Доступность ссылок

Срочные новости:

Опубликовано заявление осужденного активиста Кенжебека Абишева о голодовке


Житель Алматы Кенжебек Абишев на суде по его делу. Алматы, сентябрь 2018 года.

Гражданский активист Кенжебек Абишев, один из троих осужденных по резонансному «делу джихадистов», объявил в тюрьме голодовку, сообщила 12 апреля сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Инга Иманбай на своей странице в Facebook’e. Она прикрепила к своему посту фото заявлений Кенжебека Абишева, копии которых, как пишет Иманбай, он отправил в бюро.

В заявлении о голодовке, адресованном начальнику тюрьмы, и «предсмертном заявлении» президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву активист подчеркивает, что он был «незаконно осужден по сфабрикованному делу», судья и спецпрокурор, «чтобы только не выпускать его, идут на нарушения закона», в тюрьме он не обеспечен надлежащим лечением и необходимыми лекарствами.

«Хотите убить? Убивайте» Сообщается, что активист написал письмо Токаеву из тюрьмы

«Хотите убить? Убивайте» Сообщается, что активист написал письмо Токаеву из тюрьмы
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:52 0:00

«Унижаться, хныкать, плакать и просить я далее не в состоянии, из-за этого я не вижу смысла далее жить и питаться. Я не хочу ни кушать, ни лечиться. Хотите [меня] убить, убивайте», — говорит Кенжебек Абишев в своем заявлении.

Ранее сегодня адвокат Кенжебека Абишева Гульнара Жуаспаева сказала, что не смогла связаться со спецпрокурором. Азаттыку специальный прокурор Азамат Абдулдаев сказал, что не дает комментариев и обращаться за комментариями в саму тюрьму.

Анар Куршанова, инспектор колонии (учреждение ЛА-155/14 в поселке Заречный Алматинской области), где содержится Кенжебек Абишев, сказала: «Мы не можем предоставить такую информацию». Начальник этой колонии Руслан Габибов был недоступен для комментариев.

Трое обвиненных по резонансному «делу джихадистов» — Кенжебек Абишев, Алмат Жумагулов и Оралбек Омыров — 21 декабря 2018 года были приговорены к длительным тюремным срокам. Абишева и Омырова суд приговорил соответственно к семи и восьми годам заключения по обвинению в «пропаганде терроризма». Жумагулов — обвиненный еще и «в возбуждении национальной розни» — был осужден на восемь лет. Ряд казахстанских правозащитных организаций признали Алмата Жумагулова и Кенжебека Абишева политическими заключенными.

Из назначенного Абишеву семилетнего тюремного срока он отбыл за решеткой уже более четырех лет. В марте прошлого года суд города Капшагай пересчитал Абишеву тюремный срок в сторону уменьшения с учетом вступивших в силу изменений в уголовном законодательстве и сократил срок наказания на восемь месяцев. Активист не раз обращался с заявлением об условно-досрочном освобождении (УДО), но специализированная прокуратура по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний в учреждениях Алматинской области обращалась с протестом, и апелляционный суд оставлял его в тюрьме, мотивируя это тем, что по экстремистским и террористическим делам УДО не предусмотрено законом.

Правозащитники утверждают, что власти предвзято относятся к политзаключенным, в том числе не соблюдая их право на смягчение наказание, и что власти в то же время положительно рассматривают вопросы досрочного освобождения бывших высокопоставленных лиц, осужденных за совершение тяжких преступлений.

Эксперты международных организаций и правозащитники не раз заявляли, что понятие «экстремизм» в казахстанском законодательстве имеет чрезмерно широкое толкование и нередко используется властями для преследования неугодных.

Казахстанские власти отрицают наличие в стране политически мотивированных преследований и заявляют об отсутствии в стране политических заключенных.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG