местах призвана изучать потребности каждого района, должны узнавать, с какими трудностями сталкиваются в сфере образования — в школах, в развлекательной сфере — в ресторанах, — описывает алгоритм работы Гульшат Нурпеисова.

Все эти проекты, по словам Нурпеисовой, профинансировали две международные организации — одна по линии ОБСЕ (проект начали в Караганде, сейчас уже в других городах). Общая сумма гранта — 600 тысяч евро.

— Пилотный проект собирались запустить в Алатауском и Бостандыкском районах Алматы. Еще не запустили. Мы прошли обучение в ОБСЕ. Представители ОБСЕ приезжали и делились конкретными наработками, инструментами пилотного проекта в Караганде. Ну вот ждем запуска. Пока так, — говорит Нурпеисова.

Также, отмечает Нурпеисова, в рядах полиции недобор, так как люди не хотят идти на низкооплачиваемые позиции, поэтому туда часто попадают недостаточно образованные люди. Кроме этого, в полиции не успевают заняться подготовкой кадров.

Граждане и активисты, которые выходят в Казахстане на мирные собрания, нередко подвергаются задержаниям со стороны полицейских. Для реализации реформы МВД, а также для идеи сервисной модельной полиции сотрудники ОБСЕ собрали материалы о том, как в развитых странах полиция взаимодействует с населением в разных ситуациях, в том числе на мирных собраниях.

— Самое главное, должно быть понимание того, что мы не боимся выходить на митинги. В Конституции и международных конвенциях, которые Казахстан подписал, прописано, что наше право — собираться и мирно выражать свое мнение. И государство в лице полиции и местной власти обязано обеспечивать реализацию нашего права. И все эти инструкции предполагают именно взаимодействие с гражданами и организаторами мирного собрания в части обеспечения правопорядка. У нас обеспечение безопасности на мирных (согласованных) собраниях возлагают на участковых, которые вообще не подготовлены, не знают, как взаимодействовать с людьми на митингах, — поясняет Гульшат Нурпеисова.

Из плюсов в части улучшения работы полиции на мирных собраниях Нурпеисова выделяет появление на мирных собраниях женщин из СОБРа. Но с принятием других рекомендаций ОБСЕ по теме алгоритма действий на митингах Казахстан пока не торопится. Гульшат Нурпеисова заключает, что в целом реформирование полиции — сложная работа, которая «так медленно продвигается из-за того, что система неповоротливая».

Боец ОМОНа останавливает людей во время акции протеста земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года
Боец ОМОНа останавливает людей во время акции протеста земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года

«РАБОТА ПОЛИЦИИ ПРИНЦИПИАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ НЕ ИЗМЕНИЛАСЬ»

Политолог Димаш Альжанов, один из сооснователей движения «За реформу МВД», был соавтором концепции «Новая полиция Казахстана» — документа, который объединил требования граждан и лучшую мировую практику по работе полиции.

— С нашей стороны было предложено свыше 112 изменений, которые должны были кардинальным образом изменить работу полиции по примеру экономически и политически развитых стран ОЭСР. Это включало в себя вопросы открытой и прозрачной деятельности полиции, повышение эффективности и профессионализма полиции, полное обновление состава, антикоррупционные меры, механизмы защиты прав граждан. Ожидаемо власти показали свою неготовность менять роль и методы работы нашей полиции. Поэтому правительство отвергло ключевые предложения и выбрало около 20 безопасных для себя рекомендаций, которые были связаны с оптимизацией структуры, переименованием отделов полиции в департаменты и изменениями в образовании (открытие академий полиции). А эти меры явно недостаточны для того, чтобы поставить полицию на службу обществу и повысить ее эффективность, — рассказывает Димаш Альжанов.

По мнению политолога, создавая видимость реформы, власти сохранили полный политический контроль над полицией и продолжают ее использовать как репрессивный аппарат против общества и политических оппонентов.

— Работа полиции принципиальным образом не изменилась, ее деятельность также подчинена политическим интересам. Для того чтобы безопасность и права горожан стали приоритетом для полиции Алматы, она должна быть подчинена местной власти, которая, в свою очередь, избирается местным населением. Так выстраивается здоровая связь между полицией, государством и обществом. Именно так это работает в странах с низким уровнем преступности, где подотчетная обществу полиция работает в рамках своих полномочий, — акцентирует политолог.

Реформа полиции провалена, заключает Альжанов. Обещанных фронт-офисов по всей стране не открыли, доступность полиции для простых граждан также ограничена, отмечает он.

Стена памяти рядом с местом, где в июле 2018 года был смертельно ранен Денис Тен, Алматы, 22 июня 2019 года
Стена памяти рядом с местом, где в июле 2018 года был смертельно ранен Денис Тен, Алматы, 22 июня 2019 года

О «НЕПРОДУМАННОСТИ» И «ПОСПЕШНОСТИ»

Назгуль Ергалиева, национальный эксперт общественного фонда «Центр исследования правовой политики», занимающаяся проектом «Сервис-ориентированная модель демократической полицейской деятельности», реализуемым совместно с Центром политико-правовых реформ (Украина), при финансовой поддержке Европейского союза, согласна с общественниками в том, что реформа казахстанский полиции идет очень сложно.

— Однако это не означает, что общественные организации и гражданские активисты — а я представляю именно этот сектор — должны прекратить свои усилия в плане продвижения реформ. Условно можно сказать, что для изменения любой организации, а полиция — это огромная организация с очень сложной историей, нужно изменить все ее составные элементы: людей, процессы, технологии, а главное, культуру. Легче всего изменить технологии. Сложнее всего менять людей и культуру организации. Это занимает очень много времени. Если же мы хотим поменять это быстро и качественно, то для этого нужны колоссальные ресурсы — финансовые, экспертные, лидерские. У нас огромный диссонанс между ожиданиями от реформы и имеющимися для этого ресурсами. Я думаю, именно поэтому мы не видим быстрых и существенных изменений, — объясняет она.

Назгуль Ергалиева отмечает, что из 16 стратегических направлений гражданской инициативы «За реформу МВД» частичная работа со стороны МВД началась только в отношении половины из них. И важные вопросы по структурной реформе, открытости и подотчётности полиции остались за бортом. Это такие направления:

I. СТРУКТУРНАЯ РЕФОРМА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ СЕРВИСНОЙ МОДЕЛИ ПОЛИЦИИ

  1. Гражданское лицо во главе министерства внутренних дел.
  2. Создание полиции Казахстана как отдельного органа при МВД.
  3. Развитие полноценной местной полицейской службы.
  4. Полное соблюдение стандартов прав человека, верховенства права и законности в деятельности полиции.
  5. Четкая регламентация деятельности МВД, направленной на борьбу с преступностью, исключение непрофильных функций.
  6. Демилитаризация и сервисная ориентация полицейской службы.

II. НОВАЯ КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА

  1. Поэтапное кадровое обновление состава полиции.
  2. Создание современной модели полицейского образования, аттестации и переподготовки.
  3. Прозрачный и предсказуемый карьерный рост, исключающий коррупцию и зависимость от начальства.
  4. Новая система оценки деятельности полиции и отдельных сотрудников.

III. ПОДОТЧЕТНОСТЬ, ПРОЗРАЧНОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОЛИЦИИ

  1. Введение парламентского и общественного контроля за полицией.
  2. Свободный доступ граждан в здание полиции.
  3. Полная ревизия нормативных правовых актов, проходящих под грифом «ДСП».
  4. Задержание на основе разумного подозрения и права задержанных.
  5. Независимый институт надзора за деятельностью полиции.
  6. Эффективный механизм реагирования.

Ергалиева считает, что Казахстану уже давно необходимо принять стандарты доказательной публичной политики, которые повсеместно действуют в развитых странах.

— Суть заключается в том, что разработка государственных программ по развитию и реформированию какой-либо сферы происходит на основе информации, полученной научно обоснованными методами от концептуализации проблемы до оценки результативности мер. У нас, к сожалению, реформы очень далеки от научных методов и доказательств. Мы быстро принимаем «дорожные карты» и «планы действий». Затем госорганы на «ура» отчитываются о стопроцентном выполнении, а многие системные проблемы остаются на местах или еще хуже усугубляются. К сожалению, эта реформа полиции, в плане ее поспешности и непродуманности с точки зрения доказательной политики, следует этому общему тренду, — заключает эксперт.

Полицейские дежурят недалеко от здания городского акимата, где должен был пройти митинг противников принудительной вакцинации. Алматы, 17 июля 2021 года
Полицейские дежурят недалеко от здания городского акимата, где должен был пройти митинг противников принудительной вакцинации. Алматы, 17 июля 2021 года

РАЗМЫТЫЕ ОБЕЩАНИЯ МВД

Старший советник по правовым вопросам в Центре исследования правовой политики (LPRC) автор публикаций по уголовному процессу, правам человека и конституционному праву Дмитрий Нурумов говорит, что многие параметры оценки деятельности полиции не менялись давно.

— Там нет понятия «внешняя оценка деятельности полиции». Здесь могут быть разные инструменты, сейчас в основном статистические показатели ведомства по количеству раскрытых преступлений. Но это могут быть прогрессивные инструменты, опросы о доверии, проводимые независимыми структурами. Это могут быть различные оценки скорости реагирования, — говорит Нурумов.

Рассуждая о том, почему в Казахстане медленно реформируется полиция, он подчеркивает, что это ведомство остается высоко милитаризированной структурой и как служба не отделено от политического руководства МВД.

— Должность главы МВД политическая. По большому его должно возглавлять гражданское лицо. Какая-то часть принятых решений должна зависеть и от общества, чтобы полиция была управляема народом. Сейчас такого влияния нет. Но это влияние не означает, что народ заходит и управляет. Это система сдержек и противовесов, присутствие независимых членов совета полиции, контроль и определение задач со стороны маслихатов, судебный контроль, система отчетности главы полиции перед парламентом раз в год. Это должно быть с учетом того, что в Казахстане часто жалуются на пытки и недозволенные методы ведения следствия. Должны быть независимые механизмы рассмотрения жалоб, полицейский омбудсмен, различные механизмы для независимого посещения людей, которые находятся под стражей, — перечисляет Нурумов.

Также он считает, что обещания МВД о том, что будут проводить внутреннюю реформу, были достаточно размытые.

— Каких-либо концептуальных обещаний, что всерьез что-то пересмотрят в деятельности полиции, реорганизуют, не было. Их обещания сформулированы в «дорожной карте» — сокращение количества штатных единиц, косметические мероприятия, закуп техники, обещания провести пилотные проекты, предложения президента сделать полицию в шаговой доступности. Часть из них планируется, часть носит ограниченно изолированный характер. Общественники предлагали внести 112 пунктов, но в итоге взяли только 18. Остальные пункты требуют более серьезных преобразований полиции и общей демократизации общества, — заключает Нурумов.

9 ноября министр внутренних дел Казахстана Ерлан Тургумбаев заявил, что 76 процентов населения доверяет полиции. На какой соцопрос он опирался, глава МВД уточнить не смог. Журналист сайта Factchek.kz (сайта, занимающегося расследовательской журналистикой и выявлением недостоверной информации) Думан Терликбаев отметил, что в высказываниях министра внутренних дел есть признаки манипуляции, так как он не назвал, какие организации проводили исследование. Многие из опрошенных Азаттыком граждан говорили, что у них нет доверия к полиции. А среди главных причин назвали то, что заявления и обращения в полицию не дают результатов. Между тем, по данным антикоррупционной службы, 57 процентов осужденных за коррупцию — полицейские.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG